Оценки израильских экспертов политических последствий убийства М.Фахризаде и ущерба иранской ядерной программе

27 ноября 2020 г. на окраине Тегерана был убит иранский ученый-ядерщик Мохсен Фахризаде. Израиль и США заявили, что он возглавлял незаконную иранскую программу по созданию ядерного оружия. В ликвидации ученого Иран обвинил Израиль и пригрозил отомстить. Израиль, который был причастен к серии убийств иранских ученых-ядерщиков, на этот раз публично не прокомментировал обвинения в свой адрес, но выезжающих за границу израильтян предупредили, что они могут подвергнуться нападениям.

Согласно израильским СМИ, «Моссаду» удалось завербовать иранского чиновника, близкого к Фахризаде, и записать, как физик-ядерщик рассказывает о попытках создать «пять боеголовок». Сообщается, что премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт (2006-2008) предоставил сверхсекретную запись президенту США Джорджу Бушу (2001-2009) во время его визита в Израиль в 2008 г. Тем самым Израилю удалось убедить американцев активизировать усилия по борьбе с ядерной программой Ирана[i].

Последствия убийства иранского ученого анализируют израильские эксперты: генерал-майор в отставке Амос Ядлин (исполнительный директор Института исследований национальной безопасности Тель-Авивского университета, INSS, начальник военной разведки ЦАХАЛа в 2006-2010 гг., военный атташе в посольстве Израиля в США в 2004-2006 гг.) и бригадный генерал запаса Асаф Орион (старший научный сотрудник INSS, в 2018 г. приглашенный военный научный сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики, в 2010-2015 гг. глава стратегического отдела в Управлении планирования Генерального штаба ЦАХАЛа).

Израильские эксперты отвечают на ряд вопросов: Кто несет ответственность за убийство иранского физика-ядерщика? Какая была цель? Почему сейчас? Каковы будут последствия убийства? Как ответит Иран? Какую политику необходимо проводить Израилю в этих условиях?

Отмечается, что США взяли на себя ответственность за убийство иранского генерала Касема Сулеймани 3 января 2020 г., и в ответ иранцы запустили ракету по американской базе в Ираке. В убийстве Фахризаде и нападениях в этом году на иранские ядерные объекты, прежде всего, в Натанзе, пока никто не признался. Хотя Пентагон оставил убийство иранского ученого «без комментариев», источники в разведке США, отмечают американские эксперты, вновь указали на Израиль. Официального ответа от Израиля не последовало, кроме заявления премьер-министра Биньямина Нетаньяху о том, что он «не может раскрыть всех» своих действий в течение недели, предшествовавшей гибели ученого.

Израиль и США совместно противостоят ядерной программе Ирана, например, запустили сетевого» червя» Stuxnet на объекты по обогащению урана в Натанзе. Нападение Израиля на ядерный реактор в Сирии в 2007 г. было совершено с благословения Вашингтона. Однако, полагают эксперты INSS, из событий, произошедших незадолго до убийства Фахризаде (визит госсекретаря США Майка Помпео в Израиль и другие страны региона и «якобы» встречу Нетаньяху с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом), не следует делать вывод, что операция в Тегеране согласовывалась между этими сторонами. В то же время «весьма вероятно, что и на этот раз Израиль не удивил администрацию США и даже получил ее благословение».

Убийство Фахризаде «предположительно было направлено на достижение ряда общих целей израильского правительства и администрации Трампа. В первую очередь, задача заключалась в нанесении непосредственного ущерба иранской ядерной программе, в которой Фахризаде сыграл ключевую роль. После того, как военная ядерная программа Ирана была приостановлена ​​после вторжения США в Ирак в 2003 г., Тегеран решил достичь ядерного порога мирным путем… [Сегодня] если и существует секретная военная программа Ирана, то теперь по ней нанесен серьезный удар, и то же самое можно сказать об инфраструктуре иранского ядерного оружия…»[ii]

По мнению экспертов, значительный ущерб иранским усилиям по созданию ядерного оружия не обязательно связан с утратой научных знаний, скорее, с потерей руководства проектом, управленческого опыта и доступа к высшему политическому эшелону Ирана, чем обладал Фахризаде. «Не исключено, что его убийство увеличит время, необходимое Ирану для прорыва к созданию ядерного оружия или тайной его добычи, если будет принято такое решение. Немного тех, кто обладает подобными лидерскими, управленческими и профессиональными качествами, и их потеря оставляет пустоту, которую трудно заполнить. Похоже, что Фахризаде встанет в ряд с Имадом Мугнией и Касемом Сулеймани, на должности которых люди нашлись, но они так и не смогли их заменить». К тому же убийство Фахризаде является сдерживающим фактором для других ученых в нынешнем и будущем ядерных проектах Ирана. Наряду с другими ликвидациями в Иране, в том числе убийством высокопоставленного оперативника «Аль-Каиды» Абдуллы Ахмада Абдуллы в Тегеране в августе с.г., судьба Фахризаде вновь демонстрирует иранскому режиму его уязвимость и глубокое проникновение врага в его тыл.

