О политической ситуации и перспективах конституционного процесса в Ливии

Установившееся в Ливии военно-политическое равновесие и относительное затишье дает возможность краткой ретроспективы того, а что же, собственно, творилось в этой стране последнее время, кто и зачем предпринимал в ней те, или иные действия из внешних игроков и какова ближайшая перспектива развития ситуации?

Эти аспектам посвящен обзор эксперта портала New Libya, Рашида Хананы. Отметим, что автор не касается внутренней ливийской компоненты, и, на наш взгляд, совершенно оправдано, ибо, как мы не раз подчеркивали в материалах о Ливии, размещаемых на сайте Института Ближнего Востока, основную и главенствующую роль  в ливийской драме, начиная с 2011 года, играли, играют и будут играть внешние силы. Сами ливийцы, «осиротевшие» после свержения М.Каддафи, в основной своей массе, аполитичные, не имеющие никакой культуры и традиций партийного строительства и, по сути, сохранившие трайбалистский менталитет с поправкой на местный колорит, в виде феноменов завий и мурабитин, суфизма и сенусизма, тяготеют к единому централизованному управлению ими, будь то король, «брат-лидер», или новоявленный фельдмаршал. Пока же, центра такого нет, говорить о политической инициативе или какой-либо осознанной деятельности ливийцев в этом смысле не приходится: все сводится к поездкам в разные страны, жалобам друг на друга, просьбах о помощи и поставках оружия, иными словами, делегировании полномочий вовне, что и приводит к тому, что в Ливии сходятся интересы разнонаправленных внешних сил, что приводит регион на грань войны и лишь «грозный окрик» из Вашингтона заставляет всех немного успокоится. Об интересах самих ливийцев, как правило, никто не вспоминает.

Хорошо известными фактами являются два события, которые радикально изменили ход конфликта в Ливии, — это визит командующего ЛНА Халифы Хафтара в Москву в 2018 году для получения разрешения на отправку сотрудников российской частной военной компании «Вагнер» для поддержки своих сил в Восточной Ливии. Второй — это подписание в ноябре 2019 года морского соглашения между Турцией и Правительством национального согласия в дополнение к соглашению о военном сотрудничестве. Вступление Турции на театр военных действий привело к изменению баланса конфликта и, как следствие, к отражению наступления на Триполи, начатого ЛНА при поддержке России, Египта и ОАЭ, что вынудило впоследствии к немедленному и неорганизованному выводу сил Хафтара к Сирту.

 

Ошибки бывших посредников

Через несколько дней после принятия председательства в Европейском союзе Германия применила новую методику в Ливии, чтобы попытаться достичь того, чего не смогли добиться предыдущие посредники. В начале года канцлер ФРГ Ангела Меркель выступила с инициативой по объединению региональных и международных сил, вовлеченных в ливийский конфликт, для его мирного урегулирования. Германия воспользовалась ошибками предыдущих посредников, особенно Франции и Италии, и разделили диалог на три трека: политический, военный и экономическо-финансовый. После встреч в марокканском городе Бузника две делегации из Верховного государственного совета (штаб-квартира которого находится в Триполи) и Палаты представителей (парламент, который находится в Тобруке)  достигли принципиального соглашения о распределении суверенных должностей в государстве. Это способствовало прогрессу в ускорении других ливийских консультаций, будь то в Германии, Мальте, Египте, Швейцарии или Тунисе.

Можно сказать, что сочетание трех новых элементов способствовало изменению ситуации в Ливии, подталкиванию к прекращению боевых действий и направлению компаса к мирным решениям, и эти элементы представляют собой вступление ФРГ на пост председателя Европейского союза с ее непостоянным членством в Совете Безопасности ООН и стремление добиться международного успеха в эти два параллельных периода. Этот успех положительно выделил  бы период немецкого руководства ЕС, потому что большинство европейских стран жалуются на продолжающийся вооруженный конфликт на южном берегу Средиземного моря и считают его угрозой своим стратегическим интересам и угрозой своей безопасности из-за притока волн иммиграции на европейское побережье.

