Об возможном расширении отношений Ирана с радикальными палестинскими организациями и «Аль-Каидой»

Летом 2020 г. были подписан договоры о нормализации отношений Израиля и ряда арабских государств Персидского залива (т. н. «Авраамовы соглашения»). Данное событие несомненно является определенным шагом вперед в процессе формирования новой системы безопасности на Ближнем Востоке. В тоже время оно вызвало неоднозначную реакцию как на региональном, так и международном уровнях.

По оценке некоторых западных экспертов, «Авраамовы соглашения» напоминают заключенный при посредничестве США в 1983 г. мирный договор между Израилем и Ливаном. Этот договор прекратил действовать после ухода в отставку правительства Ливана в феврале 1984 г. после террористических атак на казармы американских морских пехотинцев,  французских военных и гражданского палестинского населения в Ливане.

Как и сегодня США действовали во многом сепаратно без опоры на широкую базу поддержки местных политических сил и гражданских общественных организаций. В 1983 г. США решили изолировать Сирию, которая держала на территории Ливана 35-итысячный военный контингент, а также оставили за бортом местные шиитские и друзские сообщества.

В этот раз американская администрация оставила за рамками соглашений ряд ключевых игроков на поле арабо-израильского конфликта. Прежде всего это касается Палестинской национально администрации и палестинцев в целом.  Данный шаг США получил негативный отклик в арабском и мусульманском мире. Возможно действия администрации Д.Трампа объясняются неуступчивостью палестинцев и их отказом в феврале 2020 г. принять американский мирный план по Ближнем Востоку. На деле сомнительно, чтобы палестинцы смирились и приняли новый план Д.Трампа в виде вышеупомянутых мирных соглашений. Более того, нельзя исключать того, что подобные действия США могут в конечном счете привести к тому, что умеренные палестинские силы станут искать союза с радикалами и объединившись с ними обратятся за поддержкой к Ирану.

Как известно в феврале 2020 г. ПНА прервала все связи с США и Израилем, в том числе прекратила консультации по вопросам безопасности. В сентябре 2020 года ПНА бойкотировала Лигу арабских государств (ЛАГ) на фоне массовых призывов среди палестинского населения выйти из этой организации.

При этом не стоит забывать о том, что в указанный период времени отношения палестинских радикалов в лице ХАМАСа и  «Исламского джихада» с Ираном находились на подъеме. Так, в феврале 2020 г. на одном из заседаний Стратегического совета ИРИ по международным делам прозвучала идея о новой более мощной чем прежде палестинской интифаде при массированной поддержке ИРИ. А в сентябре 2020 г. представители руководства ХАМАСа и ливанской «Хизбаллы» договорились о более тесном сотрудничестве по ключевым военно-политическим вопросам.

В сложившейся ситуации было бы уместным упомянуть о скрытых контактах ИРИ с «Аль-Каидой» (запрещена в России), с помощью которой Иран может попытаться радикализировать палестинцев. Иран на постоянной основе открыто оказывает поддержку ХАМАСу и «Исламскому джихаду». Более осторожно и скрытно Иран поддерживает нерегулярные контакты с представителями «Аль- Каиды»  и афганского «Талибана» по мере необходимости.

По оценке ряда представителей американских спецслужб, впервые контакты между Ираном и «Аль-Каидой» были зафиксированы после событий 11 сентября 2001 г. Отношения между ними носили весьма неровный характер и отличались взаимным недоверием и цинизмом.

Однако когда речь идет об интересах национальной безопасности Ирана, Тегеран не брезгует пользоваться логистической и военной поддержкой «Аль-Каиды» в проведении операций против Израиля и США.

Известно, что в своей пропагандистской деятельности «Аль-Каида» постоянно уделяет внимание палестинскому вопросу. Так, после решения США перевести в 2018 г. свое посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим Айман аз-Завахири публично осудил бездеятельность арабских стран и призвал мусульман к вооруженному джихаду против арабских правительств и США. В 2019 г. после признания США Голанских высот территорией Израиля А.аз-Завахири призвал палестинцев к атакам смертников на Израиль и его объекты.

В тоже время отношение «Аль-Каиды» к палестинскому вопросу носит неопределенный характер. Воинственная риторика «Аль-Каиды» по палестинскому вопросу не сопровождалась конкретными операциями, что вызывало резкую критику в джихадистких и такфиристских кругах.