А.Ядлин и А.Орион не считают убийство иранского ученого террористическим актом в отношении гражданских лиц, а рассматривают его как «наступательную операцию против ключевого офицера в стратегическом секторе; эта операция проводится в серой зоне, где Иран и его соперники ведут длительную стратегическую кампанию малой интенсивности в сумерках между войной и миром»[iii].

Что касается США, полагают израильские эксперты, «президент Трамп намерен оставить после себя впечатляющее наследие борьбы с ключевыми угрозами на Ближнем Востоке: программой иранского ядерного оружия, терроризмом и стремлением Ирана к региональной гегемонии (Фахризаде и Сулеймани); радикальным суннитским терроризмом (убийство лидера ИГ Абу Бакра аль-Багдади; и устранение высокопоставленного деятеля «Аль-Каиды» Абдуллы Ахмада Абдуллы). Таким образом, «убийство Фахризаде в сочетании с санкционным давлением со стороны США может осложнить Байдену возобновление контактов с Ираном, будь то из-за ужесточения позиций Тегерана или его возможной реакции на антииранские действия.

Нетаньяху, со своей стороны, полон решимости максимально использовать оставшуюся часть срока полномочий Трампа для решения вопросов под его эгидой, даже ценой того, что его контакты с администрацией Байдена начнутся на раздражительных тонах. И поскольку в Израиле снова замаячили выборы, эксперты INSS не исключают, что политические соображения также повлияли на решение о времени убийства Фахризаде».

Касательно возможного иранского ответа, в убийстве ученого Тегеран обвинил Израиль, тем самым, полагают эксперты, иранцы избежали необходимости атаковать американские цели, рискуя мощным ответным ударом. Тем не менее, Иран поклялся отомстить и предотвратить дальнейшие убийства. Однако ожидая президентства Байдена, он может отложить свою месть, несмотря на призывы к немедленному ответу. Невоенная реакция Ирана может последовать в области ядерной программы. Иранский парламент принял решение о повышении степени обогащения урана до 20%, размещении передовых центрифуг на объектах обогащения, восстановлении тяжеловодного реактора и даже выходе из Дополнительного протокола Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Были также предложены меры, ограничивающие деятельность инспекторов МАГАТЭ, обвиняемых в раскрытии сведений об убитых ученых-ядерщиках.

Что делать Израилю? Во-первых, отмечают А.Ядлин и А.Орион, важно, чтобы израильские лидеры помнили, что «молчание – золото», и избегали намеков. Израильское руководство должно исходить из того, что ответ Ирана будет направлен в основном против еврейского государства, и поэтому обязано обеспечить бдительность разведки и немедленную оперативную готовность оборонительных комплексов, в том числе в районе Красного моря. Необходимо подготовиться к возможности того, что Иран запустит ракеты из Ливана, Сирии, Ирака и Йемена для поражения Израиля, а также израильских целей за рубежом. Хотя количество израильтян за границей значительно сократилось из-за пандемии коронавируса, «Авраамовы соглашения» увеличат число доступных израильских целей в странах Персидского залива. В этих условиях Израилю важна координация с Соединенными Штатами, как с важным партнером, усиливающим разведывательные, оперативные и дипломатические возможности. Прямо сейчас необходимо установить каналы связи с приходящими к власти высокопоставленными правительственными чиновниками администрации Байдена, поскольку ожидается, что кризис продолжится. На повестке дня должны стоять не только ученые-ядерщики и военные аспекты иранского проекта, но и инфраструктура обогащения урана, накапливающиеся запасы урана, сокращение времени до создания бомбы, варианты срыва иранской ядерной программы, общая стратегия предотвращения получения Ираном ядерного оружия и всеобъемлющее сотрудничество Израиля и США в ближайшие годы.

Таким образом, «если не считать узких политических соображений, тот, кто заказал убийство Фахризаде, очевидно, пытался достичь трех стратегических целей: нанести ущерб ядерной программе Ирана; воспрепятствовать возвращению администрации Байдена к ядерному соглашению с Ираном; и, возможно, хотя и менее вероятно, способствовать эскалации конфликта, что привело бы к нападению США на ядерные объекты Ирана. Первая цель, похоже, была достигнута, хотя ответ на убийство еще впереди и может дорого обойтись. Достижение двух других целей во многом зависит от реакции Ирана, но в любом случае это далеко идущие цели с меньшими шансами на реализацию».

Бригадный генерал в отставке Шломо Бром (старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности, экс-директор отдела стратегического планирования в Управлении планирования Генерального штаба ЦАХАЛа) и Шимон Штайн (старший научный сотрудник INSS, посол Израиля в Германии с 2001 по 2007 гг.) полагают, что помимо морального аспекта убийства стоит принципиальный вопрос: действительно ли устранение руководителей организаций, проектов или занятых в них ключевых лиц приводит к значимому ущербу в течение продолжительного времени?

