О влиянии исхода президентских выборов в США на политику Израиля в отношении Ирана

Как полагают американские эксперты, победа кандидата в президенты США Джо Байдена в ноябре может подтолкнуть Израиль к эскалации своих атак против Ирана как на нынешнем, так и на новом театрах военных действий на Ближнем Востоке, чтобы сорвать потенциальное возвращение США к прежнему вектору примирительной дипломатии с главным региональным антагонистом Израиля. До выборов в США Израиль вряд ли существенно изменит свою нынешнюю стратегию регулярных ударов по иранским силам в Сирии, Ираке и Ливане, поскольку ядерная программа Тегерана пока не демонстрирует признаков скорой успешной разработки ядерного оружия. Усиление атак против Ирана в ближайшие недели также поставит под угрозу предвыборные перспективы близкого союзника Израиля в США, президента Дональда Трампа, который пытается использовать свою репутацию регионального посредника по мирному урегулированию, чтобы укрепить свои шансы на переизбрание в ноябре. Более того, нынешняя «теневая война» Израиля с Ираном, ведущаяся через посреднические театры и тайно внутри самого Ирана, может по-прежнему позволить Израилю ослаблять иранский региональный потенциал без увеличения риска регионального конфликта. Однако потенциальная победа Байдена в ноябре может изменить этот расчет, открыв дверь для более умеренной позиции США по отношению к Ирану.

Иранская ядерная программа развивается, но недостаточно быстрыми темпами для того, чтобы встревожить Израиль. Инспекторы Международного агентства по атомной энергии заявили, что Иран обогащает уран всего на 4,5%. В то время как уровень этих запасов увеличился, уровень обогащения сильно ниже 20-процентного уровня обогащения, который побудил Израиль серьезно подумать о прямом ударе по Ирану в 2012 году. До конца неясно, насколько быстро Иран сможет разработать ядерное оружие, но для этого, скорее всего, потребуется устойчивое обогащение на уровне 90%, которое однозначно обнаружат международные инспекторы (а также потенциально западные и израильские разведывательные службы). Израиль не хочет подрывать предвыборную стратегию Трампа по использованию нормализации отношений, таких как новые соглашения Израиля при посредничестве США с Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном, чтобы продвигать себя в качестве регионального миротворца для утомленных войной американских избирателей. Трамп также сокращает силы в Ираке и Афганистане в рамках этой политической стратегии. При этом, в рамках своей нынешней антииранской кампании Израиль продолжает наносить удары, как тайные, так и явные, по иранским объектам на региональном уровне. 10 сентября израильские военные самолеты нанесли удар по предполагаемому иранскому ракетному объекту за пределами сирийского города Алеппо. Кроме того, широко распространено мнение, что израильские агенты стоят за диверсионной атакой 2 июля на иранский обогатительный завод в Натанзе, что потенциально может отбросить иранскую ядерную программу, повредив цех по сборке центрифуг.

Заявления Байдена по Ирану предполагают, что его администрация свернет агрессивную антииранскую стратегию Трампа, повысив потенциал для снижения санкций, возобновления гуманитарной помощи и, что самое главное и неприятное для Израиля, начала переговоров по новой ядерной сделке. Как президент, Байден мог бы легко отменить жесткие санкции, введенные Трампом, включая самые последние, принятые 21 сентября, в попытке возобновить переговоры с Тегераном. Администрация Байдена также будет менее склонна терпеть превентивные удары Израиля по всему региону, которые могут поставить под угрозу такие переговоры, особенно в таких чувствительных странах, как Ирак, где Соединенные Штаты напрямую конкурируют за влияние с Ираном. В интервью CNN, от 13 сентября, Байден указал на то, что в качестве президента он будет использовать Совместный всеобъемлющий план действий 2015 года (СВПД) в качестве отправной точки для возобновления переговоров с Ираном, а также ослабит санкции на гуманитарную помощь Ирану во время пандемии COVID-19. 21 сентября администрация Трампа сигнализировала о своем намерении продолжать в одностороннем порядке применять эмбарго ООН на поставки оружия, вводя санкции против более чем двух десятков людей и организаций, связанных с иранской оружейной промышленностью. Кампания Байдена, напротив, заявила, что он отойдет от этого одностороннего метода давления на региональное поведение Ирана и вместо этого начнет восстанавливать международных партнеров, которые выступали против стратегии максимального давления санкций Трампа.

Политика израильского руководства предполагает, что Израиль будет в любом случае позиционировать себя в контексте подрыва любой потенциального дипломатического прогресса между будущей администрацией Байдена и Ираном. Это может включать в себя более акцентированную стратегию авиаударов и интенсивное лоббирование в Соединенных Штатах, а также эскалацию тайной кампании, которая может будет включать убийства или нападения на жизненно важную инфраструктуру в Иране. В этой связи Израиль мог бы увеличить общий темп ударов по иранским силам, а также пойти на атаки целей, которые ранее не атаковались из-за рисков дальнейшей эскалации и внешнеполитических рисков (особенно в Сирии и Ливане). Израиль мог бы также потенциально добавить новые театры военных действий, такие как Красное море или Йемен, к своей кампании авиаударов, в дополнение к увеличению активности на своих нынешних театрах военных действий в Ливане, Сирии и Ираке. Израиль может также усилить свою тайную кампанию как внутри Ирана, так и на региональных опосредованных театрах военных действий. Это может включать в себя повторение его кампании по убийству иранских ученых в 2010-2012 годах и/или расширение тайных операций на других опосредованных театрах военных действий, таких как Йемен, где большую роль играют хоуситы, поддерживающие Иран.

Несмотря на изменение политических и демографических условий, ослабляющих его отношения с Демократической партией США, Израиль все еще имеет заметную двухпартийную поддержку в Конгрессе, и его лоббистские усилия могут таким образом замедлить переговоры или создать законодательные препятствия для еще одной новой иранской ядерной сделки. В 2015 году израильское лоббирование в Вашингтоне помогло создать двухпартийную коалицию США против СВПД при посредничестве администрации бывшего президента Барака Обамы. В результате Сенат так и не ратифицировал ядерную сделку в качестве официального договора, что впоследствии позволило Трампу в одностороннем порядке выйти из соглашения без надзора Конгресса. В дополнение к деградации иранских сил по всему региону, эта более ястребиная израильская стратегия может помочь подорвать сближение Вашингтона и Тегерана, спровоцировав ответные действия Ирана. Военные действия Израиля против Ирана могут вызвать ответную реакцию иранских националистов, что усилит поддержку сторонников жесткой линии на президентских выборах в Иране, которые состоятся в июне 2021 года. Эти сторонники жесткой линии с меньшей вероятностью пересмотрят новое соглашение с Соединенными Штатами без существенного изменения американской политики в отношении Ирана, что потенциально создаст более широкое дипломатическое поле между двумя странами до того, как переговоры могут серьезно начаться. Однако такие действия не гарантируют провоцирования Ирана и рискуют подорвать отношения Израиля с новой администрацией Байдена. Эскалация военных действий против Тегерана может быть негативно воспринята потенциальной администрацией Байдена, пытающейся договориться о сокращении военных действий, рискуя вызвать негативную реакцию со стороны ключевых американских союзников Израиля.

53.18MB | MySQL:101 | 0,385sec