Турецкий взгляд на Нагорный Карабах: конференция фонда SETAV. Часть 2

12 октября с.г. в главном мозговом центре Турции Фонде политических экономических и социальных исследований (SETAV) прошла конференция, посвященная нагорнокарабахскому конфликту. Лейтмотивом мероприятия, состоявшегося в формате онлайн конференция стала позиция международных игроков и их взгляд на нынешнюю обстановку на Южном Кавказе. Речь шла о позициях России, Германии (если говорить шире, то ЕС) и США. Напомним, что в предыдущих мероприятиях Фонда много можно было слышать о позиции самой Турции и Азербайджана.

На этот раз, на первый план в мероприятии Фонда вышли международные игроки. Что, во многом связано с той миротворческой инициативой, которую предприняло российское руководство, собрав в Москве глав внешнеполитических ведомств России, Армении и Азербайджана 9 октября. Да, перемирие не продержалось и суток. Однако, переговоры в Москве стали стартовой площадкой для диалога. Очень важно, что начались они именно в Москве, а не где бы то ни было ещё.

Отметим ещё, что 14 октября состоялся телефонный разговор между президентами Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Вот сообщение по этому поводу, опубликованное пресс-службой президента России:

«По инициативе турецкой стороны состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Президентом Турецкой Республики Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Подробно обсуждена ситуация в зоне нагорнокарабахского конфликта. С обеих сторон подтверждена важность соблюдения гуманитарного перемирия, договорённость о котором была достигнута 10 октября в Москве. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган выступили за активизацию политического процесса, в частности, на основе наработок Минской группы ОБСЕ.

Президент России выразил серьёзную обеспокоенность в связи с участием в военных действиях боевиков из ближневосточного региона. Подчёркнута настоятельная необходимость солидарных усилий с целью скорейшего прекращения кровопролития и перехода к мирному урегулированию нагорнокарабахской проблемы. Высказана надежда, что Турция, как член Минской группы ОБСЕ, внесёт конструктивный вклад в деэскалацию конфликта.

При обмене мнениями по сирийской и ливийской проблематике отмечен эффективный характер координации России и Турции на этих направлениях, которая способствует стабилизации обстановки и продвижению на политико‑дипломатическом треке.

Рассмотрен также ряд вопросов двустороннего сотрудничества. Отфиксирована обоюдная заинтересованность во взаимодействии по борьбе с коронавирусной инфекцией, включая кооперацию в области разработки и производства вакцин. Будут даны соответствующие указания профильным ведомствам.

Условлено также о поддержании дальнейших регулярных контактов по дипломатическим и военным каналам».

Теперь обратимся к тексту пресс-релиза, посвященному телефонному разговору между двумя президентами, который был опубликован со турецкой стороны. Цитируем:

«Президент Реджеп Тайип Эрдоган провел телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным.

На встрече, где были обсуждены шаги по развитию турецко-российских отношений, была дана оценка ситуации по азербайдажно-армянскому вопросу, а также ситуации в Сирии и Ливии.

Президент Эрдоган в ходе разговора указал, что Армения, напавшая на азербайджанские земли и создавшая новый кризис, пытается зафиксировать оккупацию, которая продолжается 30 лет, и отметил, что Турция, как в рамках своего статуса в Минской группе, так и в рамках двусторонних отношений, является сторонницей достижения устойчивого решения вопроса.

Президент Эрдоган также подчеркнул, что необходимо сохранить импульс, достигнутый в процессе политического урегулирования сирийского кризиса».

Отметим, что каждая из сторон в пресс-релизах выразила свою позицию, оставшись, похоже, «при своих».

Довольно любопытно, что российская сторона пишет о том, что обе стороны подтвердили важность гуманитарного перемирия в Нагорном Карабахе. При том, что турецкая сторона о перемирии не написала ни слова, сосредоточившись на поиске устойчивого решения. Как можно понять турецкие СМИ и выступления в них турецких руководителей, гуманитарное перемирие не нужно ни Азербайджану, ни Турции. Переговорный процесс на этом этапе, вообще, не считается в Турции целесообразным. Поскольку он фиксирует сложившееся статус-кво в Нагорном Карабахе, которое, по мнению Азербайджана и Турции, работает именно на Армению. Ещё раз подчеркнем простое обстоятельство:

Армении не нужно перемирие. Армянское руководство хочет вернуть границу подконтрольного Нагорного Карабаха, которую «подвинул» Азербайджан, на место. А решить это за столом переговоров – невозможно и на поле боя тоже весьма сомнительно. Единственным шансом является спровоцировать удар по своей территории, чтобы можно было бы обратиться к формату ОДКБ и поставить Россию тем самым в невыигрышное для нее положение страны, поддержавшей одного из участников конфликта.

