О негативном влиянии конфликта в Эфиопии на политическую ситуацию в Судане

Около 40 тыс. беженцев из Эфиопии перешли на территорию Судана с момента начала в эфиопском штате Тыграй 4 ноября операции правительственных сил против мятежников. Об этом сообщил 24 ноября на брифинге в Женеве официальный представитель Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) Бабар Балох. «Только в минувшие выходные дни восточную границу Судана перешли более 5 тыс. беженцев из Эфиопии», — цитирует его агентство Рейтер. В свою очередь Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет призвала стороны конфликта в Тыграе вести свои действия «в соответствии с международными законами». Она высказала беспокойство в связи с сообщениями о концентрации вокруг столицы штата Тыграй города Мэкэле танков и тяжелой артиллерии, а также выдвинутым Аддис-Абебой в адрес мятежников ультиматумом о капитуляции к полуночи 25 ноября. Официальный представитель входящего в ООН Управления по координации гуманитарных вопросов Йенс Лаэрке отметил, что около 200 гуманитарных работников «застряли» в Мэкэле, который находится под контролем мятежников. Премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед распорядился 4 ноября начать военную операцию на севере страны против отрядов НФОТ, которые накануне напали на объекты Северного командования, убили оставшихся верными федеральному правительству военных и захватили тяжелое вооружение. Против руководства НФОТ выдвинуты обвинения в государственной измене. Передовые части эфиопской армии находятся сейчас в 50 километрах от Мэкэле и завершают окружение города. Как полагают некоторые эксперты, новый конфликт в Эфиопии на границе Судана угрожает гибридному военно-гражданскому руководству страны обострением внутренних споров и усилением иностранного вмешательства в и без того хрупкий демократический переходный период. Судан на сегодня управляется технократическим правительством под руководством военно-гражданского руководящего органа, известного как Суверенный совет, который возглавляет переход к демократическому гражданскому правительству до 2022 года. После общенациональных протестов против его 30-летнего правления президент Омар аль-Башир был свергнут военными в апреле 2019 года и заменен Переходным военным советом (ПВС). Дальнейшие протесты с требованием положить конец военному правлению и массовым убийствам, в результате которых в Хартуме погибло более 100 протестующих, привели к заключению 5 июля 2019 года соглашения между ПВС и гражданским альянсом «Силы свободы и перемен» о 39-месячном переходном процессе. По мнению ряда наблюдателей, региональные субъекты тем временем используют гражданско-военные разногласия в Судане для навязывания своих собственных программ. Нынешний раскол и политическая неопределенность в стране вызвали попытки региональных и крупных силовых спецслужб превратить Судан в центр своих контрразведывательных и разведывательных усилий, что уже фиксируется местными спецслужбами. Фактически Судан находится на острие жесткой конкуренции разведок ОАЭ [и] Саудовской Аравии с одной стороны и Катара и Турции с другой. Существует также еще одна напряженность между Египтом и Эфиопией, которые используют Судан в опосредованной войне друг против друга. К тому же Судан уже является объектом агрессивного международного вмешательства из-за конфликта интересов региональных осей, с конкуренцией между Соединенными Штатами и ЕС с одной стороны и Китаем и Россией — с другой. В более локальном плане лагерь Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) хочет, чтобы Судан был бы на их стороне в отношении раскола между государствами Персидского залива, а также стремится уменьшить влияние Катара и Турции в Судане, которое переходное правительство унаследовало от эпохи О.аль-Башира. Кроме того, Судан, который граничит с Египтом и Эфиопией, используется обеими странами для решения своих соответствующих политических и экономических задач. Бывший американский дипломат и старший научный сотрудник Атлантического совета Кэмерон Хадсон заявил, что Судан борется за сохранение своей независимости в отношении своих региональных позиций, поскольку мощные государства оказывают давление на его новое правительство. «Судан уже некоторое время борется за управление своими внешними отношениями с более крупными и могущественными государствами, которые все заинтересованы в конечном политическом исходе в Судане. Мы видим это в том, что ОАЭ помогают продвигать израильскую сделку [нормализации]. Мы видим это в Египте, продвигающем свои взгляды на переговоры по плотине «Возрождения»», — сказал Хадсон, который также является бывшим начальником штаба специального посланника США в Судане при Госдепартаменте США. Эфиопия, Судан и Египет оказались втянутыми в ожесточенный спор по поводу заполнения и эксплуатации Великой эфиопской плотины «Возрождения», который остается нерешенным, хотя водохранилище за плотиной начало заполняться в июле. Переговоры между сторонами зашли в тупик, причем Египет и Судан настаивают на том, что для обеспечения их будущих интересов и водной безопасности необходимы обязательные соглашения, которые должны быть согласованы до начала процесса наполнения.
