К итогам переговоров по урегулированию ливийского конфликта в Женеве

Миссии ООН по Ливии МООНПЛ удалось начать новые переговоры о выходе из кризиса на фоне прекращения огня, достигнутого между Х Хафтаром и городом Мисурата. 23 октября по итогам длившихся несколько дней в Женеве встреч в рамках Совместного военного комитета «5+5» их участники подписали соглашение о постоянном прекращении огня.
Сделка, которая была достигнута при содействии Миссии ООН по поддержке в Ливии, также предусматривает вывод из страны в 90-дневный срок иностранных наемников, реинтеграцию на индивидуальной основе вооруженных милиций в государственные институты, создание «совместных ограниченных вооруженных сил», открытие воздушного и наземного транспортного сообщения, обмен задержанными и прекращение подстрекательских кампаний в СМИ.
Как указала исполняющая обязанности спецпосланника генсека ООН глава МООНПЛ Стефани Уильямс, соглашение о прекращении огня не распространяется на группировки, указанные ООН как террористические. Однако вопрос о том, как демилитаризовать Сирт и Джуфру, еще предстоит решить. Добившись начала перемирия в Женеве 23 октября и определения сторонами твердой даты — 9 ноября — начала политических переговоров в Тунисе, исполняющая обязанности главы миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) Стефани Уильямс добилась двух крупных успехов всего за несколько дней до истечения своего мандата 3 ноября. Однако на пути мирного соглашения все еще стоят многочисленные препятствия, в том числе демилитаризация Сирта и Джуфры и определение роли командующего ЛНА Халифы Хафтара в «новой Ливии». Женевское соглашение является прямым результатом работы совместной военной комиссии в составе пяти военных представителей с каждой стороны, которая работала в течение последних трех лет под руководством Египта. Причем члены этой комиссии не стали дожидаться присутствия эмиссаров МООНПЛ для того, чтобы перейти к практической реализации ряда вопросов. С начала октября был произведен обмен несколькими сотнями заключенных, а 16 октября между Бенгази и Триполи было восстановлено воздушное сообщение. Это лишний раз свидетельствует о том, что ливийские стороны сами в состоянии оперативно решить те вопросы, которые их одинаково волнуют. Одобрив создание этой комиссии на заключительном этапе переговоров, Стефани Уильямс взяла на себя ответственность за ее работу, хотя на самом деле она имела к ней мало отношения. Тем не менее, ей не удалось добиться демилитаризации Сирта и Джуфры, что является главным приоритетом для Соединенных Штатов, поскольку их волнует присутствие в этом районе российских частных военных компаний, которых они ассоциируют с Москвой. Вообще создается впечатление, что растущая в последние месяцы дипломатическая активность СА на ливийском направлении вызвана в первую очередь именно этим соображением. Эта проблема все еще нуждается в решении, даже если комиссия «5 + 5», как считается, уже достигла молчаливого согласия по этому вопросу: ЛНА готова покинуть этот район при условии, что западный ливийский лагерь действительно разоружит свои ополченческие формирования, как это предусмотрено соглашением. Или, еще проще, сирийские наемники будут выведены из страны.
Эта тема автоматически вернула Хафтара и город-государство Мисурата на центральное место в проходящих переговорах. Хафтар в сентябре достиг соглашения с представителем Мисураты в Президентском овете Триполи Ахмедом Миитигом о разблокировке добычи нефти. Кроме того, в начале октября вновь открылись некоторые перерабатывающие установки «нефтяного полумесяца», находящиеся под контролем ЛНА. При этом именно кадровые военные офицеры Мисураты играли основную роль в работе комиссии «5 + 5». Делегацию, подписавшую Женевское соглашение, возглавлял генерал-майор из Мисураты Ахмед Али Абу Шахман, бывший командующий Центральным районом. Силы Мисураты долгое время находились на переднем крае военной борьбы с Хафтаром, но, как полагают эксперты, влиятельное деловое сообщество города теперь благоприятствует переговорному урегулированию как средству возрождения слабеющей экономики страны. Эти силы представлены, в частности, Мухаммедом Райедом, главой холдинговой компании «Аль-Насим» и председателем ливийского Союза торговых палат Абдельхамидом Дабайдой — лидером партии Аль-Мустакбаль», заместителем председателя Президентского совета Ахмедом Миитигой, а также мэром этого города-государства Махмудом Сгутри и его братом Мохсеном Мохаммедом Сгутри, который является президентом свободной зоны Мисурата Эта фракция давно с разной долей успеха пыталась добиться от Хафтара гарантий безопасности своих экономических интересов и сохранения за ними определенной роли в будущем политическом процессе. Большая часть ливийского импорта проходит транзитом через порт Мисураты, что придает городу ключевую экономическую роль. Смена приоритетов со стороны торговых кланов Мисураты может ускорить окончание конфликта, поскольку именно они являются главным источником средств для ополченцев Мисураты, защищающих Триполи под руководством министра внутренних дел Фатхи Башаги. Это соображение безусловно имеет место, но основной причиной некого прогресса на переговорах все-таки надо полагать очень жесткий прессинг Вашингтона и на Триполи, и на Мисурату, и на Хафтара. Не говоря уже о Каире и Абу-Даби. Второй проблемой на предстоящем ливийском форуме политического диалога, который уже начал проводить видеоконференции перед началом работы в Тунисе 9 ноября, станет распределение постов в будущих структурах исполнительной власти в Ливии. 