Израиль и Ливан начали переговоры о морской границе

Израильско-ливанский мирный договор об отводе войск и прекращении состояния войны между Израилем и Ливаном, подписанный при посредничестве США 17 мая 1983 года признавал сторонами политический суверенитет и территориальную целостность друг друга и существующую международную границу между ними.

Подписанный мирный договор не был утверждён ливанским парламентом и был расторгнут Ливаном 4 марта 1984 года. Сыграло свою роль давление Сирии, контролировавшей значительную часть территории страны , а также негативное отношение к некоторым положениям договора, в особенности о создании буферной зоны на территории Ливана, и в целом к вопросу заключения сепаратного мира с Израилем со стороны антиизраильских сил в ливанской политике.

В 1985 году Израиль, в одностороннем порядке, вывел большинство своих войск с территории Ливана, оставив в буферной зоне относительно небольшой контингент, поддерживаемый силами «Армии Южного Ливана». Полный вывод израильских войск состоялся в мае 2000 года.  И хотя Совет Безопасности ООН признал, что израильское присутствие на суверенной территории Ливана полностью прекращено, однако Бейрут продолжает предъявлять претензии на небольшой участок территории, до 1967 года контролировавшийся Сирией и известный как «Фермы Шебаа». Но даже при отсутствии мирного договора, в целом сухопутная граница между Ливаном и Израилем, де факто признана двумя странами и не подлежит пересмотру. Но вот морская граница, которая теоретически должна выглядеть в виде перпендикуляра от последней точки сухопутной границы, до поры до времени никого не интересовала и охранялась в основным ВМС Израиля.

Первые проблемы возникли более 10 лет назад, когда на израильском шельфе были найдены газовые месторождения. Как уже отмечалось ранее см. ( Проблемы деления территориальных вод Восточного Средиземноморья. Часть 1 от 28 августа, 2020) еще лет тридцать назад, практически большинство стран Восточного Средиземноморья не то, что не задумывалось, а даже и не представляло где проходят их морские границы. В основном все занимались контролем и защитой своих территориальных вод, но в тот, момент, как в регионе, на морском шельфе Израиля были найдены огромные газовые месторождения, вопрос о экономических водах вышел на первый план. И тут оказалось, что практически все имеют претензии друг к другу.

И хотя на первом этапе разработки своих морских месторождений Израиль пытался не выставлять на тендеры участки в районе морской границы с Ливаном, последний как раз наоборот выставлял и рекомендовал лишь участки расположенные в спорных водах. В итоге  несколько лет назад консорциум из трех энергетических компаний: французской Total, итальянской Eni и российской «Новатэк» получил права на разведку и добычу газа и нефти в Блоке 4 вблизи ливанского побережья и Блоке 9, граничащий с израильской исключительно экономической зоной (ИЭЗ). Справедливости ради надо сказать, консорциум заявил, что геологоразведка будет вестись в той части Блока 9, которая совершенно точно принадлежит Ливану, то есть в его северной части. Согласно договоренностям, компании планировали начать пробное бурение в 2019 году, но так и не продвинулись в данном вопросе до сих пор.

Еще в  марте 2017 года власти Израиля обратились к США и руководству ООН с требованием вынудить Ливан отменить тендеры на поиск нефти и газа в блоках оспариваемой ливанцами акватории ИЭЗ Израиля. Сразу после обострения обстановки в регион прибыл помощник госсекретаря США Дэвид Саттерфилд. Он попытался в сжатые сроки урегулировать территориальный спор между Ливаном и Израилем. По информации ливанской прессы, суть предложений американского эмиссара заключалась в том, чтобы отдать 60–65% спорных участков — а это не только Блок 9, но и Блок 8 — на шельфе Ливану, а остальное Израилю. Естественно, ливанские власти ни о чем таком и слышать не хотели и посреднические услуги США отвергли.

Однако за последние несколько месяцев в регионе произошли резкие изменения и впервые за последние 30 лет Израиль нормализовал отношения с ОАЭ и Бахрейном. Все это существенно повлияло на его взаимоотношения со всем арабским миром. В итоге впервые со дня окончания войны в 1983 году прошли переговоры между Израилем и Ливаном. По прошествии примерно двух лет американских посреднических усилий стороны согласовали условия начала прямых переговоров об демаркации морской границы. Переговоры, которые от имени Израиля ведет министр энергетики д-р Юваль Штайниц, будут проходить при посредничестве США и ООН.