Азербайджану и Турции также не нужно перемирие. Они воочию наблюдают слабую позицию Армении, которая должна сейчас разбираться с Нагорным Карабахом самостоятельно без России. Уникальная ситуация, которая будет, по максимуму, использоваться Турцией и Азербайджаном для приведения ситуации к «устойчивому урегулированию». Здесь, разумеется, турецкая сторона ничего не сообщает о российской обеспокоенности «боевиками из ближневосточного региона». Этот вопрос, вообще, выпадает из турецкого поля зрения.

И, наконец, Западу также в Нагорном Карабахе не нужно перемирие, потому что каждый день конфликта там приближает кажущийся многим неизбежный час, когда «царь и султан передерутся между собой». Невозможно ведь каждый раз уворачиваться от прямого столкновения между собой, как это, раз за разом, умудряются делать Россия и Турция. При том, что «искрит» постоянно. Самый яркий эпизод со сбытым российским самолетом можно и не вспоминать. А вспомнить, допустим, из свежего три десятка турецких военнослужащих, погибших в начале этого года в Сирии. Тогда переговоры 5 марта в Москве несколько ослабили напряженность. А коронавирус отвел внимание турецкой общественности так, что история оказалась подзабытой, но не забытой до конца. Примеров много и, конечно же, нынешний фундаментально отличается от всех прочих тем, что конфликт идет на территории, которую в Кремле считают своей, рассматривая Турцию и президента Р.Т.Эрдогана в качестве «возмутителя спокойствия».

Так что, Запад вряд ли будет активничать на нагорнокарабахском направлении. Просто ещё и потому, что ему надо отвлечь и гиперактивную Турцию от той же проблемы Восточного Средиземноморья. На самом деле, турецкий потенциал сейчас «расползается» во многих направлениях и устойчивость турецкой «ткани» в эти дни проходит проверку на прочность. Все же для того, чтобы играть в такие игры и по таким ставкам следует иметь и мощную экономику, и мощную армию, и мощный кадровый резерв. И то, и другое, и третье, отдавая должное турецкому потенциалу, вызывает определенные вопросы.

Тем не менее, возвращаясь к конференции Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции, посвященной международному взгляду на проблему Нагорного Карабаха, обратимся к выступлению Зафера Меше – берлинского координатора Фонда.

Это у нас, к слову сказать, остается практически незамеченным, но турецкие мозговые центры, включая SETAV имеют за рубежом своих представителей и регулярно проводят мероприятия на важных зарубежных площадках – в Берлине, Вашингтоне, Брюсселе и т.д. Чем, допустим, не могут похвастать мозговые центры России, которые работают по большей части на внутреннюю аудиторию. Можно, разумеется, считать турецкие попытки бесплодными, но по крупицам они собирают лояльную себе аудиторию. Чтобы потом эта аудитория уже стала активной выразительницей турецкого мнения.

Зафер Меше в своем выступлении, посвященном европейскому взгляду на Нагорный Карабах отметил, что Россия, по-прежнему, по всей видимости, останется «держателем (буквально: «создателем» игры – В.К.). Но и Европейскому союзу, по его мнению, нужно обозначать свою позицию. Поскольку Европе следует отстаивать свою независимость от России в плане поставки энергоносителей.

Давая прогноз о перспективах, Зафер Меше отметил антитурецкую и антиазербайджанскую позицию, которую заняла Франция, где проживает большая армянская диаспора (по оценке докладчика: 700 тыс. человек). При этом среди них находятся добровольцы для того, чтобы отправить на войну в Нагорный Карабах.

Германия на этом фоне пытается играть роль «хорошего полицейского», выступая в качестве более сбалансированного миротворца. И здесь докладчик приходит к выводу о том, что требуется организовать новый формат (Минского) урегулирования. По его мнению, сопредседателями в Минске должны / могли бы стать США, Германия, Турция и Россия.

От Минского формата урегулирования, в его нынешнем составе и в его нынешней политике, как указал докладчик Азербайджану (и поддерживающей его Турции – В.К.) следует «избавиться».

На самом деле, этот тезис, который звучит от докладчика касательно того, что от Минска нужно избавиться, как от неэффективного инструмента, который не решил проблемы Нагорного Карабаха на протяжении 30 лет, по сути означает следующее: Турция добивается того, чтобы стать одной из тех стран, которые будут определять судьбу урегулирования проблемы Нагорного Карабаха. Многие российские обозреватели так и оценили нынешние действия двух стран, которые направлены на решение не только «земельного вопроса» для Азербайджана. Они направлены на то, что Турция станет частью урегулирования проблем Южного Кавказа. Возможно это смотрится в качестве небольшого шага, но этот шаг знаменует фундаментальную смену качества со стороны Турции, которую в её попытках проникнуть на Кавказ в 1990-е годы, оттуда не очень вежливо «попросила» Россия. Теперь, спустя три десятка лет, наблюдается второй «заход» Турции в зону российского влияния. Правда, сегодня и Россия, и Турция – другие. И те методы, которые использует Турция, они отличаются от прежних «лобовых атак». Сегодня Турция использует комбинацию военных и дипломатических шагов, с «прокси-» инструментами и действует, в целом, более успешно.

