Что стоит за неформальным соглашением о перемирии в Ираке между США и Ираном

Власти США довольны тем, что иракское правительство предпринимает больше усилий для обеспечения безопасности американских дипломатов, работающих в стране. Об этом заявил 14 октября на брифинге для журналистов госсекретарь США Майкл Помпео. «Мы довольны тем, что Ирак предпринимают больше усилий для обеспечения повышенной безопасности наших сотрудников, находящихся в стране», — сказал он. «Там сейчас действует целый ряд незаконных вооруженных отрядов, которые теперь пообещали <…> не нападать на дипломатов США, которые работают в стране и находятся там для того, чтобы помогать иракскому народу», — добавил Помпео. Глава американское дипломатии при этом не дал прямого ответа на вопрос о том, рассматривают ли все еще власти США возможность закрыть свое посольство в Ираке. По его словам, американские дипломаты находятся в стране, чтобы «помочь построить суверенный, независимый и свободный Ирак», и США «продолжат делать все, что в их силах, для дальнейшей поддержки суверенитета и свободы Ирака». В сентябре газета «Уолл-стрит джорнэл» сообщила о том, что администрация президента США Дональда Трампа предупредила власти Ирака о готовности закрыть свое посольство в стране, если они не обеспечат прекращение ракетных обстрелов, которые могут угрожать американской стороне. Иракские официальные лица также сообщили, что Помпео также пообещал нанести удары по десяткам целей, включая секретные штаб-квартиры и объекты, принадлежащие вооруженным группировкам и поддерживаемым Ираном политикам. По словам источников издания, госсекретарь США Майкл Помпео ранее уведомил об этом во время телефонных разговоров президента Бархама Салиха и премьер-министра Мустафу аль-Казыми. Отмечалось также, что администрация Трампа уведомила иракцев о начале «предварительных шагов», которые могут позволить «закрыть посольство в течение нескольких месяцев при сохранении консульства в Эрбиле». Комментируя эти сообщения, глава МИД республики Фуад Хусейн заявил, что власти Ирака «совсем не рады первоначальному решению США уйти из Багдада», назвав его опасным для его страны во всех отношениях, особенно в экономическом. «Закрытие американского посольства пошлет неверные сигналы как экстремистам, которые вообразят, что одержали иллюзорную победу, так и иракскому народу, который будет думать, что окажется изолирован от мира. Это не поможет Ираку, и мы призываем администрацию в Вашингтоне пересмотреть свое решение». После этого премьер Ирака М.аль-Казыми предпринял ряд шагов по смягчению напряженности через направление соответствующих сигналов прежде всего в Тегеран как лично, так и через неформальные каналы. Под последними имеем ввиду обращение с просьбой о посредничестве к духовному лидеру шиитов Ирака аятолле А.ас-Систани и каналы неформальных коммуникаций с рядом европейских столиц. Как выяснилось, Багдад в этой связи задействовал прежде всего Лондон, имея ввиду его особые отношения как с Тегераном, так и с Вашингтоном. И эти усилия принесли свои плоды. Как утверждают некоторые источники, приказ иракским вооруженным шиитским группировкам прекратить свои нападения на американские цели в Ираке на прошлой неделе поступил непосредственно от верховного лидера ИРИ аятоллы  Али Хаменеи. По словам командиров шиитских вооруженных группировок и политиков, приказ Хаменеи был «недвусмысленным» и требовал от военизированных формирований «немедленно» прекратить свои нападения. Посольство США в Багдаде, военные базы, на которых базируются возглавляемые США коалиционные силы, а также автоколонны материально-технического обеспечения в течение последних трех месяцев подвергались почти ежедневным обстрелам ракетами и атакам с использованием СВУ. Хотя эти нападения не привели к значительным потерям и носили скорее беспокоящий характер, их частота беспокоила иракское и американское правительства и вызывала озабоченность дипломатических миссий, особенно после нападения на конвои ООН и Великобритании. В этой связи следует констатировать, что Тегеран пришел к выводу о необходимости временной деэскалации. Помимо этого, Тегеран видит необходимость дать правительству премьер-министра Мустафы аль-Казыми некоторую передышку на фоне финансового кризиса, вызванного низкими ценами на нефть и пандемией коронавируса, а также неопределенностью, которая может возникнуть в случае нового правительственного кризиса в Ираке. «Катаиб Хизбалла» — фракция, наиболее враждебная США и обвиняемая в совершении большинства нападений, первой отреагировала на приказ А.Хаменеи. За ним быстро последовали «Харакат Хизбалла ан-Нуджаба» и другие мелкие группировки. «Американцы пытаются различными способами настроить людей против нас, поэтому мы решили, что срыв усилий американцев в этом направлении важнее, чем нападение на американское посольство. Сейчас приоритетом является успокоение иракской улицы, сохранение иракского правительства и политического процесса. Поэтому было решено приостановить все нападения на американские интересы в Ираке до тех пор, пока опасность не минует», — на условиях анонимности заявил один из командиров этих групп. Как ни странно, приказ Хаменеи не был передан вооруженным группировкам по обычным каналам или иранским официальным лицам, работающим в Ираке. Вместо этого, «из-за его важности», командиры наиболее известных шиитских группировок, включая организацию «Бадр», старейшую поддерживаемую Ираном шиитскую организацию в Ираке, «Катаиб Хизбалла», и «Асаиб Ахль аль-Хак» были вызваны в Кум, чтобы лично встретиться с Хаменеи. Суть приказов, которые были им отданы, состояла в том, чтобы сохранить власть в руках шиитов. То есть, в рамках сохранения позиции премьер-министра и нынешнего правительства. Хаменеи подчеркнул, что М.аль-Казыми — шиит, независимо от того, плохой он или хороший с иранской точки зрения, и рано или поздно он все равно покинет должность премьер-министра. Но властные рычаги в любом случае должны оставаться в руках шиитов. В этой связи любые нападения теперь могут угрожать этой главной политической стратегии Тегерана в Ираке. Поэтому любая деятельность, которая может угрожать иракскому правительству или оставить его на милость США, должна быть немедленно прекращена.