На встрече, состоявшейся около двух недель назад под председательством министра энергетики и высокопоставленных должностных лиц его министерства, и на которой присутствовали представители канцелярии премьер-министра, МИД и министерств юстиции и обороны, условия переговоров со стороны Израиля были согласованы. Прорыв по вопросу морской границы между двумя странами был зафиксирован вскоре после последнего по времени визита в регион помощника госсекретаря США Дэвида Шенкара.  Начало переговоров было запланировано на середину октября, после праздника Суккот, в Накуре, городе на юге Ливана, где расположена временная штаб-квартира миротворческих сил ООН в Ливане.

Министр энергетики Юваль Штайниц заявил: «Я благодарю государственного секретаря США Майка Помпео, его сотрудников и эмиссаров Дэвида Саттерфилда и Дэвида Шенкара за их мобилизацию. Мы с нетерпением ожидаем начала прямых переговоров в ближайшем будущем. Наша цель — положить конец спору по поводу разграничения водных ресурсов между Израилем и Ливаном, чтобы помочь освоить природные ресурсы на благо всех народов региона. Я благодарю министра иностранных дел Габи Ашкенази. Американское посредничество и технические рамки переговоров были согласованы по мнению и к удовлетворению Государства Израиль».

Делегацию, сформированную министром энергетики Ювалем Штайницем, возглавляет генеральный директор Министерства энергетики Уди Адири. Кроме того, в состав делегации входят бригадный генерал д-р Орен Сетер, начальник стратегического отдела ЦАХАЛа, Реувен Эзер, политический советник премьер-министра, Алон Бар от министерства иностранных дел, Мор Халуц и Авив Аяш. Во время вступительной встречи с участием американских посредников Дэвида Шенкара и Джона Доршера стороны обсудили процессы продолжения обсуждений и определили повестку.

Конфликт между Ливаном и Израилем, начавшийся более десяти лет назад, охватывает 860 кв. км в Средиземном море. Израиль согласился разделить территорию 58:42 в пользу Ливана, который хочет как можно скорее начать бурение для добычи газа, чтобы выйти из продолжающегося экономического кризиса.

Ранее правительство Ливана неоднократно препятствовало началу переговоров с Израилем, Иерусалим также выступал против посредничества ООН в переговорах. При этом основным тормозом в переговорах была  «Хизбалла» , входящая в состав правительства Ливана. Однако после мощного взрыва на складе в порту в Бейрута и растущей публичной критики роли «Хизбаллы» в Ливане, страна проявила большую готовность к переговорам с Израилем. Администрация Д.Трампа, оказывая непрерывное давление на Ливан в преддверии президентских выборов и скорее всего, будет стремиться представить переговоры как еще один шаг к миру и нормализации на Ближнем Востоке.

При этом начало официальных переговоров о морских границах позволило Израилю усилить свое давление на «Хизбаллу». Ведь переговоры о демаркации морской границы начались после краха экономической, политической системы и системы здравоохранения Ливана. Все это происходит в фоне пандемии коронавируса, который поразил большинство стран, но еще больше поставил Ливан на колени в социально-экономическом плане.

Как отмечали аналитики, переговоры «дают Израилю возможность донести позитивные идеи об ожидаемых преимуществах для Ливана и его граждан, если они откажутся от воинственности, продиктованной «Хизбаллой», которая также движется иностранными интересами, в пользу политического и экономического диалога, направленного на решение морских проблем и земельно-территориальные споры».

«Хизбалла» пыталась преуменьшить важность переговоров как узких и практичных, опасаясь любых последствий для достижения прогресса в нормализации отношений с Израилем. При этом в последнее время Израилю удалось убедить другие страны в том, что «Хизбалла» причастна к международной террористической сети. Так недавно Германия присоединилась к Великобритании, Нидерландам, США и другим странам Латинской Америки и Персидского залива в классификации «Хизбаллы» как террористической организации и  Израиль работает над тем, чтобы убедить весь ЕС занять такую же позицию. Вполне возможно, что заявления Д.Трампа, о том, что Израиль признают еще ряд арабских стран, в ближайшей перспективе совершенно изменит обстановку как в регионе, так и на северных границах Израиля.

51.48MB | MySQL:101 | 0,428sec