Об избрании Саада Харири премьер-министром Ливана

Через год после того, как Саад Харири был отстранен от должности в результате массовых народных протестов, ему было поручено в очередной раз сформировать ливанское правительство. Харири баллотировался в качестве единственного кандидата во время консультаций между депутатами парламента и президентом Мишелем Ауном и смог набрать 65 голосов из возможных 120, несмотря на оппозицию со стороны некоторых политических партий. Пятидесятилетний Саад Харири возглавлял коалиционные правительства в 2009-2011 гг. и в 2016-2019 гг., он ушел в отставку 29 октября прошлого года на фоне массового протестного движения против коррупции в правящих кругах. Выступая перед журналистами во дворце Баабда, избранный премьер пообещал сформировать правительство в самые сжатые сроки. Он отметил, что намерен осуществить реформы, которые предусмотрены «дорожной картой» по спасению Ливана, разработанной в сентябре президентом Франции Эммануэлем Макроном. В кратком заявлении для прессы Харири пообещал, что его следующее правительство будет состоять из «беспристрастных экспертов», которые будут уделять приоритетное внимание осуществлению необходимых экономических реформ для оживления страны и восстановления после взрыва в бейрутском порту. Первоначально консультации были запланированы на 15 октября, но Мишель Аун перенес их накануне вечером. В то время как собственное Свободное патриотическое движение Ауна просило его снова отложить консультации, президент заявил в своей речи в 20 октября, что он полон решимости не откладывать их дальше. «Ливанские силы» и Свободное патриотическое движение, которые составляют большинство христианских депутатов парламента, поставили под сомнение способность Харири, отпрыска политической династии, возглавить реформистское правительство. Оба партии покинули дворец Баабда, не поддержав ни одного кандидата. Несколько сотен демонстрантов провели в центре Бейрута митинг протеста в связи с назначением лидера суннитского движения «Аль-Мустакбаль» Саада Харири новым премьер-министром Ливана. Они скандируют лозунги, осуждающие депутатов парламента, которые поддержали в четверг возвращение Харири на пост главы правительства. Между тем, хотя «Хизбалла», похоже, была настроена поддержать бывшего премьер-министра, поскольку эта партия отказалась от номинации собственных кандидатов, призывая к «национальному взаимопониманию», чтобы проложить путь к формированию нового правительства. Причины такой позиции «Хизбаллы» несколько.

1. Это разногласия по вопросу дальнейших действий в связи с формированием нового кабинета министров и переговоров с Израилем с одним из принципиальных союзников «Хизбаллы» и спикером парламента Набихом Берри, а также депутатами из его партии «Амаль». Как считает Набих Берри, «создание нового кабинета произойдет быстрее, чем ожидается». По его словам, «в политических кругах сейчас установился позитивный климат» Одновременно ливанские шииты явно сознательно пропускают вперед своего основного внутриполитического конкурента с учетом катастрофического положения в экономике и продолжающегося санкционного давления со стороны Вашингтона. Напомним, что С.Харири подал в отставку со своего третьего срока премьера в конце октября 2019 года во время общенациональных протестов против коррупции и политической элиты, вызванных шаткой экономикой Ливана. За последний год ливанская экономика пошла вниз по спирали, ввергнув более половины населения в нищету и обесценив местную валюту примерно на 80%. При этом Ливан находится без правительства уже более двух месяцев с тех пор, как временный премьер-министр Хасан Диаб подал в отставку после взрыва в порту Бейрута 4 августа.