Такое значительное изменение позиции поддерживаемых Ираном вооруженных группировок и сроков объявления этого одностороннего перемирия вызвало много вопросов о реальной цели этого решения, его условиях, сроках, личности гаранта и, самое главное, о том, кто его принимает. Вооруженные шиитские группировки поощрялись Тегераном к нападению на американские цели, чтобы «оказать давление на Трампа и его союзников в Ираке» и подтолкнуть его к безрассудным действиям, которые могли бы привести к его проигрышу на выборах, заявили иракские официальные лица и командиры вооруженных группировок. Однако, похоже, что расчеты изменились после того, как  «иранцы убедились в серьезности угроз, которые Помпео передал через иракского президента Бархама Салиха о возможности нанесения удара по иранским интересам и их союзникам внутри Ирака». Как утверждают иракские чиновники, участвующие в переговорах на эту тему с Ираном, «иранцы получили очень важный совет от Лондон , который оказал явное влияние на изменение их позиции». Совет состоял в том, чтобы не провоцировать Трампа на этом этапе, поскольку он серьезно относится к своим угрозам и потому что он в отчаянии и не будет колебаться, чтобы сделать безрассудный поступок, который дорого обойдется всем. При этом любые военные действия внутри Ирака сейчас означают падение иракского правительства. Сам Иран не сможет справиться с последствиями падения правительства, особенно последствиями политического, финансового и экономического характера. При этом у британцев, как утверждают в том же Багдаде, есть каналы связи со всеми сторонами, включая вооруженные группировки, и они уже давно ведут переговоры с ними, в частности с «Катаиб Хизбаллой», с целью прекращения нападений.

Такая трансформация позиции Тегерана совпало с серией встреч, как открытых, так и тайных, проведенных специальным представителем ООН в Ираке Джанин Хеннис-Плассхерт с командирами поддерживаемых Ираном вооруженных группировок. Последнюю из них, с лидером «Катаиба Хизбаллы» и начальником штаба Народных мобилизационных сил (НМС) Абдулазизом аль-Мухаммадави («Абу Фадаком») в начале этого месяца, побудил наблюдателей связать эти встречи с объявленным на прошлой неделе перемирием. Однако, в реальности Хеннис-Плассхерт не смогла достичь никакого результата на этих встречах. Тот же «Абу Фадак» трижды отказывался встретиться с Хеннис-Плассхаерт, но в конце концов уступил по личной просьбе М.аль-Казыми. Так утверждают некоторые лица из «Катаиб Хизбаллы»: «Хеннис-Плассхерт не имела никакого отношения к объявленному перемирию, несмотря на то, что ее встреча с «Абу Фадаком» была сосредоточена на атаках против интересов США в Ираке. Она просила «Абу Фадака» вмешаться, но он отказался. Он сказал, что не может быть посредником между фракциями и американцами». Они же подчеркнули, что США совершили «большую ошибку», убив иранского генерала Касема Сулеймани и соучредителя «Катаиба Хизбаллы» Абу Махди аль-Мухандиса в результате удара беспилотника по багдадскому аэропорту в январе. Эта пара была «двумя самыми важными людьми», ответственными за «сохранение баланса в Ираке, и могла бы остановить эти нападения одним словом». Но, как выяснилось, есть и другие люди в Тегеране, которые могут это сделать еще быстрее, и при этом не беря ни у кого из вышестоящих лиц никакого одобрения.

