Турция склоняет Алжир к соглашению о свободной торговле в ущерб ЕС

Турция склоняет алжирское руководство к заключению «взаимовыгодного двустороннего соглашения о свободной торговле». Благодаря этому, как рассчитывает Анкара, объем двусторонних торговых отношений может «легко» достигнуть 5 млрд долларов ежегодно, цели, поставленной ранее президентами двух стран.

Об этом открыто заявила 23 ноября на проведенной видеоконференции по теме «Перспективное партнерство и сотрудничество между Алжиром и Турцией после COVID-19» посол Турции в Алжире Махинур Оздемир Гёкташ.

В этой связи для достижения этой цели она призвала к «мобилизации алжирских и турецких экономических операторов, особенно частного сектора», напомнив, что в последние годы объем двусторонней торговли колеблется в пределах 3.5 – 4.2 млрд долларов ежегодно.

Также по ее словам этому будет напрямую способствовать «качество политических и экономических отношений» и «подписание соглашения о свободной торговле с Алжиром», что «позволит увеличить нашу торговлю в рамках взаимовыгодного партнерства».

Она особо подчеркнула, что «алжирский рынок привлекателен для турецких инвесторов».

Уже сейчас, по данным Махинур Оздемир Гёкташ, «в Алжире работают более 1200 турецких компаний, 30 из которых являются прямыми инвесторами на сумму 3.5 миллиарда долларов, и в их проектах работают свыше 10 000 человек. Причем на африканском уровне Алжир является вторым торговым партнером Турции (после Эфиопии – авт.) и седьмым по объему прямых инвестиций».

Между тем, посол объявила, что сейчас в целях содействия контактам и поддержке операторов обеих стран создаются специальные электронные ресурсы, позволяющие алжирским и турецким предпринимателям выразить свои инвестиционные и деловые потребности и ожидания от властей двух стран.

Также, по словам посла, в начале 2021 года состоится заседание совместной алжиро-турецкой комиссии, в ходе которого АНДР посетит делегация бизнесменов из Анкары. На ней, как ожидается, стороны обсудят ситуацию и перспективы дальнейшего расширения двустороннего бизнеса.

Однако этим планам препятствуют три серьезные фактора: общий экономический спад в мире, ухудшение ситуации с заболеваемостью коронавирусом в обеих странах и серьезное снижение финансовых показателей в Алжире, от чего во многом и зависят параметры двусторонней торговли с Турцией.

Так, отвечая на вопросы участников конференции, касающиеся, в частности, прекращения некоторых турецких проектов в связи с пандемией COVID -19, посол сообщила, что в ближайшее время между двумя странами будут совершаться специальные полеты из расчета один рейс в неделю, что отчасти позволит исправить это. Она добавила, что Анкара дала разрешения на выполнение этих полетов при строгом соблюдении санитарных правил.

По ее словам, эти специальные полеты позволят крупным компаниям продолжать свои проекты и оказывать техническую помощь алжирским компаниям.

Со своей стороны, турецкая посол выразила надежду, что алжирские власти будут соблюдать достигнутые экономические договоренности с Турцией относительно готовности пойти ей навстречу как эксклюзивному торговому партнеру и в том числе предоставить особые преференции.

Напомним, что ранее представители алжирских властей заявили о готовности пересмотреть пока еще действующие ограничения в отношении иностранных инвесторов, особенно так называемый закон «51/49», предполагающий, что зарубежный бизнес может работать в АНДР лишь совместно с ее представителями и иметь в подобных проектах не более 49%.

Однако даже если Алжир пойдет навстречу турецким пожеланиям, этому препятствуют и другие обстоятельства. Так, например, сейчас он находится среди стран с одними из самых низких экономических рейтингов.

Так, согласно последнему глобальному рейтингу индекса процветания, опубликованному Британским институтом Legatum (The Legatum Prosperity Index), Алжир занимает 108-е место из 167 стран.

Подобные показатели дополнительно свидетельствуют о крайне нездоровой ситуации в алжирской экономике даже на общемировом проблемном фоне.

Наряду с этим отмечается заметное ухудшение показателей и в банковской системе АНДР, угрожающего ее устойчивости, что также заметно препятствует достижению заявленных турецкой стороной горизонтов развития.

И, наконец, обратим особое внимание на то, что значительную часть объема двусторонней торговли определяют показатели нефтегазового экспорта АНДР в Турцию, а со стороны последней поставками продукции турецких предприятий легкой и обрабатывающей промышленности алжирскими потребителями.

Причем в случае реализации Алжиром турецких предложений это означает заметное дальнейшее снижение объема соответствующих связей между АНДР и Евросоюзом. Ведь Анкару во многом и интересуют алжирские нефть и газ, особенно увеличение поставок СПГ.

Поскольку в последние два года АНДР не удается увеличить объем поставок энергоресурсов на внешний рынок, исполнение турецких пожеланий означает его уменьшение для европейских потребителей.

Разумеется, алжирские лидеры не против уменьшить их за счет, к примеру, той же Франции. Да, отношения с Турцией у АНДР носят характер все более тесного союза.

Однако стоит ли игра свеч, учитывая, что пропорционально снижению уровня экономических отношений с европейскими странами параллельно будет усиливаться вероятность возникновения и политических осложнений? Тем более, что из Европы алжирские лидеры рассчитывают получать серьезные инвестиции, подобного потока которых от Турции явно ожидать не стоит.

Также положительному решению озвученных Анкарой задач препятствует и политическая неопределенность будущего Алжира. В том числе из-за сохранения традиционной для последнего проблемы – геронтократии во власти.

Например, 75-летнему президенту Абдельмаджиду Теббуну явно не до проведения реформ из-за тяжелой болезни. Так, в ноябре он был госпитализирован в германскую клинику, причем официально ни о сроках его там пребывания, ни о причинах и диагнозе не говорится.

В таких условиях при взаимном наложении политических и экономических проблем на Алжир в обозримом будущем, во всяком случае, в ближайшие годы добиться достижения показателей двусторонней алжиро-турецкой торговли в 5 млрд долларов будет достаточно сложно. Если, конечно, ситуация с распространением коронавируса вдруг радикально не изменится. Но вероятность этого крайне мала.

51.44MB | MySQL:101 | 0,356sec