Роль Израиля в успехе военной операции Азербайджана в Нагорном Карабахе

Как полагают французские аналитики в области обороны, во многом благодаря именно израильским поставкам Баку новейших технологий сбора разведданных (от современных сенсоров до аппаратуры сверхточного полевого моделирования) позволило Азербайджану быстро изменив траекторию конфликта в Нагорном Карабахе, что позволило Израилю серьезно усилить свои антииранские позиции в этой стране. В то время как Анкара оказывала Баку серьезную поддержку в виде поставок беспилотных летательных аппаратов и сирийских наемников (по данным тех французов, сирийские наемники продолжают оставаться на азербайджанской территории, и более того якобы перевозят туда свои семьи. При этом турецкая разведка МIТ использует возможности и местные связи главы турецко-азербайджанской бизнес-ассоциации и одного из основателей скандальной благотворительной группы The Foundation for Human Rights and Freedoms and Humanitarian Relief (IHH) Хусейна Бюкфырата. Он представлял эту благотворительную группу на Кавказе в период с 1994 по 2000 год. Хотя позже он оставил официальную должность в IHH и создал сеть местных магазинов в Азербайджане, Бюкфырат продолжает работать в IHH в неофициальном качестве. Он часто использует кодовые имена Абдуррахман и Абу Абрар. В 2003 году был депортирован из Азербайджана за радикальную деятельность, но через несколько лет сумел вернуться, а теперь обрел «второе дыхание» -авт.), поддержка Израиля также была принципиальной с точки зрения конечного военного успеха Азербайджана в Нагорном Карабахе. В то время как внимание СМИ и аналитиков было сосредоточено главным образом на массовом использовании беспилотных летательных аппаратов, Израиль предоставил технологии для ускорения цикла разведки, что в корне изменило доктрину использования Вооруженных сил Азербайджана. Продажа Израилем оружия Азербайджану неприемлема, особенно в период обострения ситуации в Нагорном Карабахе. Собственно этот момент четко осознавали в Ереване, на что там неоднократно указывали» и даже отозвали своего посла из Тель-Авива. В частности, в начале октября пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян в официальном телеграмм-канале внешнеполитического ведомства. «Относительно продажи Израилем оружия Азербайджану МИД Армении выразил четкую позицию, в последний раз — в июле на уровне министра иностранных дел. Этот вопрос всегда был в нашей двусторонней повестке. Естественно, продажа современного израильского оружия Азербайджану для нас неприемлема. Мы многократно по дипломатическим каналам информировали об этом наших израильских партнеров. Особые сожаления вызывает тот факт, что это делается в период широкомасштабной агрессии со стороны Азербайджана, поддерживаемого Турцией, против Армении и Арцаха (непризнанная Нагорно-Карабахская республика — прим. ТАСС)», — отметила Нагдалян. Как она утверждала, в то время когда все международное сообщество призывает Азербайджан прекратить боевые действия, израильская сторона продолжает поставки вооружений. «Для нас неприемлема подобная позиция Израиля», — указала пресс-секретарь. Как сообщило в июле армянское внешнеполитическое ведомство, Армения в диалоге с Израилем и другими странами будет «внимательно следить за продажей Израилем Азербайджану вооружения, в частности беспилотников». При этом армяне упустили из виду, что роль Израиля в этом разделении оружейного рынка Азербайджана совсем в ином, прежде всего, конечно в формате радиоэлектронной разведки и наведения на цель, без чего использование дронов сильно бы потеряло бы в своей эффективности. Отметим в этой связи, что еще год назад наметилась некая положительная динамика в отношениях в области ВТС между Ереваном и Иерусалимом. После многих лет холодных отношений Армения пыталась наладить военные и разведывательные отношения с Израилем. Вооруженные силы Армении были заинтересованы в приобретении готовых беспилотных летательных аппаратов, а также средств кибератаки и наблюдения. Инженеры армянской армии пытаются разработать собственные тактические беспилотники, но им был нужен доступ к компонентам оптической и электронной разведки. То же самое относится и к возможностям разведки сигналов, которые в настоящее время остаются весьма ограниченными. В политическом плане оттепель между Арменией и Израилем ознаменовалась открытием в этом году посольства Армении в Тель-Авиве и культурного центра в Иерусалиме. Кроме того, частная авиакомпания Israir открыла новый еженедельный маршрут между Тель-Авивом и Ереваном. Но при этом Израиль отказывался признавать факты армянского геноцида, что собственно имело четкую природу глубинной заинтересованности продолжения стратегического альянса с Баку и восстановления такового на перспективу после ухода Р.Т.Эрдогана с Анкарой. Однако уже тогда некоторые официальные лица в Министерстве обороны Израиля и в разведывательных службах указывали на то, что Армения окружена врагами, включая Азербайджан, самого ключевого союзника Израиля в регионе. Они также отмечают, что Ереван находится под жестким контролем России, которая является основным поставщиком оружия и товаров в Армению. В последние годы израильские беспилотники неоднократно использовались в стычках с армянскими войсками в Нагорном Карабахе. Таким образом, если Израиль продал бы армянским спецслужбам средства перехвата и беспилотники, то они могли бы быть использованы против Баку. Теперь очевидно, что, выбирая между Азербайджаном и Арменией, Израиль выбрал первый вариант. Как видится, по двум основным причинам.