На консультациях «Абу Фадака» со спецпредставителем ООН он предложил США срок вывода войск от двух до трех месяцев, гарантируя им полную защиту и помощь в транспортировке их оборудования, техники и персонала в Кувейт, если они согласятся. Поэтому в Тегеране было принято решение прекратить обстрелы и успокоить ситуацию до тех пор, пока не созреют переговоры, а затем будет определен срок вывода войск и перемирия. При этом ООН и Хеннис-Плассхерт не предоставили вооруженным группам никаких гарантий, но менталитет посланника как бывшего министра обороны Нидерландов «создал своего рода взаимопонимание между нами и ней»,- сказали в «Катаиб Хизбалле». Иными словами, ее посредническая миссия продолжается, и иранцы дали ей некоторое время для прояснения позиций Вашингтона. Опять же рискнем предположить, что эта пауза затянется до конца года. Но в любом случае надо констатировать следующее. Тегеран и Вашингтон достигли неформального соглашения о перемирии в Ираке, преследуя при этом свои цели: американцы не хотят резкого обострения противостояния накануне президентских выборов, иранцы опасаются дальнейшей дестабилизации ситуации в Багдаде с точки зрения сохранения прежнего уровня своего влияния. Одновременно обе стороны постараются (в разной безусловно мере) использовать эту паузу для начала возможно более конструктивного диалога в рамках определения контуров новой ядерной сделки. И такие сигналы они направляют в Белый дом через британцев по каналам ООН, пока в формате сроков дальнейшего вывода части американских сил из Ирака. В этой связи обратим внимание на следующее сообщение. Израиль будет готов поддержать возможную новую договоренность США и Ирана. С таким заверением выступил 23 октября премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, отвечая на вопросы американских журналистов в Белом доме в ходе общения по громкой телефонной связи с президентом США Дональдом Трампом. Президент США беседовал по телефону с израильским премьером и руководством Судана в связи с тем, что две стороны договорились при посредничестве Вашингтона о нормализации отношений. Пресс-пул Трампа пустили в Овальный кабинет Белого дома на этот разговор, в ходе которого президент США в том числе предположил, что в конечном счете наряду с другими исламскими государствами нормализовать связи с Израилем способен и Иран. При этом Трамп в очередной раз утверждал, что готов к заключению новой сделки с Ираном, идущей на смену Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД). Комментируя эти высказывания, Нетаньяху отметил, что у Израиля нет возражений против такой потенциальной сделки. «Когда я обращался [в 2015 году] к американскому Конгрессу, я не говорил, что выступаю против любой сделки. Я говорил, что выступаю против одной сделки», — заявил глава правительства Израиля, имея в виду СВПД. С точки зрения Нетаньяху, СВПД снимал «большинство ограничений» с Ирана, но не требовал «никакого изменения поведения» Тегерана. Поэтому Иран начал наращивать обогащение урана и производство баллистических ракет, считает Нетаньяху. «Считаю, что, если будет предложена новая сделка, <…> иная сделка, то мы приветствуем это», — подчеркнул премьер. Администрация Трампа неоднократно декларировала готовность к заключению с Ираном новой договоренности вместо СВПД. Вашингтон выдвигает Тегерану 12 условий подписания такого соглашения. США требуют от Ирана, в частности, завершить обогащение урана и не заниматься переработкой плутония, остановить дальнейшую разработку ракетных вооружений, освободить всех удерживаемых американских граждан. С учетом неприемлемости большинства этих требований для Тегерана речь сейчас идет видимо все-таки о надеждах иранцев (и видимо и в этом также состоит совет британцев) на приход в Белый дом новой администрации и смягчения параметров этих условий. И в этой связи они не хотят излишне осложнять с учетом нападения на американские цели для новой администрации путь к началу этих переговоров. Отсюда и решение о перемирии.

51.64MB | MySQL:101 | 0,364sec