Турецкий взгляд на Нагорный Карабах: конференция фонда SETAV. Часть 1

12 октября с.г. в главном мозговом центре Турции Фонде политических экономических и социальных исследований (SETAV) прошла конференция, посвященная конфликту вокруг Нагорного Карабаха. Лейтмотивом мероприятия, состоявшегося в формате онлайн конференция стала позиция международных игроков и их взгляд на нынешнюю обстановку на Южном Кавказе. Речь шла о позициях России, Германии (если говорить шире, то ЕС) и США. Напомним, что в предыдущих мероприятиях Фонда много можно было слышать о позиции самой Турции и Азербайджана.

На этот раз, на первый план в мероприятии Фонда вышли международные игроки. Что, во многом связано с той миротворческой инициативой, которую предприняло российское руководство, собрав в Москве глав внешнеполитических ведомств России, Армении и Азербайджана 9 октября. Да, перемирие не продержалось и суток. Однако, переговоры в Москве стали стартовой площадкой для диалога. Очень важно, что начались они именно в Москве, а не где бы то ни было ещё. Что, в общем-то логично, поскольку ни Франция, ни Турция не годятся на роль миротворца, равноудаленного от противоборствующих сторон. Отчасти на эту роль может претендовать Германия. Однако, она политически и экономически дальше от Армении и Азербайджана чем Россия. Тем не менее, Германия в наши дни начинает претендовать на роль европейского миротворца.

Тот факт, что перемирие не продержалось, причем, по всей видимости, именно из-за действий армянской стороны – достаточно логичен.

Армению не устраивает фиксация того статус-кво, что Азербайджан уже занял часть территорий Нагорного Карабаха, так как  нельзя отдавать «ни пяди земли». На фоне националистической риторики в стране, на которую постоянно указывают турецкие обозреватели.

С другой стороны, есть Азербайджан, который не готов довольствоваться малым и хочет окончательного решения вопроса.

А поэтому завязнуть в мирных переговорах для него, на очередные несколько десятков лет, неприемлемо. Вообще, Азербайджану не нужны были, по большому счету, переговоры в Москве.

Единственный их смысл заключался в том, чтобы послать сигнал Турции о том, что ей надо активнее поддерживать «братский народ», который начинает в Нагорном Карабахе пробуксовывать. Раздражить Турцию Россией в данной ситуации было одной из целей президента И.Алиева. И надо сказать, что это ему в полной мере удалось, когда в турецкой прессе появились реплики из серии того, что Россия поставила Турции стратегическую «подножку», когда собрала у себя глав МИДов Армении и Азербайджана. Турция пришла в движение. Собственно, за турецкой поддержкой в Москву глава азербайджанского МИДа и поехал.

Тем не менее, встреча в Москве – это тревожный звонок для Турции о том, что процесс может перейти в плоскость международных разговоров. При том, что наблюдается достаточно любопытная ситуация.

С одной стороны, юридически Азербайджан прав в своих притязаниях и на Нагорный Карабах, и на оккупированные азербайджанские районы. С другой стороны, представить Армению агрессоров не удалось ни тогда, ни сейчас. Как минимум, международные наблюдатели говорят о том, что они не знают, с кого началось противостояние 27 сентября. А, как максимум, прямо называют Азербайджан главным интересантом эскалации конфликта.

Тут наблюдается два аспекта: пусть юридически Азербайджан и прав, но симпатии ведущих мировых игроков были и есть на стороне христианской Армении и её вековой тоски по утраченным территориям, включая гору Арарат. Мировое сообщество, вообще, склонно симпатизировать народам, утратившим либо свою древнюю государственность, либо территории и стремящиеся их вернуть. Во-вторых, Азербайджан силовым решением вопроса начал подменять собой международные площадки урегулирования конфликта , а, следовательно, бросил вызов современной системе. Пусть и не эффективной, и не решающей 30 лет проблему Нагорного Карабаха. Однако, именно Баку создал силовой прецедент, который следует пресечь в зародыше, усадив стороны за переговорный стол.

Москва стала и первым прецедентом, и отправной точкой для рассуждений на конференции SETAV, касающейся позиции международных игроков. Ещё один нюанс: Турция в Нагорном Карабахе опять оказалась в положении стратегического одиночества. Одобрением своих действий ей и Азербайджану у международных игроков заручиться не удалось. А в России, и вовсе, действия Турции были восприняты в качестве покушения на зону российских стратегических интересов. Турция в Нагорном Карабахе, как и в Восточном Средиземноморье, и в Ливии, уже в третий раз подряд выступила в амплуа «независимого игрока». Можно оценивать так, что нынешний потенциал страны уже позволяет рискнуть своими отношениями с северным соседом.

Итак, переходим непосредственно к тезисам, прозвучавшим на мероприятии под заголовком «Кавказская политика глобальных сил», модератором которого выступил Кемаль Инат, представляющий Университет Сакарьи.

О российской точке зрения на Кавказ докладывала Мерьям Ильяда Атлас (Meryam Ilyada Atlas), представляющая ведущее англоязычное издание Турции – проправительственную газету Daily Sabah.