  1. Это политическая: Азербайджан полагается израильтянами более надежным партнером с точки зрения антииранской активности.

2. Экономическая. Азербайджан в отличие от Армении платит за продукцию живыми деньгами или весомыми разведуслугами.
После встречи премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху и президента Азербайджана Ильхама Алиева в 2017 году азербайджанский лидер сообщил, что его страна приобрела у Израиля оборонную технику на сумму более 5 млрд долларов. Хотя при этом Израилю не удалось уговорить Баку купить его систему ПВО «Железный купол».
Именно тесное военное и разведывательное сотрудничество (агенты «Моссада» на постоянной основе проводят операции по сбору разведывательной информации в отношении иранских и российских целей в Азербайджане) позволило Баку заключить в середине 2010-х годов контракт с Elta Systems, дочерней компанией израильской аэрокосмической промышленности по разработке систем радиоэлектронной борьбы (IAI). Контракт предусматривал разработку цифровой модели рельефа Нагорного Карабаха (ДТМ), обеспечивающей азербайджанскому правительству точное представление о рельефе этого горного региона с помощью комбинации радаров, человеческих сенсоров и визуальной разведки. Используя эту модель, азербайджанские войска смогли с максимальной эффективностью управлять беспилотными летательными аппаратами Harop kamikaze, разработанными ракетным дивизионом IAI, которые, помимо обеспечения очень точных ударных возможностей, ведут полностью автономные разведывательные миссии благодаря своему искусственному интеллекту и системам глубокого обучения.