Поддержка руководства ФРГ

Второй элемент успеха — это международная поддержка, которым пользуется инициатива Берлина, поскольку генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, А.Гутерриш сидел справа от канцлера ФРГ А.Меркель на Берлинской конференции, а рядом с ним — глава миссии ООН в Ливии, Гасан Саламе (до своей отставки позже). Третья составляющая успеха — это поддержка, которую германское председательство получило от США и 15 других стран. Большой интерес Вашингтона к этому досье проявился в недавних интенсивных визитах высокопоставленных военных чиновников США в регион.

Несомненно, что ускорение встреч, нацеленных на поиск мирного урегулирования в Ливии, направлено в важном измерении масштабов активности США, с целью маргинализации России и ограничение ее влияния на южном побережье Средиземного моря после того, как она прочно обосновалась в Сирии. Министр обороны США Марк Эспер ясно высказался по этому поводу во время своих встреч в Алжире, Марокко и Тунисе во время его недавнего турне по Магрибу. Но конфликт в Ливии нельзя сводить к борьбе США и России за влияние в стране с крупнейшими запасами нефти в Африке.

О роли российской ЧВК «Вагнер»

Осведомленные источники сообщили, что командующий силами США в Африке (AFRICOM), генерал Стивен Таунсенд, во время своего визита, предшествовавшего визиту министра Эспера, дал  понять алжирцам, что одним из главных приоритетов США в Ливии является прекращение присутствия российской ЧВК «Вагнер», которая поддерживает ЛНА Халифы Хафтара. Таунсенд также подтвердил, что американцы будут искать возможности для создания военной базы в Восточной Ливии.

В июле прошлого года Министерство обороны США опубликовало снимки, на которых запечатлена эскадрилья российских военно-транспортных самолетов Ил-76, дислоцированная на базе Аль-Джуфра в Восточной Ливии, находящейся под контролем Хафтара. Американцы также обвинили бойцов из ЧВК «Вагнера» ​​в установке мин в окрестностях Триполи, когда они его окружали, в нарушение резолюций ООН, запрещающих экспорт оружия в Ливию, а также в человеческих жертвах, которые причинили и продолжают причинять взрывы этих мин. В этом контексте Евросоюз и Великобритания ввели санкции против предположительного главы ЧВК «Вагнер», российского бизнесмена Евгения Пригожина, как они считают, личного друга президента В.Путина и владельца сети роскошных ресторанов.

Информированный ливийский источник пояснил «Аль-Кудс аль-Араби», что Хафтар является тем, кто инициировал просьбу о помощи от ЧВК «Вагнер» после того, как он заметил ее эффективность в Сирии и решающую роль в освобождении городов Алеппо и Пальмира от вооруженных групп антиасадовской оппозиции. Когда Х.Хафтар посетил Москву в 2018 году, он встретился там с министром обороны России, Сергеем Шойгу и заверил его, что сотрудники ЧВК «Вагнера» ​​помогут ему штурмовать Триполи и взять его силой, предлагая Москве нефтяные контракты, инфраструктурные проекты и реконструкцию в обмен на военную поддержку.

Оценки Р.Хананы о роли немецкой инициативы, на наш взгляд, верны: Берлину удалось заинтересовать ливийцев именно тем, чем они озабочены более всего. Ведь противостояние между Триполитанией и Киренаикой есть конфликт, вызванный нарушением баланса интересов племенных элит и джамахирийской номенклатуры, который произошел после свержения М.Каддафи. Самостоятельно они решить эту проблему не могли, пока не настало подходящее время и Германия не предложила схему, впервые устроившую большинство трезвомыслящих людей в обеих лагерях. Это стало основой для перемирия. Но перед этим, как пишет Р.Ханана, было необходимо нивелировать российское вмешательство.

 

Турецкие беспилотники  решили исход битвы за Триполи

«Аль Кудс аль-Араби», сообщает Р.Ханана, пишет о том, что 300 наемников прибыли в восточный регион Ливии накануне начала военного наступления ЛНА на Триполи 4 апреля 2019 года, которых ЧВК «Вагнер» переправила из Сирии и Донбасса на востоке Украины. И после того, как они поддержали наступавшие на Триполи силы Хафтара, используя очень современное вооружение, наемники оказались в непосредственной близости от столицы, но беспилотники, которые ПНС получило от Турции, усилили контроль над воздухом, и начали атаковать силы Хафтара, нанеся им тяжелые потери. ЧВК «Вагнер» потерял по различным оценкам несколько десятков человек, а интернет заполнили фотографии и видеоролики с уничтоженной российской военной техникой, частично прибывшей из арсеналов ОАЭ, а частично – по всей видимости, из РФ.  Стало понятно, что никакие наемники не могут обладать современными системами ПВО или истребителями и бомбардировщиками и речь идет о прямом участии в наступлении персонала МО РФ, прибывающего из Сирии. Турцию это не впечатлило и она продолжила поддерживать ПНС.

