Ислам в Греции: в Евросоюзе больше не осталось столиц без действующих мечетей

Понедельник 2 ноября 2020 г. стал для Европейского союза исторической датой. День не был отмечен какими-то крупными и резонансными событиями на уровне межгосударственного образования, но стал датой, после которой в объединенной Европе больше не осталось государств со столицами без действующих мечетей. До начала ноября последней такой страной оставалась Греция, в которой строительство мечетей было запрещено с 1832 г., с момента образования Королевства Греции в результате войны за независимость от Османской Империи, и вплоть до 2006 г., когда запрет был отменен.

Однако для того, чтобы в Афинах появилась первая мечеть, понадобилось ещё 14 лет (хотя, само собой, все это время в городе, по данным The New York Times, функционировало порядка 70 официальных и неофициальных молельных домов). К 2020 г. греческая столица оставалась единственной в Евросоюзе, где не было действующих сооружений для отправления мусульманами религиозных нужд – даже в столицах государств Прибалтики, Эстонии, Латвии и Литве, где общая численность адептов ислама до сих остаётся очень низкой по сравнению с большинством стран континента, к концу второго десятилетия ХХI века уже были действующие мечети.

В то же время, в других регионах Греции исламским общинам постепенно возвращали здания мечетей, построенные ещё во время оккупации страны Османской Империей и после 1832 г. использовавшиеся для каких угодно, но только не религиозных нужд. В Афинах самым значительным примером такого религиозного османского зодчества все это время оставалась бывшая мечеть Фетхие-джами (или «Мечеть завоевателя»), которая сегодня используется как музейно-выставочный комплекс. Само собой, до турецкого завоевания на месте мечети была христианская базилика.

При этом уже в первом десятилетии текущего века потребность в действующей мечети в Афинах была значительной. На конец нулевых в стране проживало более 700 тыс. мусульман (главным образом выходцы из Турции, балканских стран, а также Пакистана, Бангладеш, Сирии и Афганистана) и большая часть из них – в Афинах. В 2009 г., чтобы отметить праздник разговения Ид-аль-Фитр, верующие собрались на Олимпийском стадионе города. Тогда лидеры греческой исламской общины использовали празднества для программных заявлений: «Мы призываем исламские страны поддержать нас, главным образом – дипломатически, не материально, оказать давление на правительство Греции, чтобы была построена мечеть и выделено место под мусульманское кладбище».

Давление принесло плоды в части мечети, и в 2016 г. власти города согласовали проект строительства здания без купола и минаретов с парком и детской площадкой на территории бывшей военно-морской базы в промышленном районе недалеко от центра города. Открытие культового сооружения планировалось на весну 2020 г., но мировая пандемия коронавируса внесла коррективы в этот план. В итоге фактическое открытие состоялось вечером 2 ноября посредством скромной молитвенной церемонии – торжественное и помпезное планируется провести, когда позволит эпидемиологическая обстановка. Мечеть рассчитана на 350 верующих, однако в первые дни ее работы действовало ограничение – не более 9 молящихся одновременно. После того, как в Греции был объявлен общенациональный карантин, мечеть и вовсе была закрыта до 30 ноября.

Первым имамом мечети, по данным The New York Times, стал 55-летний Заки Мохаммед, гражданин Греции марокканского происхождения. В отличие от множества других мечетей в Евросоюзе, строительство которых было профинансировано такими государствами мусульманского мира, как Катар, Турция или Саудовская Аравия, средства на строительство афинской мечети были выделены греческим правительством. Широко известно, что Греция уже довольно длительное время испытывает серьезные экономические трудности, на фоне которых финансирование строительства мечети в столице совсем не выглядит хоть сколько-нибудь обязательными тратами для пережившего в прошлом исламскую оккупацию государства, более 90% населения которого являются православными христианами. Тем не менее, средства были выделены, а мечеть построена (добавим, что едва ли на подобное отношение могут рассчитывать христиане в большинстве стран мусульманского мира). Реакцией же на завершение строительства и открытие мечети со стороны исламской общественности внутри страны и за ее пределами стало… возмущение и негодование.

«Первая мечеть в греческой столице открылась после 14 лет споров и бюрократических проволочек», – так охарактеризовало усилия греческого правительства по строительству мечети арабское информагентство Al-Jazeera. Ещё дальше в своих высказываниях пошел глава Ассоциации мусульман Греции (Muslim Association of Greece) Наим Эль Гандур (Naim El Ghandour), которого цитирует американский телеканал CNN: «Это совсем непохоже на место поклонения, это небольшое квадратное убогое здание, похожее на склад». Не остановившись на этих претензиях, Гандур повысил градус агрессивности своей риторики, что сегодня так популярно среди европейских мусульман с подачи политиков с панисламскими устремлениями вроде президента Турции Р.Т.Эрдогана: «Мы будем биться за то, чтобы достичь того уровня, которого мы заслуживаем». Вероятно, греческим властям стоит быть благодарными за столь «мягкое» отношение со стороны мусульман страны, ведь некоторые их единоверцы в Европе сегодня заходят гораздо дальше агрессивной риторики в случаях, когда они чем-либо недовольны – примером этого, как минимум, могут служить резонансные октябрьские события в разных городах Франции.

Афинская мечеть является уникальным проектом для Евросоюза, поскольку единственная на континенте была полностью построена на государственные средства и управляется также государством, что подчёркивают в правительстве Греции. «Это очень деликатный эксперимент, так как мы пытаемся сделать так, чтобы все мусульмане имели право голоса в управлении мечетью без вовлечения (в процесс управления) каких-либо стран», – цитирует The New York Times Георгия Калантзиса (George Kalantzis), генерального секретаря Министерства образования и по делам религий.

Примером того, что может быть, когда финансирование строительства мечетей в Европе и последующее управление ими отдается на откуп другим государствам (главным образом Катару, Турции или Саудовской Аравии), является текущий беспрецедентный уровень насилия с исламской и псевдоисламской подоплекой все в той же Франции, а также теракт в Вене (4 погибших, 22 пострадавших), в результате которого властями Австрии было принято весьма красноречивое решение о закрытии двух мечетей, с которыми был связан исламист Куйтим Фейзулай, совершивший нападения, и которые сыграли решающую роль в его радикализации.

Речь идёт о мечетях Тевхид и Мелита Ибрагима, расположенных в венских районах Оттагринг и Майдлинг соответственно, которые посещал исламист после досрочного освобождения в 2019 г. из тюрьмы, куда он попал за попытку уехать в Сирию, чтобы присоединиться там к террористической группировке «Исламское государство» (запрещена в РФ). ИГ же и взяло на себя ответственность за венский теракт, по стечению обстоятельств, произошедший в тот же день, в который в Афинах начала действовать первая мечеть. Таким образом 2 ноября 2020 г. Европа получила одну новую мечеть, но лишилась двух старых. Продолжая, подобно тому, как это делает в Греции Наим Эль Гандур, все более агрессивно реагировать на усилия европейских властей по поддержанию диалога с одной стороны и поддерживая акты насилия над европейцами-немусульманами с другой, адепты ислама на континенте могут встать на путь, который превратит этот прецедент в устойчивую тенденцию.

51.32MB | MySQL:101 | 0,357sec