Ливия: о ситуации с выводом наемников и персонала иностранных ВС и особенностях российской составляющей этого вопроса

Командующий объединенными силами ПНС в западном регионе и член делегации от Триполитании в военном комитете «5 + 5» Аль-Фиттури Грбейль признал, что процесс вывода наемников и иностранных сил из Ливии в соответствии с соглашением о прекращении огня, подписанным в октябре, в Женеве членами совместного военного комитета, «идет медленно».

В интервью для саудовской газеты Al-Sharq Al-Awsat, копия которого оказалась в распоряжении портала «Оэа», Грбейль пояснил, что вопрос вывода наемников «требует больше времени и международного давления, особенно в отношении удаления наемников из Восточной Ливии», добавив: «Это правда, что процессы идут в медленном темпе, но мы в Совместном военном комитете работаем и стараемся, в соответствии со всеми нашими возможностями, преодолевать имеющиеся трудности».

Грбейль указал на возможность превышения девяностодневного срока, предусмотренного соглашением о прекращении огня для вывода наемников, добавив: «Это зависит от условий работы, но в любом случае все условия соглашения будут соблюдаться, и мы будем двигаться вперед, даже если медленно».

Совмстный военный комитет «обеих ЛНА», национальной и народной, или, просто ливийской армии, на своем заседании 23 октября в Женеве под эгидой Организации Объединенных Наций достиг договоренности, предусматривающей немедленное прекращение огня, а также предусматривающей эвакуацию (отвод) со всех линий соприкосновения воинских частей и вооруженных формирований путем их возвращения в свои лагеря одновременно с выводом всех наемников и иностранных боевиков с ливийских территорий по суше, морю и воздуху в течение, максимум трех месяцев, с даты подписания прекращения огня.

В своих предыдущих заявлениях Грбейль отмечал, что комитет завершил формирование подкомитета для составления списка тяжелых вооружений и оборудования военного назначения каждой стороны в каждом пункте и регионе, и он начнет их отвод с линий соприкосновения Сирта и Эль-Джуфры при условии, что после этого будут выведены личный состав, а также среднее и легкое вооружение.

Он подчеркнул, что все привержены обозначенным реализации и срокам, и у сторон нет никаких проблем, прибавив: «Теперь мы одна команда, а не две. После вывода тяжелой техники и формирования объединенных сил армии и полиции с обеих сторон для обеспечения безопасности в этом районе начнется вторая фаза — вывод наемников в Триполи и Бенгази, потому что центральный регион не подходит для депортации, несмотря на то, что он полон их. Они будут уезжать по суше, по морю и по воздуху».

Он пояснил, что вывод наемников в соответствии с подписанным в Женеве соглашением о прекращении огня начнется из района Сирт — Эль-Джуфра не потому, что это район соприкосновения, а потому, что он также является транспортным центром страны.

Совместный военный комитет (СВК) «5 + 5» по завершении своего заседания в Сирте одобрил осуществление ряда шагов, связанных с соглашением о прекращении огня, включая удаление наемников с прибрежных дорог в качестве первого этапа до того, как они покинут ливийские территории.

В своем заявлении комитет подтвердил соглашение о первом этапе открытия прибрежной дороги, который включает в себя «начало расчистки прибрежной дороги на расстоянии, обеспечивающем безопасный проход для граждан», и для этой цели компетентный комитет начал подготовку механизмов и оперативных шагов на местах и ​​руководит удалением мин и взрывоопасных предметов, выявленных на данном этапе, в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций.

Было решено, что второй этап начнется сразу после окончания первого и будет включать в себя выход наемников и иностранных боевиков из района всех линий соприкосновения, их отвод в Бенгази и Триполи, что станет первым шагом к началу процесса их эвакуации с ливийских земель.

Пока что можно говорить о частичном выполнении отдельных моментов первого этапа: тяжелое вооружение сторон на ряде участков отведено на расстояние, превышающее радиус ведения из него эффективного огня. И открыто дорожное сообщение вдоль побережья и вглубь страны, однако, по-прежнему, стороны используют блокпосты для проверки транспорта и документов, следующих в нем, лиц. Что касается наемников, то декларативность решений СВК никак не связана с тем, как в действительности будет происходить их вывод. Если в отношении сирийских, суданских и чадских наемников, присутствующих по обе стороны фронта, вопрос, практически уже не стоит, их основные отряды были отправлены по домам еще с месяц назад, то вот ситуация с российской ЧВК «Вагнер» пока непонятна. Ее персонал неоднократно был отмечен, перемещаясь по Центральной и отдельным районам Южной Ливии и, в настоящее время, по сообщениям штаба ПНС, сосредоточился в районе Эль-Джуфры. Там же находится и значительная часть личного состава и техники МО РФ, а также обслуживающий ее персонал, чье пребывание в Ливии упорно отрицается МИД РФ и Генштабом. Если вести речь о турецком контингенте в Триполитании, или, например, об итальянских военнослужащих, то правовая основа их нахождения в Ливии, нравится она кому-то, или нет, существует в виде реализованных соглашений между правомочными и международно признанными субъектами. В случае с Киренаикой все обстоит, да никак не обстоит, нас попросили «уважаемые люди», вот мы и приехали. В чужую страну, с оружием. Поэтому, решение о выводе этих сил будет приниматься никаким не СВК «5+5», а в Абу-Даби, являющимся, заказчиком и плательщиком за пребывание российских военных и наемников в Ливии. Согласно последним сообщениям из Ливии, все они и их вооружение, включая переброшенные из Сирии истребители, бомбардировщики и средства ПВО, остаются на своих позициях и никуда не выводились, кроме текущей ротации.

