Ливия: о позиции «Сил защиты Триполи» в отношении результатов деятельности совместного военного комитета «5+5»

19 декабря, так называемые «Силы защиты Триполи», в которые входят ополченцы формирований «Аль-Наваси», «Аль-Радаа Абу-Слим», «Революционеры Триполи — Баб Таджура», связанные с ПНС, в совместном коммюнике выразили  «глубоко удивление» тем, что они описали, как «преднамеренную задержку» в реализации результатов переговоров совместного военного комитета (СВК) «5 + 5», в его шестом раунде, который прошел в городе 12 ноября 2020 года и попросили руководителей и членов комитета разъяснить причину задержки, и что препятствует выполнению условий соглашения.

В заявлении, полученном порталом JANА, утверждается, что ни один пункт соглашения не был применен до сих пор, в то время как Ливийский форум политического диалога в Тунисе «неявно провалился», в свете «напряженности на ливийской улице против политики двух правительств, а также в условиях напряженной атмосферы из-за непримиримости большинства партий».

«Революционеры» полагают, что условия или пункты соглашения комитета были ясными и в интересах людей, а также удовлетворяли все стороны, добавив: «Наиболее важные пункты заключались в том, чтобы заблокировать путь к любому конфликту, который может произойти, путем создания совместных комиссий для развода сторон и реализации Соглашения, которое открывает дорогу и защищает граждан, контролирует вывоз тяжелого оружия из городов и депортацию наемников за пределы нашей страны».

«Есть ли за этой преднамеренной задержкой спрятанные руки? И кому выгодна вся эта задержка», — спрашиваются в коммюнике, в также членам СВК адресуются слова: «Мы напоминаем вам, что судьба многих жизней нашего народа — это доверие в ваших руках, потому что Бог — это Бог в доверии».

Объединенный, или Совместный военный комитет «5 + 5» завершил 12 ноября 2020 года первую встречу в своей новой штаб-квартире в Сирте (шестую с момента его создания в начале этого года), которая является продолжением переговоров, начатых в Гадамесе для ускорения выполнения соглашения о прекращении огня, подписанного 23 октября в Женеве.

Миссия Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии заявила в заявлении для СМИ, что после подписания соглашения о прекращении огня в Женеве 23 октября и встречи в Гадамесе, 2–3 ноября, было решено начать открытие прибрежной дороги в качестве первого этапа. Для этой цели компетентный комитет начал подготовку механизмов и оперативных шагов на местах и ​обезвреживание мин и взрывоопасных предметов на этом маршруте и в прилегающих районах.

Второй этап включает в себя удаление всех наемников и иностранных боевиков из прибрежной полосы и их сбор в Триполи и Бенгази, чтобы на следующем этапе они покинули ливийские территории.

Согласно заявлению, Совместный военный комитет «5 + 5» в координации с Комитетом по мерам безопасности поручил  вывести вооруженные автомобили и тяжелое вооружение из указанного района, открыв прибрежное шоссе, вернуть все силы в свои районы дислокации и сделать все необходимое для обеспечения безопасности  после их эвакуации.

Глава Отдела поддержки институтов безопасности миссии ООН по поддержке, Салим Раад указал, что в обсуждениях между двумя делегациями СВК в последние два дня преобладали «позитивный и патриотический дух» и понимание того, что им следует «встретиться снова, как можно скорее».

Он также приветствовал формирование совместных подкомитетов между министерствами внутренних дел ПНС и временного правительства в Тобруке, а также формирование военных подкомитетов, занимающихся отводом сил от демаркационных линий и обезвреживанием мин в рамках выполнения соглашения о прекращении огня, подписанного в Женеве.

Демарш «Сил Защиты Триполи», в общем-то, правых в том, что первый этап соглашения закончен, а второй и не думает начинаться, закономерен. В рамках идущих процессов структуризации предвыборного пространства им необходимо заявлять о себе громче и стараться расширить сферу своего влияния, традиционно ограничиваемую столичным районом. Это необходимо еще и потому, что и внутри столицы ситуация развивается в направлении, потенциально сулящему «революционерам» проблемы. Речь идет о том, что они рискуют, при благоприятном сценарии, получить статус наподобие того, что имел в Ираке «Аль-Хашд аш-Шааби» до его инкорпорирования в силовые структуры. При неблагоприятном, «Силы защиты Триполи» могут перестать быть самостоятельным игроком, и, или либо будут распущены, или подчинены Министерству обороны. Между тем, оппонент триполийцев в лице «актива МВД» — формирования «Аль-Радаа» существенно укрепил свой статус.

Во второй раз глава Президентского совета ПНС Фаиз Саррадж принял решение реорганизовать ополчение «Аль-Радаа» так, что оно из «Службы сдерживания терроризма и организованной преступности», становится «Агентством». Это предоставит ему большие легитимность и полномочия, а также увеличенные  финансовые возможности.