Однако существует опасность, что рано или поздно «Аль-Каида» под воздействием Ирана может начать действовать и перейти от слов к делу. В 2015 г., по некоторым данным (требуют дополнительной проверки — авт.) иранские власти освободили из под домашнего ареста 5 старших оперативников «Аль-Каиды», удерживаемых на территории ИРИ.  При этом двое из них Сэейф аль-Адель и Абу Мухаммед аль-Масри ( оба египтяне — авт.) остаются в Иране откуда по всей видимости пытаются помогать руководить деятельностью организации. Трое других, в том числе заместитель А.аз-Завахири по египетскому досье Абу Хейр аль-Масри, Халед аль-Арури (старший оперативник по иорданскому досье) и Сари Шихаб вошли в состав проиранских сил действующих на территории Сирии. В их задачу входило создание так называемой Хорасанской группировки и отрядов «Хуррас эд-Дин» для проведения закордонных операций. Однако упомянутые оперативники «Аль-Каиды» наряду с двумя другими кувейтского и саудовского происхождения были убиты в ходе атаки беспилотников.

Примерно в тоже время, в августе на юге Израиля во время очередной эскалации пограничной напряженности произошло несколько пожаров, вызванных в результате запущенных с территории Газы зажигательных воздушных шаров. Это событие напоминает лесные пожары в Израиле в 2016 г., которые по предположению премьер-министра Б.Нетаньяху стали результатом терактов. Перехваченные израильскими и американскими спецслужбами переговоры джихадистских элементов, показали, что эти пожары явились результатом спланированных акций ячеек «Аль-Каиды». В пользу этого утверждения может косвенно свидетельствовать тактика «Аль-Каиды», которая не полагается на волю случая, а носит продуманный и долговременный характер, что было продемонстрировано на примере ее неустанных попыток осуществить теракты в США в Международном торговом центре в течении 1993 г., несмотря на ряд провалов и неудач.

По некоторым данным (требуют дополнительной проверки -авт.), предоставление Ираном убежища ряду руководителей «Аль-Каиды» с тем, чтобы предотвратить враждебные действия организации в отношении ИРИ и ее интересов, сопровождаются существенной логистической поддержкой ее оперативников. В освою очередь Иран может рассчитывать на ответные действия со стороны организации.

К тому же, Иран может существенно облегчить тренировочные и оперативные мероприятия «Аль-Каиды», используя свои возможности в Сирии и Ливане и связи в среде союзных ему палестинских и суннитских организаций. Несмотря на свою доктрину ограниченного сотрудничества и взаимодействия в условиях враждебного окружения и контролируемого характера такого сотрудничества, «Аль-Каида» может пойти на сотрудничество с Ираном с учетом оправданного риска и очевидной выгоды.

Известно, что одним из требований, которые США предъявляют Ирану в рамках переговоров по ядерной программе и политике ИРИ на Ближнем Востоке, является полный отказ ИРИ от каких-либо контактов с «Аль-Каидой». На деле США хотели бы развернуть Иран против организации и заставить Тегеран вступить в общий фронт борьбы с «Аль-Каидой». Однако на практике все обстоит непросто.

Так, спустя несколько недель после американского вторжения в Ирак в 2003 г. Иран предложил США «большую сделку». Иранские предложения были переданы американцам через посла Швейцарии в Тегеране и содержали ряд конкретных предложений, начиная с ядерной программы и кончая отношениями с террористическим организациями. В частности, в ответ на сотрудничество в борьбе с «Аль-Каидой», Иран требовал репатриации лидеров враждебного ему движения «Моджахедин аль-Хальк» в Ираке, которое, кстати, числилось в американских списках террористических организаций. С другой стороны, вряд ли стоило ожидать, что Иран согласиться на американские предложения обмена лидеров «Моджахедин аль-Хальк» на руководителей «Аль-Каиды», нашедших убежище в Иране. Поэтому США не ответили на предложения ИРИ и после сдачи членов «Моджахедин аль-Хальк» американским военным обеспечили им определенную защиту, а само движение  было исключено из американского списка террористических организаций в 2012 г.

С другой стороны, палестинцам по сути нечего терять в складывающейся сегодня ситуации. Они давно лишились реальной поддержки большинства арабских стран. Шанс на продвижение идеи о создании двух государств был утрачен еще в 1993 в результате соглашений в Осло. Другая возможность решить палестинский вопрос политическим путем была похоронена в июле 2000 г. в Кэмп-Дэвиде.

В дальнейшем целая цепь событий начиная с американского вторжения в Ирак и укрепление позиций радикалов в лице ХАМАСа и «Исламского джихада» за счет ПНА еще больше отодвинули возможность мирного разрешения палестинской проблемы. «Арабская весна» и появление «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) кардинально сменили приоритеты внешних игроков на поле палестино-израильского конфликта. Даже, казалось бы,  такая логичная для многих внешних акторов формула как «мир в обмен на территории», утратила свою актуальность из-за растущей внутренней нестабильности в регионе и усилившегося соперничества различных внешних и внутренних сил за доминирование.

В такой ситуации, считают некоторые западные эксперты, Д.Трамп и ряд аравийских монархий в своих устремлениях решить палестинскую проблему, могут породить новые угрозы и косвенно способствовать расширению иранской «оси сопротивления»  с привлечением в нее новых элементов, в том силе и «Аль-Каиды».

51.98MB | MySQL:103 | 0,578sec