В наших материалах по Ливии мы неоднократно обращались к вопросу того, что можно сформулировать, как нечто среднее между целесообразностью и адекватностью в действиях российской стороны в отношении этой страны.  По нашей оценке, как в 2008 году, после визита В.Путина в Триполи, не смогли в Москве толком определиться, что и как делать с Ливией, так, до сих пор, этого и не произошло. Если судить с позиции осознанной единой государственной политики, координируемой по всей ведомственной вертикали и опирающейся на совокупность экономических, политических, культурных контактов, обменов и связей, интересов, обуславливающих эту политику, и реализуемых посредством ее, то, к сожалению, ничего подобного в случае с Ливией мы не наблюдаем. Видимо, особенностью нынешнего этапа развития российского государства в контексте столь популярного нынче термина «частно-государственное» партнерство, является его воплощение в том виде, когда государственные механизмы в лице тех же МИДа и МО, ставятся на службу интересам отдельных, хотелось бы сказать, отечественных финансово-промышленных корпораций, нефтяных или машиностроительных компаний, но, увы, не их, а, назовем это, субъектов, преследующих свои какие-то собственные интересы, реализующие свои амбиции, иногда, становящиеся исполнителями заказа государственных структур, пробующих себя в модных нынче материях «гибридных войн», «мягкой силы» и т.п.

Как ни прискорбно, но констатировать это приходится, и не только в случае с Ливией, подобная практика, пока что, заканчивалась весьма плачевно: сомнительный шлейф историй с задействованием таких «гибридных» инструментов в Африке и прочих местах, скандалы с арестами непонятных людей в третьих странах, темные истории с гибелью журналистов, все это сопровождает понятие ЧВК «Вагнер», и даже становится предметом гордости у отдельных лиц, популяризирующих наемничество, вроде ресурса RSOTM (аббревиатура «Обратная сторона медали»), неизменно благосклонно преподносится официальной пропагандой, но, повторим еще раз, не приносит никаких практических результатов для того, что мы называем государственными интересами РФ в Ливии.

Вот последний пример подобный практики, косвенно связанный с тем, как РФ присутствует в Ливии, и какие цели при этом преследуются.

Глава Российского фонда защиты национальных ценностей, Александр Малькевич подтвердил 10 декабря, что освобождение российских граждан Максима Шугалея и Самера Савфана, которые находятся под стражей в Ливии почти полтора года, произошло, благодаря работе министерств обороны и иностранных дел его страны.

«Это стало возможным благодаря очень сложной спецоперации, проведенной министерствами обороны и иностранных дел, а также благодаря усилиям других организаций, которые будут названы отдельно», — написал Малькевич на своем канале в приложении социальной сети Telegram.

«Особая благодарность двум людям — один из них — заместитель министра иностранных дел России и спецпредставитель президента России на Ближнем Востоке и в Северной Африке, Михаил Богданов», — добавил он.

Ранее, в тот же день Малькевич подтвердил, что Шугалей и Савфан, которые участвовали в группе опроса общественного мнения, занимавшейся «только социальными аспектами и изучавшей гуманитарную, культурную и политическую ситуацию в Ливии», были освобождены, а источники в прессе подтвердили, что россияне содержатся под стражей в Ливии с прошлого года. Их вывезли из тюрьмы аэропорта Майтига и перевезли в столицу Триполи.

Мы обращались к этой, на наш взгляд, позорной авантюре, в материале, опубликованном ранее на сайте Института Ближнего Востока и хотим отметить следующее: без сомнения, в ближайшие дни все СМИ, которые сосредоточены вокруг ФАН, Федерального Агентства Новостей, раструбят об освобождении Шугалея и Савфана, преподнося это как очередную выдающуюся победу российской дипломатии и, почему то, МО РФ. Ну тут, как говорится, с г-на Малькевича, взятки гладки. Но хотелось бы разочаровать всех тех, кто так, возможно, искренне думает.  В связи с начавшимся в Ливии, подчеркнем, без всякого реального российского участия, процессе внутриполитического урегулирования, а также в свете значительного укрепления международных отношений и связей тех структур, в распоряжении которых находились российские граждане, было принято решение отпустить их, отметим, не из-за того, что они были оправданы, или из-за отсутствия в их действиях состава преступления, а просто отпустить, амнистировать. Во-первых, они стали больше не нужны для возможного торга с РФ, в таком торге у ПНС более нет нужды. Во-вторых, почему бы не продемонстрировать еще раз Москве свою добрую волю, быть может, там наконец задумаются, что на Хафтаре свет клином не сошелся. В третьих – в канун начала предвыборной компании неплохо утереть нос конкурентам и продемонстрировать свою силу, набрать политические очки, показав важность и влияние, мол, мы отпустили русским пленников. А все это было в руках мисуратской партии. И, наконец, выжали ливийцы из этой истории все, что могли и получили все, что хотели. Не интересна она им больше в свете начавшихся процессов. К тому же, стало ясно, что денег за них тоже не заплатят. Силу и политическую волю в данном случае проявила ливийская сторона.

Одним словом, реальных заслуг и достижений в этом РФ ровно столько, сколько силы в решениях СВК «5+5» относительно вывода наемников и иностранных военных из Ливии, применительно к Киренаике, особенно.

51.9MB | MySQL:101 | 0,364sec