В самом начале своего выступления она уделила немало слов геополитическому значению Кавказа, расположенного между Черноморским и Каспийским бассейнами. При этом она провела разграничительную линию между условными Северным и Южным Кавказом, отнеся к первому те республики, которые находятся в составе Российской Федерации. Соответственно, ко второму – Армению, Азербайджан и Грузию. Причем, что характерно, она отметила, что ситуация на Северном Кавказе – «ещё более запутанная».

Докладчицей был сделан исторический экскурс в то, как на смену влиянию на Кавказе Османской Империи и Ирана пришла Российская Империя, которая контролировала Кавказ вплоть до распада СССР в 1991 году. При этом СССР, по её словам, опробовал на Кавказе множество вариантов политики, к которым следует отнести «русизацию» и попытку создания так называемого homo sovetikus. В целом, политику РФ на Кавказе турецкая докладчица охарактеризовала как «эффективную».

Далее она переключилась на период правления нынешнего президента России В.Путина. В частности, на судьбу российских интеграционных проектов, начиная с Содружества независимых государств. С 2000-х годов, по её словам, Россия пытается вернуть назад утраченное ранее. При этом, Россией используется разнообразный инструментарий, включая экономику, энергетику и прочее. Именно, путем использования такого «гибридного» инструментария, Россия смогла вернуть себе Крым. Речь идет, по словам докладчицы, о возрождении Российской Империи. Разумеется, в этом смысле, Южный Кавказ для России – крайне важен.

Здесь турецкая докладчица объяснила турецким слушателям концепцию, так называемых, «ближнего зарубежья» и «дальнего зарубежья». Примером первого и действий в первом для России является Южный Кавказ. Примером второго является Сирия.

Как указала докладчица, «Россия любит создавать вокруг себя буферные зоны». При том, что регион Кавказа является очень уязвимой точкой на карте с учетом уровня своего развития и промышленного потенциала.

Россия, как отметила докладчика, не слишком стремится к поддержанию стабильности в тех же Азербайджане и Грузии. Говоря шире – на Кавказе и в Каспийском регионе. Главным тезисом Москвы, по её словам, является то, что «без меня вы не обеспечите баланс».

Другим примером действий России является то, что, по словам докладчицы, Россия не стремится к тому, чтобы был урегулирован кипрский конфликт. Разумеется, это – довольно любопытное замечание от турецкой докладчицы с учетом того ничтожно малого влияния, которое есть у России в Республике Кипр (или, как её называют в Турции, у Греческой администрации Южного Кипра – В.К.). Тем не менее, турецкая сторона усматривает в позиции России желание в том, чтобы напряженность (буквально было сказано слово «игра» — В.К.) на острове Кипр продолжалась бы. В противном случае, по словам выступающей, Россия потеряет свое влияние на Южном Кипре.

На Южном Кавказе, как указала докладчица, Россия оказалась в достаточно сложном положении. В регионе проявляется общий тренд на вестернизацию. Это наблюдается и в Грузии, и в Армении. Кроме того, нарастает влияние в регионе и со стороны Турции с Ираном.

Впрочем, региональная нестабильность для России, как можно понять турецкую докладчицу является достаточно желанной целью. Это позволяет блокировать реализацию альтернативных маршрутов транспортировки нефти и газа. Кроме того, по Кавказу может проходить южный коридор Нового шелкового пути. Не в первый раз можно слышать от турецких выступающих о том, что Россия предлагает себя в качестве северного коридора и, всеми силами, пытается заблокировать конкурентный российскому южный коридор. В этом смысле, «помогают» очаги нестабильности в Абхазии, Южной Осетии и в Нагорном Карабахе.

При этом турецкая докладчица напоминает, что в России проживают большие диаспоры выходцев, как из Армении, так и из Азербайджана. Их численность, она оценила по 2 млн человек в каждой. Что характерно, докладчица не говорила о том, что эти диаспоры являются фактором давления на Москву при принятии решений, касающихся Кавказа. Она вела речь о том, что сама Москва использует диаспоры для того, чтобы создавать рычаг на страны их исхода. Речь идет о различных инструментах, включая политику в сфере выдачи виз, видов на жительство, разрешений на работу (в том числе, сезонным рабочим), гражданств. Кроме того, Россия щедро финансирует Кавказ (говоря об этом, турецкая докладчица, очевидно переключилась на российский Кавказ, когда вспоминала ту же Чечню или «Чеченистан», как называют эту Республику в Турции – В.К.).

При этом, докладчица обратила внимание на два характерных обстоятельства Азербайджан никогда не выступал против России, но Россия не поддержала Азербайджан в Нагорном Карабахе. С другой стороны, Армения пытается вступить в Европу, но, очевидно, все ещё пользуется поддержкой России.

И, на фоне всего этого, и тем и другим Россия поставляет вооружения. Причем, по словам турецкой докладчицы, Армения получает оружие из России «бесплатно» (?!), а Азербайджан у России оружие приобретает.

