Ливия: бывший генсек ЛАГ А.Муса о роли Н.Саркози в событиях 2011 г.

Бывший генеральный секретарь Лиги арабских государств, Амр Муса подтвердил, что президент Франции Николя Саркози был одним из самых решительных сторонников использования военного варианта при нанесении удара по Ливии в 2011 году, сославшись на защиту гражданского населения.

Муса заявил в своей книге «Годы в Лиге арабских государств», которая вскоре будет опубликована египетским издательством «Дар аль-Шурук», что 10 марта 2011 года Париж стал первой столицей, признавшей переходный совет, сформированный в Бенгази 27 февраля того же года, в качестве единственного законного представителя ливийского народа.

Он добавил, что шаги президента Франции были «экстраординарными» в попытке мобилизовать сторонников для голосования по резолюции Совета Безопасности, разрешающей применение силы против сил ливийской армии в то время, после того, как он увидел, что для него открылась возможность представить Франции как крупную мировую державу. Кроме того, как утверждает А.Муса он хотел избавиться от Муаммара Каддафи из-за политики последнего в ряде франкоязычных африканских стран, а в связи с просьбой к доктору Сейфу аль-Исламу аль-Каддафи вернуть деньги, полученные от Ливии для финансирования его кампании на президентских выборах во Франции.

Амр Муса напомнил о приглашение ему от Саркози на встречу в Париже 19 марта 2011 года, которую тот назвал европейско-арабо-африканским саммитом в присутствии видных международных деятелей, и этот саммит, который длился несколько часов, был посвящен обсуждению того, как поступить в ливийской ситуации в свете резолюции 1973 Совета Безопасности о введении бесполетной зоны над Ливией.

Генсек ЛАГ присутствовал на той встрече, и был шокирован речью Саркози, потому что тот открыто говорил об обходе вопроса о введении воздушного эмбарго на ливийскую армию, что было одобрено резолюцией № 1973 Совета Безопасности. Выражалось это таким образом, когда он прямо говорил о готовности своих военно-воздушных сил нанести удар по Ливии, а также заявлял о своем намерении работать над изменением режима, который он описал, как «потерявший своею полную легитимность», что не охватывается вышеупомянутой резолюцией Совета Безопасности, а должно решаться только ливийским народом.

Амр Муса объясняет, что «в этот момент я начал сомневаться, что дело не пойдет дальше вопроса о запретной для полетов зоне и Франция нанесет удар по Ливии с самолетов, добавив, хотя, в своем выступлении на Совбезе ООН, она подтвердила, что Резолюция № 1973 Совета Безопасности ООН по Ливии направлена ​​на защиту гражданских лиц, и не поддерживает никакого вторжения в эту независимую и суверенную арабскую страну. И хотя она попросила все собравшиеся стороны не выходить за рамки текста резолюции Совета Безопасности, ограничивающей военные операции на территории Ливии, с воздушным эмбарго на силы Муаммара Каддафи.

Как вспоминает А.Муса, цель вышеупомянутой резолюции Совета Безопасности не дает какой-либо стороне легитимности вторгнуться в Ливию или оккупировать ее, и что текст этой резолюции ясен по этому поводу, продолжив: «Я был полон гнева, а затем я пошел к арабским представителям на встрече, чтобы призвать их выступить против расширенной трактовки Саркози текста Резолюции. Но, Хамад бен Джассим (бывший премьер-министр Катара – авт.) сказал мне: «Дело кончено, брат Амр».

Мемуары А.Мусы являются еще одним подтверждением версии, выдвинутой в нашей книге, «Ливия: за кулисами гражданской войны и внешней агрессии», изданной Институтом Ближнего Востока в прошлом году. В ней, среди главных идеологов и зачинщиков заговора и последующей интервенции в Ливию, указаны бывший президент Франции и бывший премьер-министр Катара.

Ранее мы сообщали о показаниях Сейф аль-Ислама аль-Каддафи и Абделлы Сенусси, лично видевших факт передачи денег, или даже присутствовавших при этом. Живы и могут дать показания против Н.Саркози и другие свидтели и участники тех событий.

Разумеется, речь не шла только о 7 миллионах Евро, выданных по поручению М.Каддафи на поддержку предвыборной компании Н.Саркози. Это в масштабах внешних операций Джамахирии сущая мелочь, о которой не стоило даже вспоминать. На кону тогда оказались куда как большие деньги, Саркози тогда просто воспользовался ситуацией, чтобы избавиться от кредитора и компромата на него.

Как и в случае с США, где Катар купил позицию тогдашнего госсекретаря Х.Клинтон, был куплен им и Саркози, который как и администрация Б.Обамы, предпочел развалить весь тот положительный задел, который был сформирован между Францией и Ливией усилиями Ж.Ширака и М.Каддафи, начиная с 2004 года. Ливия, вопреки утверждениям А.Мусы не претендовала в обозримой перспективе на французские активы или зоны интересов на африканском континенте: она действовала в рамках Африканского союза, где, хоть и играла центральную роль, но главные решения принимались коллегиально, в том числе, и бывшими колониями Франции, естественно, исходившими из собственных реалий, в том числе и отношений с бывшей метрополией. Во-вторых, Трансафриканские проекты Джамахирии, не случись 2011 год, только сейчас вступили в подготовительный период, и ни один из них не нес непосредственной угрозы Парижу.

Из-за решения Н.Саркози была сорвана сделка между Ливией и компанией Dassault по поставке истребителей-бомбардировщиков «Рафаль».

В конце концов, инкриминируемые Саркози французским правосудием действия лишь частично связаны с Ливией и касаются Франции. Что до их проекции на французско-ливийские отношения, то факт «материальной помощи» и то, как он обошелся с Ливией в свою очередь, не забыто в ней никем и еще долгое время будет бросать на них тень. Франция их всех европейских стран является на сегодня в Ливии наибольшим «изгоем». В том числе, и за ее роль в 2011 году.

При этом, не вызывающим сомнений является то обстоятельство, что дело Саркози вполне может быть использовано ливийскими властями, при определенной конъюнктуре и надстоящих обстоятельствах, для привлечения его к суду ливийской и по запросу последней, даже международной юрисдикции. Как за причастность к бомбежкам Джамахирии, так и в качестве ответчика за судьбу многочисленных ливийских авуаров, исчезнувших в Европе. Ведь кто, еще вчера, ожидал, что лидера косовских албанцев, Хашима Тачи, «приняли» в Гааге?

51.56MB | MySQL:101 | 0,407sec