Ожидания лидеров аравийских монархий от прихода к власти нового президента США. Часть 1

Победу Джозефа Байдена на президентских выборах в США можно считать свершившимся фактом. Учитывая его явные политические и идеологические различия с предшественником Дональдом Трампом, можно предвосхитить значительные изменения в американской внешней политике в ближайшие четыре года. При этом личность самого 46-го президента США, его психическое и физическое здоровье имеют второстепенное значение. Джозеф Байден «поставлен на хозяйство» определенными группами влияния, связанными с истеблишментом Демократической партии и банками Восточного побережья США. Исходя из этого, можно прогнозировать хотя бы частичное возвращение к внешнеполитическому курсу президента Барака Обамы. В американскую внешнюю политику вернутся либеральный интернационализм, приверженность блокам и альянсам, особенно НАТО, возрождение американской активной роли в международных организациях (ООН, ВТО), рост политического давления на Россию.  Объективный анализ ситуации заставляет предполагать, что Ближний Восток не будет приоритетом для команды Байдена, по крайней мере, в течение ближайших двух лет. Слишком много завалов накопилось во внешней политике во время президентства Трампа. Главными для Байдена и его команды будут следующие вопросы: восстановление доверия в отношениях с союзниками по НАТО и атлантической солидарности; урегулирование отношений с Китаем, чтобы не допустить «холодной войны»; усиление давления на Россию, в том числе на постсоветском пространстве. Влияние на внешнюю политику нового президента будет оказывать и внутриполитический фактор, а именно доминирование в Сенате США в течение ближайших двух лет республиканцев, которые будут тормозить многие внешнеполитические инициативы администрации Байдена.

Тем не менее, можно уже сейчас прочертить контуры внешнеполитической повестки Вашингтона на Ближнем Востоке на ближайшие четыре года. С назначением на пост госсекретаря США Энтони Блинкена и на пост советника по национальной безопасности Джейка Салливана можно ожидать следующих новаций в американской ближневосточной политике. Во-первых, большее давление на Саудовскую Аравию и Египет в части, касающейся соблюдения прав человека. Во-вторых, попытку вернуться к ядерной сделке 2015 года с Ираном (СВПД). В-третьих, давление на КСА с целью окончания войны в Йемене. В-четвертых, попытку вернуть израильтян и палестинцев за стол переговоров. В-пятых, благосклонное отношение к сделке по продаже самолетов F-35 Stealth, отмененной Трампом. В-шестых, осторожное и неприязненное отношение к экспансионистской политике Турции. Необходимо напомнить, что Дж.Салливан был активным членом переговорной команды с Ираном по СВПД. В то же время Энтони Блинкен известен как твердый сторонник Израиля, озабоченный его национальной безопасностью. Исходя из этого, можно заключить, что новая администрация будет поддерживать баланс между поддержкой Израиля и прекращением конфронтации с ИРИ.

В политических элитах стран ССАГПЗ распространены очень разные взгляды на Байдена и перспективы его внешней политики. Главным объединяющим моментом является то, что Байдена рассматривают как «второго Обаму». В течение двух президентских сроков Барака Обамы в регионе произошли бурные события, изменившие его облик. За время восьмилетнего пребывания Обамы в Белом доме произошли «арабская весна» 2011-212 годов, экспансия террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) в 2014 году, подписание СВПД в 2015 году. Эти события вывили различия во внешнеполитических подходах США и их аравийских союзников, принесли в их отношения напряженность и недоверие.

Наиболее тревожно реагирует на неизбежный уход Трампа из Белого Дома Саудовская Аравия. Дональд Трамп был убежденным сторонником американо-саудовского стратегического партнерства и часто «прикрывал» своего союзника, наследного принца Мухаммеда бен Сальмана (МБС) в неприятных и опасных для него ситуациях от критики со стороны Конгресса США (война в Йемене, дело Джамаля Хашогги). Правда, эта защита была небескорыстной. Взамен Эр-Рияд заключал многомиллиардные сделки на покупку американского оружия в избыточных для КСА объемах. В настоящее время в саудовской элите распространены опасения, что под предлогом «бесчеловечной» войны в Йемене США при Байдене могут запретить или заморозить продажу Эр-Рияду некоторых современных видов вооружений.

Другим весьма чувствительным для демократического истеблишмента вопросом является дело Джамаля Хашогги. Президенты-демократы всегда проявляли к проблеме прав человека гораздо больше внимания, чем их республиканские коллеги. Однако разногласия между Мухаммедом бен Сальманом и лидерами демократов уходят еще глубже. Руководство Демократической партии после смерти короля Абдаллы бен Абдель Азиза предпочло бы видеть королем Саудовской Аравии Мухаммеда бен Найефа, многолетнего партнера ЦРУ в «борьбе с терроризмом». Мухаммед бен Найеф был в 2015 году смещен МБС с поста наследного принца, а в 2017 году помещен под домашний арест. По информации журналиста Дэвида Херста, через пару недель после  убийства Джамаля Хашогги в генеральном консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле планировалась также ликвидация бывшего руководителя администрации Мухаммеда бен Найефа и заместителя министра внутренних дел КСА Саада аль-Джабри, который после ареста своего шефа предусмотрительно бежал в Канаду. В аэропорт Торонто, якобы уже прибыли ликвидаторы саудовского спецназа (команда «Тигр»), но они были остановлены американскими и канадскими спецслужбами. После этого сотрудники ЦРУ плотно работали с Саадом аль-Джабри. Результатом страхов наследного принца о возможном появлении в королевской семье соперника, поддерживаемого американцами, стали новые чистки, проведенные среди принцев правящей династии в марте 2020 года.

Исследователь из Оксфордского университета Сэмюэль Рамани убежден, что «Саудовская Аравия будет самым большим проигравшим от перемен в Белом Доме. Мухаммед бен Сальман является токсичной личностью для Демократической партии. Все же я полагаю, что мяч в отношения с США сейчас находится на стороне Эр-Рияда. Если КСА будет опрометчиво продолжать эскалацию напряженности в регионе, учитывая ее предыдущие действия в Йемене, Ливане и Катаре, то она получит более сильный отпор, чем при Обаме».

Гораздо меньше неприятностей администрация Байдена может принести Объединенным Арабским Эмиратам. В США как республиканцы, так и демократы поддерживают процесс нормализации отношений аравийских монархий с Израилем, в частности «Авраамовы соглашения» (Abraham Accords) об установлении дипломатических отношений между ОАЭ и Израилем. Одновременно ОАЭ вовремя, еще в 2019 году вышли из войны в Йемене. Поэтому их уже нельзя упрекнуть в военных преступлениях. Одновременно повысится значение для американской дипломатии Кувейта и Омана, государств, находившихся при Трампе на периферии внешней политики США. Кувейт занимает в ССАГПЗ подчеркнуто нейтральную позицию, особенно в конфликте между Саудовской Аравией и Катаром. Что касается Омана, то в президентство Обамы этот султанат играл важную посредническую роль в переговорах между США и Ираном. В случае возвращения США к переговорам по СВПД не исключено возрождение посреднической роли Маската.

51.86MB | MySQL:101 | 1,165sec