После поражения ЛНА в битве за Триполи, пресс-секретарь МИД РФ Мария Захарова была вынуждена заявить, что не существует закона, позволяющего российскому государству препятствовать своим гражданам работать за рубежом. Российские официальные лица также заявили, что Хафтар появился на видеозаписи вместе с главой ЧВК «Вагнер» Е.Пригожиным и министром обороны С.Шойгу.

Напротив, некоторые западные эксперты по России подтверждают, что ЧВК «Вагнер» ​​стала средством, с помощью которого Москва делает ставку для восстановления влияния, которым пользовался бывший Советский Союз, о чем свидетельствует присутствие ее сотрудников в 13 африканских странах, где они берут на себя деликатные задачи обеспечения безопасности, особенно охраны отдельных персон или различных объектов. Это развертывание находится в рамках стратегии России по расширению гражданского и военного присутствия на африканском континенте, что было очевидно продекларировано на саммите, на который В. Путин созвал почти сорок африканских лидеров в Сочи 23 и 24 октября 2019 года.

Российская стратегия в Ливии, по мнению Р.Хананы, основана на одновременном владении двумя картами: одной на сегодня, а второй — на завтра. Первая — это карта Хафтара, проложившая путь к присутствию России в Восточной Ливию, а вторая — это Сейф аль-Ислам Каддафи, которого бенефициары предыдущего режима, стремятся выдвинуть кандидатом на предстоящих президентских выборах.

К  вопросу о ливийской конституции

Путь к президентским выборам зависит от решения вопроса о ливийской конституции, который не решен с тех пор, как «Комитет шестидесяти» завершил свою работу, подготовив проект новой конституции. В комитет вошли делегаты из трех регионов (Триполитании, Киренаики и Феццана)). В начале сентября консультации между ливийцами в Монтрё (Швейцария), проложили путь к новому прогрессу, который должен быть зафиксирован, путем достижения соглашения об организации выборов в течение 18 месяцев, плана, согласно которому встречи в Тунисе в следующем месяце будут сосредоточены на определении его подробного графика.

В связи с приближающейся датой, установленной главой Президентского совета Фаизом Сарраджем для передачи своих обязанностей новому исполнительному органу в конце этого месяца, на переговорщиков усиливается давление с целью прекратить консультации и выработать практические решения, что было подчеркнуто участниками конференции «Берлин-2». Эта конференция была открыта 5 февраля. Представители 16 стран и международных организаций приняли участие в Берлинском диалоге 2, который проводился по замкнутому телевидению в кулуарах Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. Похоже, что они обязались внести свой вклад в продвижение по пути примирения.

Конституционный процесс в истории Ливии

Вопрос о принятии новой конституции Ливии занимает центральное место перед началом избирательного процесса, независимо от того, связан ли он с президентскими или парламентскими выборами. Конституционный процесс был и остается одним из вопросов, вызывающих разногласия и разжигающих множество конфликтов либо между ливийскими элитами, либо между ними и иностранными державами на протяжении всего колониального периода (1911–1952 гг.). Во время итальянской оккупации (1911-1943 гг.) Конституционное требование было одним из главных вопросов национальной борьбы. Появление Конституции Республики Триполи в 1920 году и Основного закона Киренаики примерно в то же время стало воплощением и дополнением этой борьбы.