Между тем спорная сделка Судана по нормализации отношений с Израилем, которая последовала после аналогичных шагов его союзников в Персидском заливе ОАЭ и Бахрейна, вызвала огромный раскол среди политического класса страны и ее народа. Это также было воспринято населением как частично результат иностранного давления со стороны ОАЭ и США, которые цинично воспользовались отчаянной потребностью Судана в финансовой помощи и разблокировки торговых возможностей в разгар политических потрясений, пандемии коронавирусв и экономического кризиса. После заключения соглашения о нормализации отношений с ключевым союзником Вашингтона и решения США исключить Судан из списка государств-спонсоров терроризма переходное правительство надеялись на большую стабильность и улучшение экономических условий, чего не произошло. К тому же, зарождающийся конфликт в эфиопском регионе Тыграй, граничащем с уже неспокойным Восточным Суданом, открыл новый фронт напряженности для страны. Суданские официальные лица ожидают, что до 200 000 беженцев покинут территорию конфликта и перейдут  в Судан. Суданский политолог Абдул Галиль Сулейман предупредил, что боевые действия в Тыграе угрожают не только Судану, но и всему региону, включая Эфиопию, Эритрею и Южный Судан. «Боевые действия происходят в стратегически важном городе Хумра, который расположен в середине границы между Эфиопией, Суданом и Эритреей. Основные племена Тыграя фактически живут в трех странах, так что эта война уже носит региональный характер, если мы посмотрим на демографию региона, но и политически она связана с интересами трех стран и за их пределами», — сказал он. Этот конфликт также рассматривается им как потенциальная угроза стабильности на всем Африканском Роге. Таким образом, нынешние боевые действия в эфиопском регионе Тыграй потенциально могут оказать значительное влияние на политическую ситуацию в Судане. «Сейчас мы видим потенциальный кризис в соседней Эфиопии, который может серьезно обострить продолжающуюся нестабильность в восточных регионах Судана», — констатировал тот же Хадсон. Сам Восточный Судан недавно стал ареной массовых протестов, когда демонстранты в прошлом месяце заблокировали крупнейший порт страны Порт-Судан и призвали к независимости от Хартума, поскольку коренные племена возражали против мирного соглашения при посредничестве правительства, которое, по их словам, исключало их голос.
Ко всему прочему существует серьезная конкуренция между военным и гражданским компонентами переходного правительства. Формально власть принадлежит гражданским, однако на практике военные играют более широкую роль, выходящую за рамки этого мандата. Например, военный компонент переходного правительства возглавляет мирный процесс с повстанческими элементами. Заместитель председателя Суверенного совета по суверенитету, лидер военизированных Сил быстрого реагирования Мухаммед Хамдан Дагло, более известный как Хемети, является одновременно руководителем правительственной делегации на мирных переговорах в Джубе с некоторыми повстанческими группировками и председателем экономического комитета, отвечающего за управление экономикой наряду с Министерством финансов. Он же решает конфликт с племенами в Восточном Судане. Такое военное вмешательство в гражданские сферы было одной из ключевых причин возникновения споров между военными и гражданскими, которые обвиняют военных в нарушении Конституционной декларации, взяв на себя ведущую роль в экономике и в мирных переговорах. Военные также отвечают за сектор безопасности, включая назначение министров обороны и внутренних дел, которые полностью контролируют не только армию и полицию, но и еще отрасль золотодобычи и контрабанды из Тропической Африки в Магриб и ЕС. Отношения с Египтом представляют собой еще одну сферу влияния этой региональной державы. Президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, бывший военный генерал, открыто поддерживает переходных военных правителей в Судане после свержения О.аль-Башира. Как сообщается, за последний год глава суданских военных А.Ф.аль-Бурхан и упомянуты Хемети несколько раз встречались с А.Ф.аль-Сиси и его начальником разведки Аббасом Камелем для обсуждения двусторонних связей и вопросов, в частности плотины «Возрождения». Согласно двум суданским источникам, египетские и суданские генералы стремятся оказать давление на Эфиопию, которая поддерживает гражданский компонент во главе с премьер-министром Хамдоком, чтобы повлиять на переговоры по плотине. «Существует сильный скрытый раскол между военными и гражданскими лицами в Судане из-за конфликтов в Эфиопии и предполагаемого вмешательства Египта и Эритреи в напряженность в Тыграе в последнее время», — заявили эти источники на условиях анонимности. В рамках этой практики египтяне недавно открыли в Хартуме свой стационарный пункт разведки. «Очевидно, что Египет поддерживает А.Ф.аль-Бурхана, а Эфиопия поддерживает Хамдока, но это также мотивировано другими интересами Эфиопии и Египта в Судане, а также конфликтом вокруг плотины, поскольку обе страны хотят, чтобы Судан был на их стороне в этих сложных переговорах».

51.53MB | MySQL:109 | 0,366sec