Ситуация в Ливии: ноябрь 2020 г.

2 ноября военные делегации от двух сторон внутриливийского конфликта прибыли в г.Гадамес на западе Ливии с тем, чтобы обсудить ход реализации ранее подписанного соглашения о прекращении огня. Это был первый случай, когда сессия Совместной военной комиссии (СВК) проходила в Ливии. Она была пятой по счету и первой после проходивших в Женеве под эгидой ООН переговоров, завершившихся 23 октября подписанием соглашения о прекращении огня с «эффектом немедленного действия».

Как сообщили в ООН, СВК, работающая в формате «5 плюс 5» по пять военных от каждой из сторон, должна была до 4 ноября обсудить «реализацию соглашения о прекращении огня через, в частности, формирование подкомитетов и определение механизма слежения и проверки».

Считается, что находящийся в Феццане близ пересечения границ Алжира и Туниса Гадамес – город и одноименный оазис – не подпадает под влияние традиционных политических элит двух других «исторических» провинций Ливии – Триполитании и Киренаики.

После провала в июне с.г. начавшегося в апреле 2019 г. наступления Ливийской национальной армии (ЛНА) во главе с Халифой Хафтаром на Триполи противорборствующие ливийские стороны в лицах сидящего в Триполи правительства национального согласия (ПНС, поддерживается Турцией и Катаром) и восточных властей, олицетворяемых с Х.Хафтаром (пользуется поддержкой Египта, ОАЭ, Саудовской Аравии и России) в сентябре оказались за столами переговоров, проходивших в разных местах. Вопросы институционного характера обсуждались в Марокко, военного – в Египте, политического – в Швейцарии. Восточные власти пользуются поддержкой большинства избранного и международно признанного парламента Ливии во главе с Акилой Салехом.

Уже 2 ноября по итогам первого дня переговоров в Гадамесе исполняющая обязанности главы Миссии ООН в поддержку Ливии (Manul) Стефани Уильямс заявила о достигнутом «большом прогрессе». «Отныне речь не идет о СВК в составе «5 плюс 5». Теперь можно говорить о СВК в составе 10-ти, — сказала она. – Офицеры оказались на высоте их ответственности. Теперь мы посмотрим, будут ли на таком же уровне патриотизма, решимости и смелости участники политического диалога в Тунисе».

Тогда предполагалось, что 9 ноября в Тунисе стартует Форум политического диалога с участием наиболее известных лиц с целью достижения политического урегулирования в Ливии.

3 ноября военные делегации сторон конфликта договорились о принятии «дорожной карты» по реализации соглашения о прекращении огня. Еще одна договоренность касалась «отвода иностранных сил с линии фронта». Они должны были сконцентрироваться в Бенгази и Триполи перед тем, как покинуть Ливию в 90-дневный срок.

5 ноября Марокко в г.Бузника вновь приняло встречу парламентариев сторон ливийского конфликта.

9 ноября, как и планировалось, 75 представителей ливийских элит приступили к политическим переговорам в тунисском Гаммарте. Целями переговоров было достижение соглашения о формировании единого правительства и организации выборов. Участников переговоров выбирало ООН, поэтому вряд ли их состав был репрезентативным. Известно, что 26 человек в Гаммарте представляли парламент (Тобрук) и Высший совет государства (эквивалент верхней палаты парламента, Триполи). 49 человек были названы ООН и представляли города, племена, политические партии.

Тем не менее в начале переговоров президент Туниса Каис Сайед заявил: «Это – исторический момент. Это – встреча с историей». По его оценке, консенсус возможен,  если «зарубежные силы воздержатся от какого-либо вмешательства» в Ливии. По его словам, «те, кто организует переходный процесс, должны обязаться не выставлять свои кандидатуры на всеобщих выборах, отредактировать временную конституцию и назначить дату голосования».

Заявленной целью переговоров в Тунисе было избрать Президентский совет из трех человек, представляющих Киренаику, Триполитанию и Феззан, а также назначить главу правительства, который сформирует объединенный кабинет. Предполагалось, что если председателем Президентского совета станет представитель Востока, пост премьера займет представитель Запада, или наоборот.

11 ноября по итогам 3-го дня переговоров в Тунисе С.Ульямс сообщила, что их участники выработали «предварительную дорожную карту», предусматривающую проведение президентских и парламентских выборов в 18-месячный срок. Она же 13 ноября «откорректировала стрельбу», заявив о договоренности сторон провести «национальные выборы» через 13 месяцев, то есть в конце 2021 года, точнее – 24 декабря.

14 ноября участники встречи в Тунисе призвали разработать и принять новую конституцию Ливии до проведения выборов.

10 ноября возобновились переговоры между военными делегациями сторон внутриливийкого конфликта. На сей раз их принял ливийский город Сирт, находящийся близ линии разведения сторон. При этом командование сил ПНС обвинило неких «российских наемников» со стороны ЛНА в том, что те помешали посадке самолета с делегацией западных военных, что вынудило их прибыть в Сирт наземным транспортом.

12 ноября силы ПНС предупредили о существовании риска срыва соглашения о прекращении огня между сторонами внутриливийского конфликта, заключенного в октябре. «Мы привлекаем внимание Миссии ООН к тому, что все то, что происходило до сих пор в ходе встреч СВК, никак не соответствует духу режима прекращения огня», — заявил представитель сил ПНС Мухаммед Гнуну.