Согласиться России на то, чтобы Турция заняла место среди, назовем их условно, «стран – сопредседателей» урегулирования проблемы Нагорного Карабаха станет первым официальным шагом получения страной там своего плацдарма. Как это, допустим, случилось в Идлибе, где у турок теперь – свой плацдарм, сдвинуть с которого её крайне трудно. Полагаем, что Россией будет учтен сирийский опыт и помножен на особенности Нагорного Карабаха, являющегося для России ближним зарубежьем.

Следующим докладчиком на мероприятии стал Кадир Устюн, который, будучи Вашингтонским координатором Фонда SETAV, представил американский взгляд на проблему Нагорного Карабаха.

На самом деле, применительно к нынешней администрации Белого дома, любой разговор о внешней политике США, как в целом, так и в частности, по какому-либо направлению, начинается с достаточно пространных объяснений того, что происходит внутри страны. Вот конкретно сейчас происходит финишная прямая перед президентскими выборами.

Что же до Дональда Трампа, то им, в свою первую каденцию, была предпринята попытка переосмысления страной своей политики в сторону отказа от роли «лидера либерального интернационала».

При этом, как отметил докладчик, Д.Трамп заявил о необходимости «ладить» с Россией, и критическая риторика не звучит в адрес России из-за Нагорного Карабаха (со своей стороны, можно лишь выразить недоумение тем, а какая критика может быть озвучена в адрес России из-за Нагорного Карабаха, при том, что российская позиция – абсолютно выверена юридически и она равноудалена от участников конфликта – В.К.).

Роль самих же США в Минской группе – на «заднем плане». Целями же США на Кавказе являются: балансирование России, окружение / ограничение Ирана и обеспечение функционирования энергетических коридоров (которые являются альтернативными российским проектам поставки отечественных энергоносителей в Европу – В.К.). Впрочем, что касается последнего аспекта, как отметил турецкий докладчик из Вашингтона, раньше для США энергетические «войны» имели большое значение, теперь же они – не столь важны.

Впрочем, не стоит сбрасывать со счетов армянское лобби в США, которое, особенно активно, действует в американском Сенате. Тут есть определенное противоречие с тем, что Израиль развивает свое военно-техническое сотрудничество с Азербайджаном. Эту ремарку докладчика можно понять и таким образом, что израильское лобби в США может занять проазербайджанскую позицию, уравновешивая собой деятельность армян.

Тем не менее, как отметил докладчик, в настоящее время не наблюдается серьезных шагов со стороны США в части Нагорного Карабаха. Главным объяснением чем докладчику видятся предстоящие в ноябре президентские выборы.

Есть ещё один важный момент, касающийся НАТО. Раньше были планы по приему в состав Североатлантического альянса новых членов – Украины и Грузии. Теперь эти планы ушли в небытие. И, более того, сам американский президент является резким критиков НАТО в том виде, в котором эта организация существует сегодня. Эта критика запустила и спор о НАТО внутри Европейского союза.

По словам докладчика, есть определенные американские политики, которые поддержали Азербайджан в его нынешнем обострении спора с Арменией, которые выступили (даже) за включение страны в НАТО, которые говорят о необходимости балансирования России. Но их влияние на реальную политику США – не столь велико. А политикой Дональда Трампа является планомерное снижение роли США в различных международных альянсах. США сегодня – пассивны, держатся на заднем плане, не пытаются перейти к активным действиям.

За выступлениями докладчиков последовала сессия «Вопрос – Ответ». В частности, Мерьям Ильяда отметила, что Азербайджан хочет идти своим путем вместе с Турцией. Но при этом ищет способы не ссориться с Россией, сохраняя свою независимость. И в отношениях с Россией в Азербайджане наблюдается компартментализация (раздвоение сознания, когда игнорируются существующие проблемы – В.К.). Можно сказать, что это – самое модное слово в политическом словаре турецких экспертов этих дней. Это слово использовалось и применительно к отношениям между Турцией и Россией и сейчас используется для описания непростых и противоречивых отношений между Россией и Азербайджаном.

На пути к дрейфу от России, Азербайджан действовал достаточно медленно. Во многом это объяснялось эффектом наследия СССР. Тем не менее, сегодня Азербайджан уже действует (в Нагорном Карабахе – В.К.) вместе с Турцией. В этом проявляется стратегическое решение Азербайджана. Что, впрочем, не исключает сотрудничества Азербайджана с Россией. Азербайджано-российское взаимодействие не ограничивается вопросом Нагорного Карабаха. Отношения, как указывает докладчица, продолжаются, в частности, — в сфере энергетики.

Что же до того, к чему придет нынешний кризис в Нагорном Карабахе, то, как отметила докладчица, решение будет приниматься не за столом дипломатических переговоров, а непосредственно на месте. Не можем не согласиться с тем, что Азербайджану сейчас важно занять как можно больший плацдарм, чтобы отстоять его уже потом в ходе дипломатических переговоров.

51.51MB | MySQL:101 | 0,423sec