По мнению экспертов, история ликвидаций, инициированных Израилем, неоднозначна: убийства обычно не наносили ущерба возможностям подвергшихся атакам организаций в течение значительного периода времени, а иногда происходило обратное. Так произошло с устранением лидера «Хизбаллы» Аббаса Мусави в 1992 г., что привело к руководству Хасана Насраллу. Мало кто сомневается в том, что Насралла оказался более эффективным лидером, чем его предшественник, и что возможности «Хизбаллы» под его руководством только возросли.

Убийства, по мнению Ш.Брома и Ш.Штайна, мало когда приводят к достижениям, выходящим за рамки тактического уровня и ограниченного периода времени. В качестве примера они приводят убийство лидеров ХАМАСа в секторе Газа, в результате чего движение на время приостановило атаки на Израиль, однако это не привело к изменению их стратегии, не замедлило усиление их власти. Несмотря на то, что об Эсмаиле Каани (преемнике Касема Сулеймани, руководителе «Аль-Кудс», спецподразделения КСИР) говорят как о руководителе без харизмы и связей с лидерами иранского режима, вряд ли произошли существенные изменения в стратегии Ирана и его операциях на Ближнем Востоке.

Что касается иранской ядерной программы, то в начале прошлого десятилетия на иранских физиков-ядерщиков началась настоящая охота. Тем не менее, Ш.Бром и Ш.Штайн не видят каких-либо доказательств того, что кампания по ликвидации иранских ученых привела к значительной задержке программы или отпугнула специалистов от участия в ядерном проекте. Скорее, полагают они, политическая деятельность, направленная на воспрепятствование сотрудничеству с Ираном, обнародование разведывательных данных, санкции, кибероперации и, в конечном итоге, СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий) – все это способствовало гораздо большему замедлению программы и сдерживанию Ирана от создания ядерного оружия. Вероятно, на момент серии ликвидаций ученых иранский проект был слишком масштабным и продвинутым, поэтому несколько убийств не оказали на него существенного влияния. «Что касается Фахризаде, то он изображается харизматичным и эффективным руководителем военной части ядерного проекта и якобы незаменимым. Но так ли это? … Как показывает опыт, невозможно заранее узнать, окажется ли преемник лучше или хуже своего предшественника»[iv].

По поводу времени убийства Фахризаде, Ш.Бром и Ш.Штайн допускают, что операция была возможна только до прихода Байдена в Белый дом, поскольку, по всей видимости, новый президент не одобрил бы такие действия. Таким образом, если действие имеет ценность, то только в рамках этого периода времени. Израильские эксперты полагают, что убийство такого рода имело бы  меньше негативных последствий, если бы произошло после того, как администрация Байдена попыталась и не смогла заключить новую сделку с Ираном.

Совершенное убийство, полагают эксперты, повлечет за собой большие политические издержки, особенно если втянет США в войну в регионе (хотя такой сценарий кажется маловероятным). Имидж Израиля на международной арене сильно пострадал. Если суровое осуждение со стороны Европейского союза и генерального секретаря ООН было ожидаемым, то резкая критика в самой США со стороны тех, кто близок к Демократической партии, оказалась беспрецедентной. «Израиль изображается как террористическое преступное государство. Многие считают это убийство заговором Трампа и Нетаньяху с целью помешать продвижению одного из основных направлений политики новой администрации, которая считает, что попытки сдержать Иран от достижения ядерного потенциала путем выхода из СВПД и ужесточения санкций провалились».

Если убийство ученых-ядерщиков в Иране будет признано законным, то для многих в мире убийство израильских ученых и других гражданских лиц, а также силовые реакции Ирана также будут признаны законными. Однако иранское руководство обычно действует осторожно и взвешенно. Иран может воздержаться от ответа Израилю до прихода новой администрации США, и он может вообще не ответить американцам, чтобы не разрушить перспективы переговоров с новой администрацией.

В случае, если Иран не ответит до прихода Байдена к власти и вообще не отреагирует в сторону США, существует вероятность того, что решимость Байдена проводить свою политику только усилится попыткой Трампа и Нетаньяху помешать ему в этом. Следовательно, даже цель воспрепятствовать политике Байдена убийством Фахризаде не может быть достигнута.

В целом, израильские эксперты сомневаются, что ликвидация Фахризаде принесет Израилю больше выгод, чем рисков, и что убийство внесет существенный вклад в решение задачи нанести ущерб и отсрочить реализацию иранского ядерного проекта.

[i] ‘Israel has tape of slain Iran nuke chief talking about building five warheads’ // Times of Israel. 04.12.2020 —

https://www.timesofisrael.com/israel-has-tape-of-slain-iran-nuke-chief-talking-about-building-five-warheads/

[ii] The Assassination of Fakhrizadeh: Considerations and Consequences // INSS. 02.12.2020 — https://www.inss.org.il/publication/fakhrizadeh/?offset=2&posts=3020

[iii] Там же.

[iv] Does the Cost of the Fakhrizadeh Assassination Outweigh the Benefits? // INSS. 02.12.2020 —  https://www.inss.org.il/publication/fakhrizadeh-2/?offset=1&posts=3020

52.64MB | MySQL:104 | 0,788sec