Цифровая Турция. Часть 1

Турецкий рынок и турецкая индустрия информационных технологий привлекают к себе не слишком большое внимание в среде отечественных экспертов. Возможно, причиной этого следует считать то, что Турция рассматривается в качестве страны, находящейся на периферии прорывных индустрий, включая IT. Достаточно любопытно, что вплоть до настоящего времени Турция, у российского населения, ассоциировалась, прежде всего, с недорогими потребительскими товарами и отдыхом по системе «все включено».

При том, что Турция за последние годы сделала большой рывок в сфере перехода к производству товаров с высокой добавленной стоимостью, который уже невозможно игнорировать.

Речь, разумеется, идет о турецких беспилотных летательных аппаратах, которые показали свои возможности в Сирии, Ливии и в Нагорном Карабахе. Можно спорить относительно тактико-технических характеристик этой продукции, а также относительно того, насколько Турция независима от поставщиков компонентной базы из-за рубежа.

Однако, факт остается фактом: турецкий оборонно-промышленный комплекс громко заявил о себе и достаточно быстро, по меркам этой консервативной отрасли, отметился контрактами на поставку своих БПЛА первым зарубежным клиентам – Украине и Катару. Нельзя недооценивать этого факта, поскольку, в этом бизнесе, самое главное – это первая референция, то есть первый заказчик и первая успешно исполненная сделка, положенная в досье производителя. Труднее всего заработать её, но получив первую референцию уже можно считать, что страна / компания – на рынке.

Так что, не вызывает особых сомнений то, что турецкий оборонно-промышленный комплекс в ближайшее десятилетие получит бурное развитие, причем силами не только государства, но и множества частных игроков. Можно прогнозировать то, что 2020-е годы пройдут в Турции под знаком развития оборонно-промышленного комплекса — открытия новых компаний частного бизнеса, создания новых продуктов и расширения существующей линейки с акцентов на импортозамещение и максимально возможную национализацию выпускаемой продукции.

Эволюционное движение совершают и информационные технологии Турции. По крайней мере с двух точек зрения: с точки зрения потенциала страны в IT, который вносит лепту в глобальную конкурентоспособность, а также с точки зрения того, что Турция уже (!) является рынком для российских IT-решений.

Начиная разбираться с таким комплексным вопросом, как информационные технологии в Турции, приведем несколько наблюдений из турецкой жизни, касающихся места «цифры» в турецкой жизни.

Турция – это страна в более чем 80-миллионным населением, с множеством активных пользователей социальных сетей. Можно отметить популярность в Турции Twitter и Instagram. Первый является для турок источником альтернативной информации классическим СМИ. Что же до Instagram, то он продолжает активно замещать собой постепенно утрачивающий свои некогда монопольные позиции Facebook.

О том, насколько важен для турок Twitter, мы уже писали в материале, посвященном турецкой «мягкой силе» и «личному цифровому бренду» президента Турции Р.Т.Эрдогана, у которого есть аккаунт в Twitter с 17-миллионной активной армией подписчиков. Заметим, что, за исключением (экс-) президента США Дональда Трампа, ни у одного из лидеров стран так называемой «Большой семерки» нет таких показателей.

Telegram только лишь начинает проникать в Турцию, но пока, скорее, в качестве «безопасного мессенджера». Его возможности для создания информационных каналов пока турками ещё до конца не оценены, хотя первые попытки отдельными изданиями и предпринимаются. Разумеется, до бурного создания каналов в Telegram со стороны осведомленных турецких индивидуалов пока речи не идет. Вся деятельность подобного рода пока ещё сконцентрирована в Twitter. Однако, как представляется это – все же, вопрос времени.

Про то, что государственный канал TRT запустил тестовое вещание на русском языке и, вместе с ним, свой Telegram-канал, мы в этой публикации не говорим, поскольку здесь – налицо попытка дотянуться до российской аудитории, для которой Telegram – это популярная информационная среда с ярко выраженным оттенком «альтернативной подачи информации». Безусловно, то, как государственная теле- и радиовещательная компания Турции формирует свою повестку дня и новости на российскую аудиторию заслуживает отдельного пристального анализа.

Что же до использования Telegram на турецком языке, то запустило, допустим, свой Telegram-канал информационное агентство «Anadolu», однако, на момент написания данной статьи у него – менее 1 тыс. подписчиков, что не позволяет говорить о том, что этот канал доступа к турецкой аудитории является «проторенным».

Однако, при определенных обстоятельствах, если они будут сопровождаться соответствующими усилиями со стороны самого Telegram, можно ожидать, что он займет, по крайней мере, «стартовую позицию» на турецком рынке.

Заметим, что в Турции нет собственной социальной сети и собственного мессенджера. С 1 октября в стране вступил в силу Закон о социальных медиа, который был направлен на выстраивание прямого диалога между турецким государством и «провайдером услуг социальных медиа». При этом, в том случае, если у провайдера – аудитория свыше 1 млн, то он обязан назначить, по крайней мере, одного своего уполномоченного представителя в стране.

