Ближний Восток и Северная Африка в эпицентре продовольственного кризиса на фоне пандемии коронавируса

На фоне обострения мировой экономической ситуации, увеличения неравенства и наступления глобальной рецессии на первый план все более отчетливо выходит угроза продовольственной безопасности. Ближний Восток с его неурегулированными «горячими точками» грозит оказаться в эпицентре этого кризиса. По оценкам Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), к концу 2020 году число голодающих в мире может увеличиться дополнительно на 100 млн человек. Не менее половины этой новой категории голодающих прибавится в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Национальные правительства с весны текущего года предпринимают усилия, чтобы восстановить цепочки поставок и не допустить перерастания кризиса в области здравоохранения в продовольственный. Тем не менее, ситуация пока остается неуправляемой. С 2019 года общее число нуждающихся в продовольственном содействии в мире может вырасти вдвое – с 135 до 265 млн человек в 55 странах. Примерно 57% проживают в странах, охваченных вооруженными конфликтами, преимущественно в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Второй важный фактор голода – страны с максимальным воздействием климатических катаклизмов – и здесь речь также идет в первую очередь о ближневосточном регионе, где проблемы наводнений, засух, дефицита водных ресурсов и опустынивания в комплексе не позволяют развивать собственные устойчивые продовольственные системы и делают эти страны нетто-импортерами продовольствия. На фоне нарушения цепочек поставок и принятия рядом крупным экспортеров защитных и ограничительных мер по вывозу продовольствия в условиях пандемии, риски образования дефицита и роста продовольственных цен в странах Ближнего Востока и Северной Африки довольно высоки. Богатые страны, особенно в Заливе, предприняли превентивные меры по упреждению таких ситуаций за счет создания устойчивых систем продовольственных резервов, а также внедрения высокотехнологичных и цифровых систем для роста производительности локального аграрного производства (капельная ирригация и пр.). В бедных странах с большой численностью населения – Йемене, Египте, Cудане – обеспечивать национальную продовольственную безопасность в условиях пандемии на порядок сложнее.

По оценкам международных экспертов, на сегодняшний день воздействие пандемии не создает прямой угрозы продовольственного кризиса и массового голода. Эти оптимистичные оценки подкрепляются и выводами Всемирного банка, по данным которого запасов зерновых в мире сегодня вдвое больше, чем в период предыдущего продовольственного кризиса в 2007-2008 гг. Тогда ситуация обострилась из-за введения 33 странами экспортных ограничений, что привело к паническим настроениям, резкому росту цен на продовольствие и топливо и росту числа бедных на 100 млн человек. В нынешней ситуации под воздействием пандемии экспортные ограничения ввели 19 стран, однако их действия затронули лишь 5% мировой торговли продовольствием (во время кризиса 2007-2008 гг – 19%).

Тем не менее, несмотря на оптимизм различных международных экспертов, угроза продовольственного кризиса на Ближнем Востоке сохраняется. Не следует забывать, что большинство стран этого региона импортирует более 50% своих продовольственных потребностей. Кроме того, Ближний Восток сегодня один самый уязвимый регион в плане водной безопасности  и потребления воды на душу населения. Правительства стран региона вынуждены выделять массовые субсидии на воду для потребления и для ирригационных нужд в сельском хозяйстве. Ввиду вооруженных конфликтов, гражданского противостояния и гуманитарных кризисов многие страны региона не в состоянии наладить устойчивые и диверсифицированные поставки продовольствия с мировых рынков и вынуждены ориентироваться на доступное, дешевое продовольствие, особенно зерновые, для обеспечения базовых потребностей. Такой подход сильно влияет на здоровье и благополучие населения. При этом есть целый ряд стран где 25-50% населения полностью зависят от гуманитарной помощи доноров для обеспечения своих продовольственных потребностей, а в Йемене эта зависимость от внешней помощи достигает 80% населения. В наиболее сложной продовольственной ситуации сегодня находятся страны с вооруженным конфликтом – Йемен, Ливия и Сирия. Также в сложной ситуации страны с длительными политическими протестами и сложной политической ситуацией – Алжир, Ирак и Ливан и отчасти Ирак.

Пандемия только усугубляет ситуацию в этих нестабильных странах и оттягивает новую волну кризиса. Она также закладывает мину замедленного действия и в других странах с потенциальным риском, где под воздействием локдаунов и рецессии прогнозируется кардинальное ухудшение экономической ситуации. В целом по региону по итогам 2020 года Международный валютный фонд прогнозирует негативный экономический рост на уровне минус 3%. Это связано не только с пандемией, но и с падением спроса на нефтяной экспорт, которые так и не восстановился, а также обвалом туристической индустрии (включая паломничества в мусульманские святыни) и сокращением денежных переводов от трудовых мигрантов из-за рубежа, что являлось важным вкладом в ВВП особенно бедных стран региона.

В качестве упредительной меры многие страны с большой численностью населения – Иран и Египет – активизировали закупки пшеницы из-за рубежа. Во многом в качестве превентивной меры для создания резервов и предотвращения угрозы социальных протестов. К аналогичной тактике прибегает и Марокко, где затянувшаяся засуха уже грозит сокращением объемов местного производства пшеницы на 50% в текущем году.

Также многие правительства прибегнули к политике почти полного локдауна, что позволило им быстро восстановить экономическую деятельность и возобновить работу местного бизнеса, чтобы избежать дальнейшего падения доходов населения. Между тем, богатые страны региона – Катар, ОАЭ и Саудовская Аравия – уже заключили контракты на поставку первых вакцин от коронавируса с ведущими мировыми производителями и рассчитывают получить их уже к началу 2021 года. Однако бедные страны региона, не имея таких финансовых возможностей, могут оказаться в сложной ситуации и будут вынуждены отсрочить отмену локдаунов и ограничений.

Резюмируя, пандемия может угрожать в ближайшие месяцы новым продовольственным кризисом в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. В самом сложном положении  — страны охваченные конфликтами и гуманитарными кризисами – Сирия, Йемен, Ливан, Южный Судан, Ливия, а также Ирак и Турция, где размещены миллионы беженцев из соседних стран и 11 миллионов внутренне перемещенных лиц. Во многих странах пандемия оказала серьезное воздействие на финансовую и банковскую системы и ведет к девальвации курса национальной валюты, росту инфляции и продовольственных цен. В некогда благополучном Ливане, например, по итогам 2020 года 1 млн человек (25% населения) будут испытывать потребность в продовольственном содействии, а 60% населения окажутся за чертой бедности.

Но даже в благополучных странах Персидского залива и Иордании существует большая прослойка экономических мигрантов из соседних неблагополучных стран, которой может угрожать безработица и потеря основного дохода вследствие пандемии. Эта категория, по оценкам МВФ, может достигать 35 млн человек.

51.58MB | MySQL:101 | 0,371sec