Эти дроны, которые Азербайджан впервые заказал в 2016 году, были доставлены в страну с военной базы Увда на юге Израиля Азербайджанской государственной авиакомпанией Silk Way Airlines в течение первых шести недель конфликта. Беспилотники обеспечивали азербайджанским войскам точное расположение вражеских позиций для информирования о размещении артиллерийских батарей, использование которых крайне важно в этой конфигурации, а также классических беспилотных летательных аппаратов, многие из которых также были израильскими, таких как SkyStriker, производимый базирующейся в Хайфе электронной компанией Elbit Systems. Некоторые, например орбитальный аппарат, были построены в Азербайджане в рамках партнерства, начатого в 2011 году между местной оборонной компанией Azad Systems и израильской компанией Aeronautics Defense Systems .
Таким образом, горный рельеф Нагорного Карабаха, который когда-то рассматривался Ереваном как свое стратегическое преимущество, оказался помехой, когда современные автономные средства сбора разведданных были объединены с обычными материальными средствами. Помимо оружейных контрактов Баку является вторым по величине клиентом израильской оборонной промышленности после Индии: Израиль смог испытать свои новейшие технологии в стране, соседствующей с его крупным соперником Ираном, что является постоянным приоритетом Израиля, несмотря даже на тесные отношения Баку с еще одним растущим региональным конкурентом  в лице Анкары. В этой связи рискнем не вполне согласиться с этими выводами французских экспертов: именно перспектива больших потерь при входе в горный рельеф конфликта вынудил Баку пойти на мирное соглашение в значительной степени. Потеря официально только убитыми под три тысячи за два месяца конфликта при подавляющем преимуществе в воздухе – это запредельно много, и такая динамика имела все риски «съесть» все пропагандистские выгоды от победоносной войны.
Тем не менее, этот успех Израиля в области киберразведки и систем умного наведения еще более обострил конкуренцию в этой области среди основных разработчиков этих систем. Все большее число западных стран сейчас развертывают программы укрепления кибернетического потенциала для борьбы с киберугрозами в странах-партнерах в развивающихся странах. Эти инициативы также имеют компонент влияния. 26 сентября Госдепартамент объявил о заключении контракта с компанией MITRE Corp на оказание помощи в создании кибернетического потенциала для ряда правительств по всему миру, направленного на то, чтобы догнать на этом направлении израильские фирмы, такие как Toka, которая работает с правительствами Молдовы, Чили, Нигерии.

Управление координатора по кибербезопасности Госдепартамента США (S/CCI), которое отвечает за продвижение американских кибер-ценностей, также стремится к тому, чтобы MITRE согласовала киберзащиту своих партнеров с американскими нормами и методами работы. С этой целью S/CCI может полагаться на Институт разработки и разработки систем национальной безопасности (HSSEDI). Этому институту, управляемому MITRE и финансируемому Министерством внутренней безопасности (DHS), в 2009 году было поручено оказывать помощь DHS по технологическим вопросам, влияющим на национальную безопасность, включая кибербезопасность. Миссии MITRE первоначально будут сосредоточены на Латинской Америке. Этот регион становится все более привлекательным для китайских компаний, а израильские компании также пустили прочные корни в латиноамериканских столицах в последние годы, особенно в Аргентине. Не все так успешно у израильтян в Юго-Западной Азии. Недавно израильские фирмы не без участия американцев были вытеснены с рынка Вьетнама в результате раздутого коррупционного скандала.
Израильские компании также очень широко представлены в Африке. Как сообщил ранее в этом месяце сайт Israel Defense, два израильских консорциума во главе с Rafael и Israel Aerospace Industries (IAI) конкурируют за контракт на создание национальной группы компьютерного реагирования на чрезвычайные ситуации (CERT) в Гане. Тока помогала Гане и соседней Нигерии разрабатывать свои киберстратегии. Министерство иностранных дел Франции наблюдало за этими событиями в течение нескольких лет, прежде чем принять меры. Департамент сотрудничества в области безопасности и обороны, или DCSD (Direction de la Coopération de Sécurité et de Défense), финансирует инициативы в этой области, крупнейшей из которых является школа кибербезопасности в Дакаре Ecole nationale de cybersécurité à vocation régionale de Dakar. Есть также некоторые признаки того, что французские компании начинают проявлять интерес к африканской кибербезопасности. Международный форум по кибербезопасности (Forum International de la Cybersécurité, FIC), организованный французской фирмой корпоративной разведки CEIS, в этом году стал партнером форума Cyber Africa Forum для наведения мостов между африканским и французским киберсекторами. На Ближнем Востоке, Civipol консалтинговая фирма, прикрепленная к французскому Министерству внутренних дел, имеет финансируемый Европой контракт на поддержку ливанских служб безопасности в создании Национального агентства кибербезопасности.

51.91MB | MySQL:101 | 0,428sec