Израиль: о назначении нового директора Моссада

Решение премьера Израиля Биньямина Нетаньяху назначить человека, пока известного только как «Д2, 13-м директором Моссада приходит в очень важный и драматический момент, а именно в предстоящую смену администрации в Белом доме. Его полное имя будет опубликовано в ближайшее время, как только оно будет официально утверждено наблюдательным советом во главе с бывшим судьей Верховного суда Элиэзером Гольдбергом и кабинетом министров. В качестве нынешнего заместителя главы израильского разведывательного агентства он заменит уходящего руководителя Йоси Коэна, который покинет свой пост в июне 2021 года после пяти с половиной лет службы. Смена директора вызвана не только намерением избранного президента Джо Байдена и его команды прийти к взаимопониманию с Ираном, отмене санкций и возвращению к первоначальной ядерной сделке, подписанной в июле 2015 года между шестью крупнейшими державами и Тегераном. Есть еще и фактор дискуссий внутри самого разведывательного сообщества Израиля по вопросам дальнейшей стратегии на иранском направлении. По данным наших источников, позиция Израиля в отношении Ирана является источником растущих разногласий между Моссадом и израильской военной разведкой АМАН, которые обострились в период ожидания скорого прибытия Джо Байдена в Белый дом. К большому раздражению руководства Моссада, начальник военной разведки Тамир Хейман, основываясь на аналитических выкладках своего специализированного подразделения, возглавляемого до недавнего времени Дрором Шаломом, выступает за то, чтобы Израиль поддерживал шаги новой администрации США по переговорам с Тегераном, что подразумевает даже участие Израиля в переговорах вместе с западными державами.
Эта позиция резко расходится с позицией Моссада по сохранению жесткой линии в отношении Ирана, который эта спецслужба рассматривает как экзистенциальную угрозу Государству Израиль. Глава Моссада Йоси Коэн, близкий к премьер-министру Биньямину Нетаньяху, мандат которого был продлен официально на шесть месяцев до июня 2021 года, возможно досрочно будет заменен заместителем, в настоящее время известным только как «Д». Пришедший из оперативного отдела «Д», вероятно, будет придерживаться той же позиции, что и его шеф в отношении Ирана, независимо от любого смягчения, предусмотренного предстоящей американской администрацией. Но у него есть важное преимущество – он не является для новой американской администрации такой «токсичной фигурой» как Й.Коэн, который играл важную роль в формировании жесткой антиранской позиции Д.Трампа. Нетаньяху и Коэн с самого начала выступали против СВПД во время предыдущей администрации Барака Обамы, при которой Байден был вице-президентом. Нетаньяху и Коэн тогда активно лоббировали срыв этой сделки, в том числе и путем формирования сильного «антиобамовского» лобби среди республиканцев. Разногласия в израильском разведывательном сообществе возникли после недавнего секретного визита Нетаньяху в Саудовскую Аравию, который был негативно воспринят командованием ЦАХАЛа и, в частности, его командующим Авивом Кохави, который возглавлял военную разведку с 2010 по 2014 год. Он конкретно очень ревниво отнесся к присутствию в делегации израильского премьера И.Коэна, с которым у него сложились сложные межличностные отношения. Этот шаг Нетаньяху не только усилил напряженность в отношениях между разведывательными службами, но и оказал прямое политическое воздействие на ситуацию внутри Израиля: член правительственной коалиции Бени Ганц пригрозил распустить парламент и назначить еще одни выборы в марте 2021 года. Ганц, который был начальником Генерального штаба ЦАХАЛа до 2015 года, и сейчас имеет серьезные рычаги влияния на АМАН и остальные военные учреждения, которые традиционно выступали за более умеренную линию в отношении Ирана. Его поддерживает в этом ряд фигур в политическом истеблишменте страны, такие как как Габи Ашкенази, министр иностранных дел и бывший начальник Генерального штаба, и Гади Айзенкот. Хотя служба военной разведки относится к Ирану более сдержанно, чем их коллеги в Моссаде, она по-прежнему активно работает на иранском направлении. Эта работа включает в себя предоставление ЦАХАЛу разведданных об иранских позициях в Сирии, где израильские ВВС регулярно проводят удары по этим целям. 10 декабря главнокомандующий Вооруженными силами Израиля Авив Кохави впервые заявил, что из-за этих атак иранские позиции в Сирии ослабли. Так же АМАН продолжает использование своего знаменитого подразделения 8200, израильский аналог АНБ, в формате проведения тайных кибератак против Тегерана, такие как вирусная атака Stuxnet, которая обрушила иранские компьютерные системы десять лет назад. Действия такого рода дополняют тайные операции Моссада в Иране, такие как последнее  по времени убийство иранского ученого Мохсена Факризаде.