75 членов ливийского форума заранее договорились не претендовать ни на какие будущие политические посты, но представители Киренаики считают, что «Братья-мусульмане» слишком непропорционально представлены на форуме. Это восемь членов Партии справедливости и строительства, которые включают такие серьезные фигуры, как Абдерразак аль-Аради, Низар Каван, а также влиятельного бизнесмена Ибрагима Али Дабайба, которому помогают два его сотрудника, Ахмед аль-Шаркаси и Халид Глео, что уже приводит к угрозам со стороны некоторых восточных ливийских представителей бойкотировать переговоры. 27 октября Комитет по обороне и национальной безопасности Палаты представителей (ПП, постоянный избранный парламент) обвинил заседающее в Триполи Правительство национального согласия (ПНС) премьера Фаиза Сарраджа в нарушении положений достигнутого в Женеве соглашения о прекращении огня. В своем заявлении парламентская структура также заявляет об отказе от каких-либо контактов с главой Высшего государственного совета (ВГС) страны Халедом аль-Мишри из-за его связей с исламистской ассоциацией «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ), которая отвергла последние женевские договоренности.
«Осуждаем нарушение неутвержденным правительством женевского соглашения посредством подписания (меморандума) с Катаром, — указывается в коммюнике. — Также осуждаем заявление так называемого Высшего госсовета, в котором тот отверг это соглашение по воле его хозяев — Турции и Катара, и подтверждаем, что не собираемся сидеть за одним столом с тем, кого называют Халедом аль-Мишри, и его исламистской группой, классифицируемой Палатой представителей как террористическая». В связи с этим комитет обратился с призывом к международному сообществу и Миссии ООН по поддержке в Ливии (МООНПЛ) «взять на себя ответственность за сдерживание «братства» и его группировок». «Если международное сообщество не сделает этого, тогда мы призываем армию ударить железным кулаком по террористическим милициям и выдворить их силой оружия, чтобы избавить страну от их гегемонии над государственными институтами», — отмечается в заявлении.
23 октября в Дохе с визитом побывала делегации Триполи, в которую вошли главы МВД Фатхи Али Башага и МИД Мухаммед Тахер Сияла. В рамках визита между МВД ПНС и МВД Катара был подписан меморандум в области безопасности. Согласно его положениям, Доха и столичные ливийские власти договорились о сотрудничестве в противодействии терроризму и его финансированию, борьбе с организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ, отмыванием денег. Они также условились обмениваться информацией в данных сферах с предоставлением необходимой технической поддержки друг другу. В данном случае активизацию темы «засилья «Братьев-мусульман»» надо рассматривать прежде всего как повод основных кураторов Тобрука в лице Каира и Абу-Даби лишний раз напомнить сторонам и спонсорам мирного урегулирования о своих «красных линияхх», то есть о категоричном несогласии с процессом усиления влияния в «новой Ливии» Катара и Турции.
Предполагаемый соглашением вывод из Ливии иностранных наемников в течение следующих трех месяцев также является пока проблемой. Реджеп Тайип Эрдоган пока не демонстрирует готовности приступить к демобилизации тысяч сирийских боевиков, которых он отправил в Ливию, за исключением тех, кто на сегодня уже отправлен в Нагорный Карабах. Как полагают французские эксперты, Москва также не спешит отдавать соответствующие распоряжения ЧВК «Вагнер», которая официально является частной компанией, но имеет тесные связи с Кремлем, покинуть Ливию, по крайней мере, до того, как двое российских граждан М.Шугалей и Самир Суэйфан, которые содержатся в Триполи с мая 2019 года, будут освобождены. Официально эта пара находится в Ливии с исследовательской миссией, но их подозревают в том, что они являются агентами российской разведки. Те же французы убеждены, что участие ЧВК «Вагнер» в боях в районе Триполи совместно с ЛНА в 2019 году было отчасти результатом желания Москвы захватить столицу силой. Тем не менее, в сентябре бойцы «ЧВК «Вагнер» покинули нефтяной порт Эс-Сидр, а 24 октября- порты Сидр и Рас-Лануф, что является частью внутриливийских договоренностей. В настоящее время считается, что силы ЧВК «Вагнер» сосредоточены в южной части страны. Кстати, отход сил «ЧВК «Вагнер» из Рас-Лунуфа косвенно подтверждает факт получения ОАЭ от Мисураты исчерпывающих гарантий безопасности местного нефтеперабатывающего завода, оператором которого является суверенный фонд ОАЭ.

51.61MB | MySQL:101 | 0,361sec