Как указала турецкая докладчица, приход ко власти в Ереване Н.Пашиняна ознаменовал пересмотр российской политики в отношении Еревана в сторону охлаждения отношений. Наряду с этим, как она отметила, подход России к Азербайджану «не является негативным».

Главной мыслью докладчицы, которая просматривается в ходе всего её выступления, является, пожалуй, та, что Россию устраивает нестабильность. Как указала докладчица, Россия «очень любит и поддерживает» нестабильность.

Следующим докладчиком на конференции стал Зафер Меше (Zafer Meşe), являющийся берлинским координатором Фонда SETAV. Разумеется, темой его доклада стало отношение его подведомственной территории (то есть, как минимум, Берлина, но и ЕС, в целом) к нынешнему конфликту в Нагорном Карабахе.

Начал он с того, что охарактеризовал подход Европы к решению других проблем постсоветского пространства, включая Украину и Грузию, в качестве «неуспешного».

Как отметил докладчик, наличествует особая историческая связь между Россией и Арменией. В этом смысле, Армения не похожа на Украину или Грузию. В её планах не было вступления, допустим, в НАТО (по крайней мере, пока эти планы официально не звучали – В.К.). Армения является частью ЕАЭС и ОДКБ.

Нынешние действия России по отношению к Нагорному Карабаху, в частности, тот факт, что В.Путин назвал Нагорный Карабах не территорией Армении и указал на то, что ОДКБ не является в этом случае применимым, надо расценивать как то, что Россия «наказывает Армению за флирт с Францией». Однако, спустя какое-то время, как предсказал турецкий докладчик, Россия обозначит себя на «арене» и «установит» баланс.

В то же самое время, как указал докладчик, Азербайджан почувствовал уверенность в своих силах. Пусть это и произошло на фундаменте юридической правоты Азербайджана, но причиной нынешних успехов Азербайджана является то, что у него возникло военное преимущество (перед Арменией). Разумеется, причиной этого является военно-техническое сотрудничество с Турцией, которое продолжалось на протяжении трех десятков лет.

Далее автор перешел к своим оценкам работы Минской группы ОБСЕ по нагорнокарабахскому урегулированию. Как он указал, целью этой Группы является освобождение оккупированных Арменией территорий Азербайджана и наблюдение за этим процессом. Давая оценку работе Минской группы, турецкий докладчик указал, что из-за неё Азербайджаном было потеряно три десятка лет (достаточно расхожий в Турции тезис – В.К.).

Что характерно в трех странах-сопредседателях Минской группы – США, Франции и России – наличествует сильное армянское лобби. При этом, и Франция, и Россия поддержали «оккупацию» поставками оружия.

Результатом рассуждений турецкого докладчика является вывод: «нечего ждать сегодня от Минской группы». Однако, ЕС «рефлекторно» снова пытается вернуть процесс в русло работы Минской группы. Впрочем, исходя из вывода, сделанного предложением ранее, турецкий докладчик говорит о том, что нужно предлагать новый формат урегулирования.

При этом, как он указал, ЕС не может быть структурой, эффективной в конфликте вокруг Нагорного Карабаха. Стратегическую пустоту из-за невнятной европейской позиции сегодня пытается заполнить Франция и Германия. Для многих наблюдателей выглядит так, что Франция играет роль плохого полицейского, а Германия – роль хорошего полицейского. Впрочем, тут же докладчик оговорился, со ссылкой на собственные источники, о том, что эта позиция двух стран не является игрой, о которой эти две ведущие державы договорились между собой. При этом, очевидно, что на Францию оказывает влияние армянское лобби, базирующееся в стране. С другой стороны, Германия пытается в наши дни выступать в качестве посредника. В частности, такая попытка была предпринята страной в вопросе Восточного Средиземноморья. И именно поэтому И.Алиев, как указал докладчик, обратился за поддержкой именно к Германии. Вследствие этого, по его словам, и Турция должна сама поддержать Германию в её миротворческих усилиях (то есть, пригласить к участию в урегулировании Нагорно-Карабахском конфликте – В.К.).

Заметим от себя одну немаловажную вещь. На излете Османской Империи в стране получила большое распространение германофилия. Это дало себя знать в Первую мировую войну, когда турки выступили на стороне Германии. Да и во Вторую мировую войну, неслучайно, Германия давила на Турцию по вступлению на её стороне. Давят, когда есть чем давить. Можно говорить о том, что турецко-германские отношения, действительно, имеют определенные корни, которые могут проявлять себя вот в таких проблемных зонах, как сегодня в Нагорном Карабахе. Заметим ещё одно немаловажное обстоятельство: столетие назад, когда Германия и Турция были союзниками, разумеется, что на германской земле не проживала столь многочисленная турецкая диаспора. Можно говорить о том, что турки на германской земле ассимилируются. Однако, правда заключается в том, что они все равно поддерживают связи со своей родиной. И по ним работают профильные турецкие ведомства, заинтересованные в том, чтобы в Европе появилось бы турецкое лобби. Неудивительно, что сегодня Германия выступает со столь миролюбивых позиций в отношении Турции. Значит работа, проделанная Турцией, дает о себе знать.

50.05MB | MySQL:113 | 1,209sec