2. Кандидатура С,Харири является для шиитского бока компромиссной и приоритетной с учетом давних и наработанных связей с ним: собственно и в прошлый раз С.Харири стал премьером только благодаря заключенной им сделке с шиитами в рамках распределения министерских постов. Рискнем предположить, что и сейчас без такого пакта «о ненападении» не обошлось. Тем более, что сам Харири долгое время очень сильно колебался и не хотел выдвигать свою кандидатуру на пост премьера. Пойти в конечном счете на такой шаг его сподвигла безусловно и позиция шиитов по вопросу компромисса. При этом помимо чисто внутриполитических раскладов (обе силы стремятся сохранить старую конфессиональную систему распределения постов, против чего собственно и протестуют многие ливанцы уже несколько месяцев подряд), учитывается и позиция по этому вопросу со стороны ряда зарубежных игроков. Немаловажно для шиитов и то, что у С.Харири очень напряженные межличностные отношения с наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом. В общем, он безусловно является для шиитского блока более предпочтительным и предсказуемым, чем его брат Бахаа, который неожиданно заявил о этим летом о своих политических амбициях, в том числе и в рамках лидерства в блоке «Аль-Мустакбаль». При этом он исповедует жесткую риторику в отношении необходимости нивелирования политического и военного влияния «Хизбаллы». Похоже, что эта его более агрессивная риторика является уникальной с точки зрения «продажи» себя зарубежным спонсорам и внутренним союзникам в качестве нового лидера суннитского блока Ливана, особенно в то время, когда «Хизбалла» и ее союзники становятся главным объектом санкционного давления со стороны США. Пресс-секретарь Бахаа Харири, бывший генеральный директор радиостанции Voice of Beirut Джерри Махер охарактеризовал его «как бескомпромиссного критика коррупции в Ливане и антагониста «Хизбаллы»». В короткой колонке в саудовской газете Arab News в середине мая Махер описал Бахаа Харири как потенциального «спасителя» Ливана. При этом он всегда в семейном клане старался держать дистанцию. В отличие от Саада Харири  и других братьев и сестер и родственников, которые часто переплетают различные предприятия и секторы, Бахаа, по-видимому, проложил путь, несколько отделенный от семейного бизнеса клана Харири. С чистой стоимостью около 2 млрд .долларов экономические усилия Бахаа были гораздо более успешными, чем у его младшего брата, чьи активы сократились примерно с 3,3 млрд долларов в 2008 году до примерно половины этой стоимости сегодня. В 2008 году Бахаа продал Сааду свою долю в семейной строительной компании Saudi Oger. В 2002 году Бахаа основал Horizon Group Holdings, компанию по инвестициям и развитию недвижимости, работающую в Ливане, Иордании и Саудовской Аравии, а также реализует проекты в первых двух странах. В Иордании он был особенно вовлечен в проект Абдали в Аммане, совместное предприятие Horizon и иорданского правительства. Проект стоимостью  5 млрд долларов представляет собой развитие старого центра города, включая роскошные магазины, жилые дома и офисы. Тем не менее, похоже, что политика никогда не была вне деятельности для Бахаа Харири. В мае 2011 года американский аналитический центр Атлантический совет учредил Центр Рафика Харири по Ближнему Востоку, спонсором которого выступила компания Бахаа. На самом деле он держался в тени в мозговом центре, несмотря на то, что был членом консультативного совета. Его публичное присутствие в Атлантическом совете было минимальным, за исключением краткого интервью 2011 года, в котором он широко обсуждал политические и экономические проблемы на Ближнем Востоке и в Северной Африке. «Он ни разу даже не упомянул о своих политических амбициях», — сообщил тогда источник. После убийства его отца в 2005 году и последующего назначения Саада Харии в качестве преемника для руководства будущим суннитским движением «Аль-Мустакбаль», казалось, что любой интерес к политике у Бахаа является ограниченным. В первый раз он заявил о себе во время ареста своего брата в КСА, В этот бурный период старший Харири нарушил свое молчание публичным заявлением. Он поддержал отставку Саада Харири, осудил Иран и  «Хизбаллу» за «стремление взять под контроль Ливан»  и похвалил Саудовскую Аравию. На первый взгляд это могло быть проявлением солидарности между братьями. Однако многие эксперты увидели в этом возможную попытку выйти на политическую арену Ливана спустя более десяти лет после убийства его отца. В то же время, когда Саад был задержан в Саудовской Аравии, появились многочисленные сообщения о том, что Бахаа также находится там, и Эр-Рияд планирует поставить старшего брата во главе «Аль-Мустакбаль». В сообщениях добавлялось, что члены семьи Харири были приглашены прилететь, чтобы присягнуть на верность Бахаа, но они отказались. «У Бахаа Харири прекрасные отношения с [наследным принцем Абу-Даби] Мухаммедом бен Заидом… и хорошие отношения внутри Саудовской Аравии»,- заявил в свое время ливанский политолог Бахар аль-Халаби, добавив, что этот шаг в конечном счете разрушил связи между Бахаа и Саадом: «Саудиты серьезно рассматривали этот обмен, который привел отношения между братьями к точке невозврата». Этот момент, по-видимому, послужил катализатором для того, чтобы Бахаа попытался вступить в политическую борьбу самостоятельно. Однако летом сего года, несмотря на их напряженные отношения, Саудовская Аравия полностью поддержала Саада и выразила свое несогласие с разделением блока ливанских суннитов. С тех пор как Саад Харири помог утвердить в парламенте Мишеля Ауна, поддерживаемого «Хизбаллой», на посту президента в 2016 году, внутри движения «Аль-Мустакбаль» начала проявляться некоторая напряженность. Даже сторонники Саада Харири критически отнеслись к этому решению. Экс-глава Сил внутренней безопасности и министр юстиции Ашраф Рифи, покинувший партию в начале этого года, поклялся продолжить наследие Рафика Харири, одновременно резко критикуя Саада Харири за продажу Ливана «иранскому проекту». Рифи победил партию С.Харири и другие крупные партии на муниципальных выборах в Триполи в 2016году , но потерпел сокрушительное поражение во время парламентских выборов 2018 года. Когда-то, семь лет назад, сам Саад Харири назначил его министром, теперь Рифи оказался на обочине. Похоже, однако, что он и Бахаа могут быть теперь потенциальными союзниками. У них были теплые отношения с тех пор, как Рифи возглавил Силы внутренней безопасности и активно лоббировал тезис о том, ответственность за убийство Рафика Харири несут «Хизбалла» и сирийское правительство. После столкновений между сторонниками Бахаа и Рифи со сторонниками «Хизбаллы» и «Амаля» 6 июня Саад Харири встретился с великим муфтием Ливана, чтобы успокоить ситуацию. Во время этой встречи он сказал, что есть «лазутчики в его движении, которые хотят кровопролития и проблем в стране», намекая на более конфронтационных сторонников Рифи и своего брата. «Однако на данный момент, как сообщили мне аналитики, Бахаа сталкивается с трудной ситуацией в рамках своей битвы за власть» — сказал Саад. «Он решил воспользоваться революционным движением, думая, что таким образом он может оттолкнуться от своего брата. Но в то же время он хочет воспользоваться наследством своего отца, потому что другого пути назад нет. Есть также сунниты, которые чувствуют, что их позиции в Ливане ослаблены и не представлены справедливо», — считает аль-Халаби. В этом с ним можно согласиться, но на сегодня Бахаа Харири не удалось позиционировать себя как альтернативного лидера ливанских суннитов. Прежде всего по причине отказа от такой идеи в Эр-Рияде и Вашингтоне: Соединенные Штаты относительно довольны статус-кво в Ливане и не заинтересованы в эскалации, «пока израильтяне в порядке, и пока идут переговоры». По данным ряда анонимных источников в Вашингтоне: «Бахаа хочет бороться с  «Хизбаллой», но у него мало популярности или региональной поддержки — и нет военного потенциала. Американцы вовсе не глупы». В то время как Саад считается не вполне подходящим кандидатом, у него есть преимущество в связи с хорошими связями в США и Франции, и что «даже кабинет министров по его руководством, в котором будет присутствовать «Хизбалла», будет более или менее принят в Вашингтоне». И это момент был учтен шиитским блоком, когда он поддержал кандидатуру Саада Харири на пост премьера-министра Ливана.