Все основные социальные медиа уже выполнили требования нового турецкого закона, за исключением, Twitter. Надо отметить и ещё одно обстоятельство: турки проявляют интерес и к российской социальной сети VK, однако, ввиду отсутствия должной раскрутки её турецкие пользователи – это, в первую очередь, те, кто поддерживает контакты с российскими друзьями, а не в своей, турецкой среде.

Итак, фиксируем: в Турции нет своей собственной социальной сети и сложно предвидеть ситуацию её возникновения на фоне сильного отставания от лидеров индустрии.

В тренд перехода от социальной сети к «расширенным» мессенджерам Турция также не успевает – наиболее популярным мессенджером остается WhatsApp и определенные перспективы есть у Telegram, на фоне «рекламной акции» о том, как «Павел Дуров не поделился ключами с ФСБ», что сделало Telegram «самой безопасной средой» для общения. Не могло это не дойти и до просвещенной турецкой публики, которая обратила внимание на этот продукт.

Немало шума вызвало в 2016 году использование членами секты Фетхуллаха Гюлена, которая якобы организовала попытку военного переворота в Турции, американского мессенджера ByLock. Что сделало этот мессенджер крайне опасным для использования на территории страны обычными гражданами, которые, разумеется, не хотят привлекать к себе внимание со стороны Национальной разведывательной организации и Министерства внутренних дел.

Тем не менее, турки – активно общаются в мессенджерах, любят строить свои различные коммьюнити и нуждаются в безопасной среде общения. Ожидаемое бурное развитие собственного оборонно-промышленного комплекса страны приведет к тому, что и требования к обеспечению безопасности ведения бизнеса должны будут восприняты большим, чем ранее, числом участников рынка. И не только корпорациями, но и средним и даже малым бизнесом. Пока монополистами на этом рынке являются иностранные поставщики программного обеспечения и услуг.

То же можно сказать и о поисковых системах в Турции. У Турции нет своей собственной поисковой системы. Безусловным лидером на этом рынке услуг в стране является компания Google со своими сервисами. С заметным отставанием от Google в Турции идет поисковый сервис компании Яндекс. При этом, в конце сентября месяца 2020 года было официально объявлено о том, что компания Яндекс, сохраняя свое присутствие в стране, закрывает свой офис в Стамбуле и переходит на работу с турецкими клиентами напрямую из своего российского офиса.

В пресс-службе «Яндекса» пояснили, что все сервисы компании в Турции, включая «Навигатор» и «Поиск», будут, по-прежнему, доступны пользователям, а изменения затронут только операционную деятельность турецкого офиса, ряд функций которого перейдет в другие офисы. В компании также планируют дальше развивать сервисы в Турции, работать с локальными партнерами и оказывать поддержку пользователям.

Можно в негативном ключе комментировать эту новость, однако, принципиальным является другое: российская компания является игроком на турецком рынке. По данным на август 2020 года, поисковым сервисом Яндекса обрабатывалось около 13 – 17,5% поисковых запросов в Турции.

Об этом достаточно мало говорят в контексте российско-турецких торгово-экономических отношений, однако, компания «Kaspersky Lab», производитель решений и программного обеспечения в сфере кибербезопасности, с 2008 года располагает собственным офисом в Стамбуле. В начале 2019 года её основатель Евгений Касперский говорил о планах по наращиванию своей операционной деятельности в Турции на 25%. При этом, как отметил, Е.Касперский, Турция входит в 10-ку стран, чьи мобильные банковские приложения подвергаются наибольшему количеству хакерских атак. Он также подчеркнул готовность своей компании, чтобы участвовать в разработке стратегии Турции в обеспечении своей кибербезопасности.

Заметим, что на сегодняшний момент компания Kaspersky Lab является сложившимся и одним из наиболее узнаваемых брендов в сфере кибербезопасности в Турции, чему, в немалой степени, способствует образ «хакерской России». А где «хакеры», разумеется — там и средства противодействия им.

Конкретизируем позже, а на этом этапе отметим, что собственных антивирусных решений на уровне популярных продуктов, а не корпоративных решений и «ведомственных» решений, в Турции нет. Однако, разработки в этом смысле, как можно судить из официальных заявлений турецких руководителей, ведутся.

В середине ноября месяца американская Boston Consulting Group опубликовала перечень ТОП-100 крупнейших IT-компаний в развивающихся странах. В список ТОП-100 технологических компаний развивающихся стран BCG включила шесть российских: интернет-холдинги «Яндекс» и Mail.ru Group, ритейлер Wildberries, разработчика мобильных игр Playrix, разработчика программного обеспечения 1С и Тинькофф-банк.

Нас же в этом перечне будет интересовать появление турецких компаний, коих вошло две: Getir и Good Job Games. В первом случае, речь идет о сервисе доставки разнообразных потребительских товаров во втором случае – о компании, которая занимается разработкой и публикацией игр для мобильных приложений.

