Марокко: о некоторых итогах VI-го съезда Партии справедливости и развития

19 – 20 июля в Рабате прошел У1-й съезд наиболее влиятельной среди оппозиционных партий Марокко – исламистской Партии справедливости и развития /ПСР/. В нем приняли участие 1628 делегатов, из них 15 проц. – женщины. К этому событию ПСР подошла с достаточно противоречивыми результатами. С одной стороны, вряд ли кто-либо возьмется опровергнуть утверждение, что именно она является наиболее влиятельной среди партий марокканской оппозиции. С другой – на прошедших осенью 2007г. парламентских выборах она, несмотря на анонсировавшуюся заранее ее лидерами победу, заняла только второе место, добившись 46-ти мест в Палате представителей /нижняя палата марокканского парламента/. Победу на выборах одержала национал-консервативная Партия Истикляль – 52 места.

Понятно, что второе место ПСР вряд ли отражает ее реальный политический вес, поскольку пресловутый административный ресурс никто не отменял ни в одной стране мира. Это прекрасно понимают и лидеры ПСР, представляющие в настоящее время свою партию как единственную альтернативу для тех миллионов марокканцев, которые не пришли на избирательные участки осенью прошлого года. И не случайно огромный плакат, висевший в зале, где проходил съезд, гласил: «Без доверия не может быть политической жизни».

«Мы выбрали этот лозунг для нашего съезда из-за глубочайшего кризиса, который переживает наше общество по причине отсутствия доверия к властям, что стало следствием разрыва между речами и делами политических руководителей этой страны», — пояснил в выступлении на церемонии открытия конгресса генеральный секретарь ПСР Саадэддин Османи. По его мнению, «отсутствие доверия к властям будет иметь опасные последствия, если не будут предприняты усилия для обновления политических партий, властных институтов и всей политической жизни». Главное место в выступлении Османи было отведено нарушениям, имевшим место на парламентских выборах, которые не позволили ПСР занять по итогам голосования то место, на которое рассчитывали исламисты.

Как известно, только 37 проц. марокканцев, имеющих право голоса, пришли на избирательные участки в ходе парламентских выборов 2007 года. На выборах 2002 года этот показатель составил 52 проц.

Накануне съезда марокканские СМИ утверждали, что исламисты используют этот форум для того, чтобы предложить на утверждение его участникам проект альянса с партией Социалистический союз народных сил /ССНС/ с тем, чтобы вместе идти на коммунальные выборы 2009 года. Похоже, что идея создания такого альянса с партией, номинально входящей в правительственную коалицию, вызрела у руководства ПСР после парламентских выборов 2007 года, хотя объективно ССНС в настоящее время находится не в лучшем состоянии. Провал на парламентских выборах – социалисты заняли пятое место, и это при том, что на выборах 2002 года они были первыми – привел к тому, что в партии образовалось мощное течение, выступающее против курса ее руководства, представители которого достаточно уютно ощущают себя в кабинете министров. Внутренняя «Фронда» требует выхода социалистов из правящей коалиции.

Как отмечала в этой связи марокканская газета «Ожурдуи ле Марок» /ОЛМ/, «вероятность такого альянса между исламистами и социалистами вырисовывается день ото дня несмотря на то, что он с трудом вписывается в идеологии двух партий». «Альянс с социалистами из ССНС желаем всеми активистами ПСР», — со своей стороны утверждал председатель Национального совета партии Абдельилла Бенкиран. Такой же точки зрения придерживался второй человек в партийной иерархии ПСР Лахсен Дауди, хотя он предпочитал говорить не об альянсе, а о «сотрудничестве». Он же назвал возможные направления сотрудничества двух партий – в борьбе против коррупции и нецелевого расходования государственных средств, а также в насаждении «культуры гласности».

Что касается ССНС, то лидеры социалистов также положительно высказывались относительно альянса с исламистами, называя его «тактическим». Более того, на съезд ПСР были приглашены представители всех без исключения течений, имеющихся в ССНС.