3. В этой связи надо отдельно отметить, что все эти внутриполитические катаклизмы проходят на фоне продолжающихся переговоров между Израилем и Ливаном по вопросу демаркации морской границы, что дополнительно влияет на расстановку сил внутри страны. Власти США довольны тем, как прошел первый раунд ливано-израильских переговоров по демаркации морской границы. Об этом помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока Дэвид Шенкер заявил 22 октября на телефонном брифинге для журналистов. «Я был доволен тем, как прошел первый раунд переговоров. <…> Я думаю, была позитивная обстановка, полагаю, обе стороны продемонстрировали свою серьезность. Это был только первый раунд. Трудная работа предстоит впереди, но обе стороны выразили мне готовность и желание вести переговоры на пути <…> к достижению соглашения», — сказал сотрудник Госдепа. Первый раунд переговоров по демаркации морской границы между Ливаном и Израилем прошел на прошлой неделе в Эн-Накуре в штаб-квартире Временных сил ООН в Ливане. Встреча носила технический характер, стороны обсудили механизм взаимодействия и координацию временных сроков. Второй раунд консультаций запланирован на 28 октября. В соответствии с условиями перемирия от 1949 года была определена только сухопутная граница между Ливаном и Израилем, но ливанская сторона требует ее корректировки в 13 точках. Морская граница между двумя государствами, которые формально находятся в состоянии войны с 1948 года, до сих пор не установлена, в результате чего обе стороны оспаривают принадлежность так называемого Блока-9, где, предположительно, имеются крупные запасы углеводородов. Речь идет об участке в 856 кв. км, каждая сторона считает его частью своей исключительной экономической зоны. «Хизбалла» хочет иметь свой голос на ливано-израильских переговорах, но ее оттесняет на второй план сильное американское давление и напряженность в отношениях со Свободным патриотическим движением. При этом, согласно французским источникам, будучи главным инициатором переговоров, шиитский тандем в лице «Хизбаллы» во главе с Хасаном Насраллой и «Амаль» спикера парламента Набиха Берри постепенно формально дистанцируется от переговоров по морским границам Ливана. Тем самым они дают президенту М.Ауну свободу маневра и выводят его из-под американского прессинга. При этом они заинтересованы в положительном исходе переговорного процесса, надеясь получить финансовую выгоду от запасов нефти и газа в спорном районе. Уже сейчас давление со стороны администрации США усиливается, в то время как Вашингтон играет роль посредника в морских переговорах через своего помощника госсекретаря по Ближнему Востоку Дэвида Шенкера. Посетив Вашингтон 15 октября, Ибрагим Аббас, глава Генерального директората общей безопасности Ливана ( DGSG), который, как считается, близок к шиитским партиям, получил совет дистанцироваться от «Хизбаллы», хотя целью его визита было обсуждение процесса освобождения американских и ливанских заложников. Точно так же во время визитов в президентский дворец в Баабде Дороти Ши, американский посол в Бейруте , неоднократно призывала президента Мишеля Ауна разорвать отношения с «Хизбаллой». При этом Свободное патриотическое движение Ауна, у которого с 2006 года был шаткий союз с «Хизбаллой», категорически против ее стремления влиять на состав и повестку ливанской делегации, которая вела переговоры с Израилем. Аун в этой связи даже попросил своего зятя Джебрана Басиля проинформировать политического советника Насраллы Хусейна Халила о том, что он не уступит ее требованиям, всего за несколько часов до начала переговоров 14 октября. Участие «Хизбаллы» по вопросу морских границ выявило и другие трения между ней и СПД, включая ее участие в боевых действиях в Йемене и Сирии и ее торговлю ливанскими товарами первой необходимости с Дамаском и Тегераном. Ожидалось, что переговоры по израильско-ливанской морской границе приведут к беспрецедентному прямому контакту между двумя сторонами, но вместо этого первая встреча 14 октября напоминала трехстороннюю встречу высокого уровня, на которой израильские и ливанские военные обсуждают стычки вдоль контролируемой ООН границы т. н. «Голубой линии» под патронажем командующего миротворцами ВСООНЛ Стефано Дель Коля и которая функционирует уже два года. Но на этот раз миротворцы ВСООНЛ принимали делегации только в своем лагере в Накуре, а курировали переговоры Ян Кубиш, специальный координатор ООН по Ливану и Дэвид Шенкер. Состав делегаций отражает технический характер переговоров, которые сосредоточены исключительно на вопросе разведки газа. Израильскую делегацию возглавляет Министерство энергетики, а с ливанской стороны отдельные представители энергетического сектора входят в состав делегации, возглавляемой генералом ВВС Бассамом Ясином. Помимо специалиста по морскому праву Наджиба Массихи, в состав ливанской делегации входит Виссам Шабат, который с 2012 года состоит в правление ливанской нефтяной администрации. Таким образом, надо констатировать, что шиитам удалось трансформировать переговоры в чисто технический формат, что собственно и являлось их главной задачей. Приход Саада Харири на пост премьер-министра решает вторую задачу: консервация старой системы распределения постов с минимизацией шансов неудобных для шиитов кандидатов занять пост лидера суннитского блока.

51.92MB | MySQL:101 | 0,471sec