19 ноября С.Уильямс заявила в Совбезе ООН, что несмотря на октябрьское соглашение о прекращении огня и переговоры в рамках СВК «обе стороны (внутриливийского конфликта) не начали отвод их сил» от линии соприкосновения. По ее данным, «силы ПНС остаются в Абу Грейне и Аль-Вашке, они занимаются патрулированием, прилеты самолетов военно-транспортной авиации отмечены в аэропорты Аль-Ватии и Мисураты». С другой стороны, силы ЛНА «и их союзников продолжают строить фортификационные укрепления и передовые посты, оснащенные системами ПВО, на линии Сирт – Эль-Джуфра и к северу от авиабазы Аль-Джуфра». Она также указала на высокую активность полетов транспортных самолетов между авиабазами Бенина, Эль-Джуфра и Аль-Гардабия.

Второй раунд переговоров в Тунисе, получивших название Ливийский политический форум, стартовал 23 ноября. Он проводился в виртуальном формате. Как объявила MANUL, обсуждались «критерии выбора» будущих руководителей переходного периода.

24 ноября в марокканском Танжере под эгидой ООН собрались 123 ливийских парламентария от избранной в 2014г. Палаты представителей, большинство депутатов которого в свое время под давлением исламистов перебралось в Тобрук. Заявленной целью первоначально 2-дневной встречи было «объединение» Палаты представителей (180 депутатов). 28 ноября ливийские депутаты объявили, что договорились «прекратить раскол», разделивший Ливию, начав с восстановления единства парламента. Еще одна договоренность касалась созыва сессии Палаты представителей в Ливии. Предполагается организовать ее в Гадамесе. Предыдущая сессия парламента проводилась двумя годами ранее.

Понятно, что сразу же обозначилась определенная конкуренция между планами Палаты представителей и Ливийским политическим форумом.

Тем временем обе стороны конфликта продолжали обвинять друг друга в расправах над инакомыслящими. 7 ноября ПНС объявило об обнаружении в Тархуне пяти захоронений, в которых находились 17 тел. Ранее, после того, как этот район в июне с.г. были вынуждены оставить формирования ЛНА, там были обнаружены несколько захоронений. Глава МВД ПНС Фатхи Башага сразу же пообещал, что виновные в убийствах не останутся безнаказанными. Ранее в нескольких захоронениях в Тархуне были обнаружены 112 тел.

8 ноября Manul призвала к «немедленному освобождению» ливийцев, прибывших в начале месяца в Триполи с востока страны и «беспричинно» арестованных боевиками вооруженных формирований, фактически контролирующих столицу Ливии. И хотя глава МВД Ливии Ф.Башага осудил эти аресты, вряд ли он сможет что-то сделать не на словах. По оценке Manul, эти аресты призваны «саботировать усилия», направленные на «новое объединение ливийцев» после подписанного 23 октября соглашения о прекращении огня. 4 ноября Администрация гражданской авиации Ливии разрешила возобновить полеты между Бенгази и ливийским Югом.

19 ноября в Париже побывал с визитом глава МВД Ливии Фатхи Башага. Там он провел переговоры с главами МИД и минобороны Франции Жаном-Ивом Ле Дрианом и Флоранс Парли, а также со своим французским коллегой Жераром Дарманином. Ливийский министр считается «тяжеловесом» в составе ПНЕ. Он – выходец из Мисураты. «Мисуратские» бригады бывших повстанцев считаются одним из оплотов ПНС. Ф.Башага пользуется репутацией близкого к Турции и нередко называется возможным преемником главы ПНС Фаиза ас-Сарраджа.

25 ноября США ввели санкции против союзной с ЛНА милиции «Каният» и ее главаря Мухаммеда аль-Кани, обвинив их в нарушениях прав человека в городе Тархуна в период, когда это формирование контролировало его. В июне после контрнаступления сил ПНС и перехода города под их контроль там были обнаружены несколько массовых захоронений.

Милиция «Каният» контролировала Тархуну (80 кмк юго-востоку от Триполи) несколько последних лет. В апреле 2019 г. одновременно с началом наступления ЛНА на Триполи она присягнула на верность Х.Хафтару. 5 июня контроль над Тархуной установили силы ПНС.

7 ноября, две недели спустя после возобновления работы объектов нефтедобычи, ливийская Национальная нефтяная компания NOC сообщила, что Ливия стала ежедневно добывать более 1млн баррелей нефти. Ранее работа этих объектов была блокирована силами ЛНА, которая потребовала справедливости в распределении средств от экспорта углеводородов. Из-за блокады Ливия потеряла около 10 млрд долларов. До блокады объем нефтедобычи в Ливии составлял около 1,2 млн баррелей в сутки. В любом случае NOC выразила опасения, что не сможет поддерживать достигнутый объем добычи нефти.

В целом, из-за не очень прозрачной со стороны ООН процедуры назначения участников переговоров в Тунисе существуют опасения, что полевые командиры двух сторон, которые хозяйничают на местах и явно не намерены делиться властью, не воспримут решения этой встречи. Это же касается и Палаты представителей. Другая проблема заключается в параллельной борьбе зарубежных акторов за то, кто персонально будет назначен на ключевые посты министров обороны и внутренних дел. Тем не менее возобновление активных боевых действий сейчас представляется маловероятным.

51.56MB | MySQL:112 | 0,834sec