Судя по всему, обе партии пришли к необходимости такого «брака по расчету» в связи с появлением и быстрым подъемом новой продворцовой партии – Движения всех демократов /ДВД/, которое возглавляет близкий ко дворцу Фуад Али эль-Химма. Говоря о перспективах выступления ПСР на коммунальных выборах, тот же Бенкиран сказал, что «если государство будет хотя бы умеренно соблюдать нейтралитет по отношению к ДВД, все партии, включая ПСР, будут иметь хорошие шансы».

Понятно, что альянс ПСР-ССНС вряд ли понравится дворцу. Тем более, что ему нетрудно будет его разрушить, воздействуя на вполне управляемую верхушку социалистов.

Одним из главных и неожиданных итогов съезда стало избрание на пост генерального секретаря ПСР Абдельиллы Бенкирана. Этот политик значится «умеренным» среди его однопартийцев, и его избрание повысило шансы достижения альянса между ПСР и ССНС. Бенкиран получил 684 голоса делегатов съезда. Его основные конкуренты С.Османи и заместитель генерального секретаря ПСР Абдалла Баха – 495 и 14 голосов соответственно. Как утверждают представители ПСР, впервые в марокканской практике многопартийности голосование было тайным, с помощью бюллетеней.

Судя по всему, 52-летний Османи проиграл потому, что ему не простили относительно неудачное выступление ПСР на парламентских выборах при том, что перед голосованием он обещал исламистам победу. Теперь он будет довольствоваться постом председателя Национального совета, который раньше занимал Бенкиран.

Новому лидеру ПСР 53 года. Он – инженер по образованию. Бенкиран прошел достаточно тернистый и противоречивый путь до подъема на вершину партийного Олимпа. В начале 80-х годов ХХ-го столетия состоял в Движении исламской молодежи, однако вышел из него в связи с его радикализацией. В октябре 2005г. с интересным утверждением выступил бывший комиссар Службы общей разведки /контрразведка/ Мохаммед эль-Холти, который отмечал, что ряд представителей руководства исламистского движения Марокко в свое время был завербован спецслужбами и действовал по их прямым указаниям. Речь, в частности, шла и о Бенкиране – одном из основателей ПСР. Бенкиран считается сторонником монархического устройства Марокко. Внутри партии он противостоит радикальному течению, которое выступает за сокращение прерогатив монарха. Считается активным сторонником альянса с ССНС.

Как отмечала газета «Экономист», в целом на съезде не прозвучало серьезной критики правительства. Делегатам было обещано, что ПСР в ближайшее время поднимет вопрос о расширении властных полномочий премьер-министра, которого сейчас нередко подменяет дворец.

Главная особенность У1-го съезда – на нем впервые была представлена партийная платформа. Именно в ней содержались предложения добиваться расширения прерогатив премьера и выборных структур, независимости судебной власти, демократизации внутрипартийной жизни. Раньше на подобных мероприятиях ограничивались представлением основных ориентиров деятельности партии.

Итоги съезда позволяют предположить, что альянс ПСР-ССНС может состояться, если не вмешается дворец. В противном случае руководство ПСР уже наметило альтернативный путь. Как заявил руководитель молодежного крыла ПСР Абдельазиз Реббах, ПСР «повернется в сторону правых партий, либо создаст новый блок с привлечением небольших партий», который возглавят исламисты.

Сам Бенкиран в одном из первых интервью для ОЛМ отметил, что его приоритетами на новом посту будут «сохранение того, что уже достигла ПСР, и улучшение управления внутренними делами партии». Отвечая на вопрос о возможности альянса с ССНС, Бенкиран сказал: «ПСР имеет очень хорошие отношения с ССНС. Наше пожелание в настоящий момент – сделать эти отношения еще прочнее на благо двух партий. Что касается альянса с ССНС в преддверии коммунальных выборов, я могу вам сказать, что этого хотят все».

ПСР под ее современным названием существует с 1998 года. Она образовалась двумя годами ранее в результате объединения партии Народное демократическое и конституционное движение и исламистской организации «Аль-Ислах ва Таухид». В 1997 году исламисты из этой организации впервые в истории Марокко приняли участие в парламентских выборах и сразу добились 9-ти мандатов. Осенью 1999 года ПСР на довыборах удалось провести в Палату еще четырех человек и впервые сформировать исламистскую парламентскую группу.

52.37MB | MySQL:103 | 0,616sec