В определенной степени, тот факт, что американской компанией на первый план выведены именно эти компании – достаточно логичен. В Турции – популярен онлайн-шопинг, что дает шанс компаниям, предлагающим устойчивые к массовому спросу и эффективные решения. Что же до «геймерства», то это – стремительно развивающийся и очень денежный рынок, который способен затмить и наиболее коммерчески успешные «нецифровые виды спорта», включая и самые дорогие – такие, как, допустим, единоборства.

Впрочем, не стоит считать отчет Boston Consulting Group истиной в последней инстанции. Уместно посмотреть на лидеров турецкой IT-индустрии глазами изнутри, с точки зрения их текущих финансовых показателей. Это позволит сформировать более адекватный взгляд на турецкий рынок IT-компаний и решений.

В начале февраля месяца 2020 года, журнал Fast Company опубликовал первый в Турции список Türkiye Internet 100, где были определены крупнейшие компании страны по обороту.

Здесь и далее приводим цифры оборота компаний, выраженные в турецких лирах, имея в виду неустойчивость турецкой валюты (на момент написания статьи за 1 долл. США дают около 7,8 турецких лир).

На первом месте находится компания Nesine, которая является официальным букмекерским и лотерейным порталом, под государственным надзором. Её оборот в год составляет около 6,5 млрд турецких лир.

За Nesine следуют три компании, чей оборот расположился в диапазоне от 5,5 до 6,5 млрд турецких лир. К их числу относятся такие «универсальные» интернет-магазины как Trendyol и Hepsiburada и корпорация Google.

Также нарастает популярность интернет-магазина N11, который сконцентрирован, в первую очередь, на электронике и хозяйственных товарах. Его оборот колеблется в диапазоне от 5 до 5,5 млрд тур. лир. В том же диапазоне находится и компания Peak Games, являющаяся одним из крупнейших в мире (!) разработчиков игр для мобильных устройств.

За ними в диапазоне оборота от 4,5 до 5 млрд тур. лир находится глобальная социальная сеть Facebook и ещё одна букмекерская компания Bilyoner.

Итак, как мы видим первые места в Турции по обороту занимают IT-компании, работающие в сфере азартных игр и онлайн торговли. Что характерно, они демонстрируют даже лучшие показатели, чем глобальные компании, такие как Facebook и Google.

Обращают ещё на себя внимание следующие сервисы.

В диапазоне от 4 до 4,5 млрд тур. лир оборота расположился сервис онлайн торговли GittiGidiyor. За этим сервисом следует достаточно быстро ворвавшийся в список лидеров сайт Yemeksepeti, который, на сегодняшний день можно назвать самым популярным сервисом доставки еды – его оборот находится в диапазоне от 2,5 до 3 млрд тур. лир.

В диапазон от 1,2 до 1,5 млрд тур. лир попали два сервиса – сервис Ebebek (онлайн продажа товаров для детей), а также PTTAvm (это – проект государственной почты Турции, онлайн магазин).

В диапазоне от 1 млрд до 1,2 млрд лир расположились следующие IT-компании: GramGames (разработчик социальных игр для мобильных приложений), Sahibinden (сайт для продажи подержанного «всего» от владельцев), Obilet (крупнейший сайт продажи автобусных билетов), Morhipo (сайт продажи одежды), Misli (онлайн букмекерская контора) и Modanisa (сайт продажи «халяльной» одежды для женщин, отвечающей мусульманскому дресс-коду).

В диапазоне от 750 млн тур. лир до 1 млрд тур. лир, находятся, в частности, следующие компании: Sefamerve (сайт мусульманской одежды для женщин), Tuttur (букмекерская контора), Getir (сервис доставки широкой гаммы продукции – который, заметим, Boston Consulting Group, довольно избирательно, включил в перечень главных IT-компаний Турции).

В диапазоне от 600 до 750 млн тур. лир – такие сервисы, как Sigortam.net и ikinciyeni.com, которые занимаются страхованием и продажей подержанных автомобилей, соответственно. За ними, в коридоре от 500 до 600 млн тур. лир находятся такие сервисы как Çiceksepeti (продажа цветов), BiletAll (продажа всех разновидностей билетов на поездки) и Netflix (американская развлекательная компания, производитель фильмов и сериалов).

За ними, в диапазоне от 400 до 500 млн тур. лир расположились следующие компании-сервисы: Gelsin (сайт-агрегатор покупки продуктов питания), Tatilbudur.com (сайт бронирования), Tatilsepeti.com (сайт бронирования), Nerede (обнаружить ресурс не удалось), Ucuzbilet (продажа недорогих билетов), Amazon.com.tr (американская платформа электронной коммерции).

Почему мы так подробно говорим о лидерах турецкой цифровой индустрии? – Потому что их перечисление говорит нам очень много: 1) об уровне развития этой отрасли в Турции и об её потенциале, 2) о цифровом рынке в Турции и о его особенностях, в плане существующего спроса, 3) о тех возможностях и незакрытых нишах, которые есть на турецком рынке для российской IT-индустрии.

51.51MB | MySQL:101 | 0,307sec