Британский колониальный период охватывал Киренаику и Триполитанию (1943-1952 гг.) По сравнению с итальянским колониальным периодом, а также французским колониализмом в регионе Феццан (1943-1952 гг.), он характеризовавшимся молниеносным возникновением множества партий и ассоциаций, особенно в Триполитании, а также появлением двух конституционных документов: Конституции Киренаики 1951 года и Конституции от Объединенных Наций. Здесь следует отметить, что одной из особенностей конституционного развития Ливии является важная роль международных сил, поскольку конституция 1951 года была завершена во исполнение резолюции Организации Объединенных Наций в сентябре 1949 года. В период независимости под властью короля Мухаммеда Идриса аль-Сенусси (1951-1969 гг.), поправки к Конституции 1951 года, принятые в апреле 1963 года, отменили федеративную систему. Что касается правления Муаммара Каддафи (1969-2011 гг.), конституция была отменена, и в декабре 1969 года была издана Конституционная декларация, которая позже была отменена, а планировавшееся на 2012-2013 гг. обсуждение новой конституции не состоялось, равно, как и ее принятие.

Несколько вариантов конституционного процесса

Ранее в этом месяце в Египте состоялось совещание по завершению конституционного процесса, в котором участвовали делегация Верховного государственного совета и еще одна делегация Палаты представителей, но последняя делегация отклонила предложения, представленные делегацией Верховного совета государства в отношении механизмов проведения референдума. Документ ВГС включал несколько вариантов, в том числе принятие проекта конституции, подготовленного избранным конституционным органом и ратифицированного большинством более двух третей его членов, с тем чтобы он стал постоянной конституцией ливийского государства, если оно получит абсолютное большинство членов Палаты представителей и верхней палаты государства, то есть без референдума. Второй вариант — провести публичный референдум по проекту конституции, разработчики которого стремились уважать международные демократические стандарты, а третий вариант заключался в проведении публичного референдума по проекту конституции с принятием закона на основе консенсуса между двумя палатами в соответствии с Конституционной декларацией (2011 г.) и Ливийским политическим соглашением (2015 г.) и большинством голосов, когда «за» подано две трети голосов, при этом Ливия считается единым государством.

Новым элементом здесь стала атмосфера, которая преобладала на переговорах между двумя делегациями, поскольку они подтвердили в совместном заявлении, что продемонстрировали «большую гибкость в диалоге» в течение трех дней, согласно заявлению, опубликованному после окончания встреч. Они также выразили желание провести второй раунд обсуждения конституционного процесса. Однако этот второй раунд следует ускорить, чтобы результаты его работы можно было представить на «всеохватывающей» конференции, которая состоится в Тунисе в конце этого месяца. Согласно заявлениям, сделанным членом Высшего государственного совета Абдулом Кадиром аль-Ахвили ливийскому порталу «Аль-Васат», обе делегации согласились с необходимостью завершения переходного этапа и начала договоренностей о постоянном этапе, что является косвенным ответом на голоса, призывающие к дополнительному переходному периоду перед выборами.

Несмотря на нынешнюю атмосферу диалога, преобладающую между двумя ливийскими соперниками, сохраняется страх перед негативным влиянием региональных и международных сил, переплетенных в ливийско-ливийском конфликте, которые, как считается, пытаются сорвать мирный процесс, опасаясь маргинализации своей роли в постконфликтны период. Президент Франции, Э.Макрон считается одним из самых важных препятствий на пути к текущему процессу, поскольку он объявил о скором запуске инициативы, параллельной берлинскому процессу, и направил своего министра иностранных дел Ле Дриана как в Алжир (это уже третий визит такого рода), так и в Тунис, чтобы убедить их президентов поддержать французскую инициативу, содержание которой не разглашается.

Расплывчатая инициатива Э.Макрона

Однако посол Франции в Египте Стефан Ромати подтвердил в заявлениях для прессы, что Париж готовится запустить новую инициативу по разрешению ливийского кризиса «в координации с Египтом, и включает соседние страны и политических игроков в кризис». Французы не скрывали, что они работают над организацией встречи соседних с Ливией стран, которая «могла бы сопровождать процесс, называемый Берлинским», что указывает на то, что французская дипломатия не особо следует общей линии, в которой участвуют 16 стран под названием «Берлинский путь», а готовит собственные шаги, самостоятельно «Вероятно, что параллельные консультации  и генерирование каких-то вариантов, продолжатся и даже активизируются с консенсусом по кажущимися реалистичными, решениям, но тут все будет зависеть от самих ливийцев, которые сегодня, более, чем когда-либо, производят впечатление людей, которые способны отличать друзей от манипуляторов», — заключает Р.Ханана.

62.33MB | MySQL:101 | 0,566sec