Ф.Саррадж заявил в указе, на который ссылается портал «Оэа», что штаб-квартира этого агентства будет находиться в столице, Триполи, и что для него разрешено открывать отделения в других городах. Миссия агентства будет сконцентрирована на 10 направлениях, во главе которых находится реализация политики безопасности, которую государство устанавливает в области борьбы с бандами, которые занимаются организованной преступностью, контрабандой, торговлей наркотиками, оружием, краденным топливом и вооруженным разбоем.

Среди прочих компетенций: содействие защите и обеспечению безопасности границ и пунктов въезда и выезда, принятие необходимых мер для отслеживания членов организованных преступных группировок и террористических групп, их мониторинг и отслеживание источников их финансирования, в дополнение к участию в реализации планов безопасности путем обеспечения безопасности выборов, публичных торжеств, официальных и неофициальных мероприятий различного, а также борьбы с беспорядками и проявлениями нарушений общественной безопасности.

В компетенцию агентства также входит сбор информации, проведение исследований и анализ данных, расследование по отдельным лицам, сотрудничество с компетентными органами в борьбе с контрабандой наркотиков и психотропных веществ, а также борьба с отмыванием денег, торговлей людьми и незаконными иммиграционными преступлениями, в дополнение к сотрудничеству, координации и обмену информацией с соответствующими региональными и международными организациями, агентствами и органами по борьбе с терроризмом.

Агентству будет разрешено пользоваться и обладать техническими средствами, которые позволят ему выполнять свои задачи, одной из которых будет распространение информации о безопасности среди всех слоев общества и повышение осведомленности об опасностях терроризма.

Руководитель агентства назначается по представлению главы МВД решением главы Президентского совета, который также утверждает и его первого заместителя по представлению уже руководителя этого органа.

Обязанности главы агентства заключаются в надзоре за выполнением необходимых планов для задач вверенного ему агентства, а также в прямом надзоре за сотрудниками агентства и в предложении организационной структуры для принятия решения Президентским советом в этом отношении, в дополнение к принятию решений, относящихся к функциональным вопросам, представлению агентства в судебной системе и других органах и внесении предложений по проекту бюджета организации.

Сотрудники агентства при выполнении своих обязанностей будут иметь статус «сотрудников судебного контроля», бюджет агентства является годовым и составляется в соответствии с принципами бухгалтерского учета, действующими в стране. Статья 11 указа предоставляет агентству преимущества Службы общей разведки в отношении повышения по службе, заработной платы, финансовых льгот, бонусов в соответствии с положениями Закона № 7 от 2012 года, касающегося создания разведывательной службы.

Статья 13 отменила постановление Президентского совета № 555 от  9 мая 2018 года об реорганизации милиции сдерживания в Службу сдерживания для борьбы с организованной преступностью и терроризмом и  объявила о роспуске Службы и всех ее филиалов с тем же статусом, в котором они находились на момент принятия указа, при условии, что все основные и движимые активы, которые находились во владении этой Службы, включая средства вооружения, боеприпасы, средства связи, наблюдения, запасы иных материальных средств будут переданы агентству.

В случаях исключительных обстоятельств, требуемых общественными интересами, сотрудники агентства могут использовать современные технические средства для отслеживания устройств проводной и беспроводной связи и сайтов социальных сетей, которые распространяют о своих пользователях такую информацию, которая ставит их в круг подозреваемых в плане компрометации безопасности страны и нарушения общественного порядка и национальной безопасности и создания угрозы для нее. Это делается с ведома судебного органа и под его контролем.

Таким образом, бывшие члены  «Аль-Радаа» в новом статусе выходят из подчинения МВД, которое будет иметь к новому силовому ведомству весьма номинальное значение. Рудимент в виде представления главой МВД кандидата на пост руководителя агентства будет отменен в ближайшей перспективе, но пока, в сегодняшнем раскладе, всех устраивает. Само же агентство, уже превзошло иракских коллег из Организации по борьбе с терроризмом, с которым его можно было сравнивать в прежнем качестве и стало похоже на итальянскую жандармерию. Вырастет ли оно до положения ливийского АНБ, на наш взгляд, вряд ли, но и без того, агентство становится вполне самодостаточным ливийским силовым органом с правом ведения оперативно-розыскной деятельности, разведки и следствия, и «ответственным за всех террористов». Плюс, контролирующим границы. Отныне, по иронии, соответствующим российским ведомствам, возникни в том нужда, придется обращаться по вопросам взаимодействия к тем, кого они вчера игнорировали и считали террористами. Впрочем, многие силовики, и не только в Ливии, когда-то вышли из них.

 

51.63MB | MySQL:101 | 0,512sec