Теперь у «Д» будет трудная миссия: предоставлять премьер-министру точные разведданные и правильную картину действительности, даже если это его и не устраивает. Конечным испытанием для него будет способность противостоять Нетаньяху и доказать свою решимость и профессионализм, чтобы бросить вызов премьер-министру, если это необходимо. Таким образом, решение о смене главы Моссада было ожидаемым, и это, прежде всего, тактический ход. В обойме кандидатов было еще два человека, помимо «Д» и все они имеют примерно одинаковый послужной список. Все они служили в израильской армии младшими офицерами, были уволены, а через несколько лет завербованы Моссадом в оперативные подразделения, но распределены для выполнения различных задач. «Д»-56 лет. Он проходил военную службу в 2Сайерет Маткаль», престижном и элитном подразделении специальных операций, отвечающем за разведку и диверсии в тылу врага. Тридцать лет назад он присоединился к Моссаду, а после окончания 18-месячной базовой подготовки в качестве офицера по оперативной работе он начал к подразделению «Цомет»( Узел»), которое отвечает за поиск, идентификацию, вербовку и работу  агентов. С тех пор он служил в этом подразделении, за исключением короткого двухлетнего пребывания в должности заместителя командира «Кешета», подразделения, ответственного за наблюдение и проникновение. Высокопоставленные чиновники Моссада описывают «Д» как реформатора, который открыт для идей структурных, организационных и профессиональных изменений; человека, который настроен на полезную трансформацию работы и не консервативен. В «Цомет» «Д» участвовал в вербовках агентов в местах и группах, которые были главным приоритетом для Моссада: Иране и «Хизбалле». Летом 2018 года он был повышен до заместителя Коэна, что указывало на то, что он был следующим в очереди на пост главы разведки. Назначение «Д» в целом приветствуется в руководстве Моссада. Бывшие высокопоставленные чиновники Моссад говорят, что он честен и справедлив, а бывший директор Тамир Пардо, работавший с «Д», назвал это назначение «выдающимся». Необычным также является то, что, вопреки спорному характеру назначений высших военных и сотрудников служб безопасности в Израиле, это назначение, по-видимому, было принято консенсусом без каких-либо оговорок. Карьера «Д» во многом схожа с карьерой Коэна, который также начинал в Моссаде в качестве вербовщика и в конечном итоге стал главой «Цомета». 59-летний Коэн должен был закончить свое пятилетнее пребывание в должности в конце 2020 года, но неожиданно согласился на просьбу премьер-министра продлить его пребывание еще на шесть месяцев. Одной из причин этого могло быть желание завершить начатую два года назад операцию по убийству доктора Мохсена Фахризаде, ученого, возглавлявшего военную ядерную программу Ирана. Коэн считается чрезвычайно успешным офицером разведки и тайных операций, но также является противоречивой фигурой из-за его близких отношений с Нетаньяху и его готовности говорить и появляться на публичной арене в беспрецедентной степени, к ужасу большинства бывших руководителей Моссада, которые всячески избегали публичного внимания. Коэн связан с такими достижениями службы, как кража в 2018 году главного ядерного архива Ирана, размещенного в Тегеране, срыв его строительства передовых центрифуг и кибератаки, в том числе несколько месяцев назад, которая парализовала судоходство в иранском порту Бандар-Аббас. Другие операции, которые организовывал и курировал Коэн, включают убийство двух палестинских инженеров, которые, как сообщалось, работали в Тунисе и Малайзии над улучшением возможностей ХАМАСа в области производства беспилотных летательных аппаратов и мини-подводных лодок. Как полагают эксперты, в течение следующих пяти лет Моссад будет продолжать выполнять свою традиционную роль израильского агентства внешней разведки. Моссад будет, вероятно, стремиться увеличить число арабских и мусульманских стран, нормализующих отношения с Израилем – Оман, Саудовская Аравия и Индонезия являются приоритетами в этом направлении. «Д» будет также поддерживать операции по сбору разведданных против Ирана и «Хизбаллы» и пытаться улучшить связи и совместные операции с иностранными спецслужбами по всему миру. Хотя «Д» считается учеником Коэна, который, скорее всего, либо уйдет в политику или, по некоторым данным, может стать послом Израиля в Вашингтоне, это не означает, что он будет слепо следовать образу мышления своего предшественника. Ожидается, что «Д» будет более осторожным и сдержанным, чем его наставник, в проявлении силы и готовности идти на риск. Но прежде всего, он должен будет найти оптимальный алгоритм сохранения особых отношений с ЦРУ на фоне стремления администрации Байдена занять более мягкий подход к Ирану.

52.03MB | MySQL:101 | 0,385sec