Ливия: к истории с задержанием и освобождением в Бенгази 18 итальянских рыбаков

17 декабря, министр иностранных дел Италии, Луиджи Ди Майо объявил об освобождении 18 сицилийских рыбаков, задержанных в Бенгази с сентября месяца, после «блиц» визита итальянского премьера Конте в Ливию и его встречи с Халифой Хафтаром.

Луиджи Ди Майо заявил, что освобождение сицилийских рыбаков, удерживаемых в Бенгази, произошло без какой-либо компенсации, подчеркнув, что это заслуга разведывательных служб его страны и ее дипломатического корпуса.

В телеинтервью, подробности которого были переданы итальянским агентством Aki, Ди Майо отрицал что с Халифой Хафтаром была заключена сделка по обмену пленными, которая привела к тому, что на прошлой неделе, в городе Бенгази, местная власть отпустила сицилийских рыбаков, якобы, в обмен на освобождение четырех ливийцев, осужденных в Италии за торговлю людьми и участие в убийстве иммигрантов.

Он пояснил, что Хафтар первоначально просил освободить 4 ливийцев в Италии, осужденных по приговору судов второй инстанции по обвинению в торговле людьми, но итальянские власти отказались, добавив, что ливийцы заняли более умеренную позицию, потребовав возобновления отношений.

Министр впоследствии так описал произошедшее: «Мы восстановили связи, которые были прерваны после ареста рыбаков, без какой-либо компенсации за их освобождение после того, как власти задержали их на востоке Ливии в начале сентября, по обвинению в проникновении в территориальные воды Ливии».

Нескольким ранее, заместитель министра иностранных дел Италии, Манлиу ди Стефано подтвердил, что переговоры по освобождению сицилийских рыбаков, задержанных в Бенгази по обвинению в ловле рыбы в территориальных водах Ливии, «велись при поддержке других стран».

Власти на востоке Ливии задержали 18 итальянских рыбаков из Сицилии, которые находились на двух лодках, и обвинили тех в ловле рыбы в территориальных водах Ливии. Инцидент затем увязывался с тем, что Халифа Хафтар пытался обменять их на нескольких ливийцев, обвиняемых в деле о контрабанде людей, начатом в 2015 году, которое было отклонено МИД Италии, посчитавшим это «недопустимым шантажом».

Ранее, ливийские СМИ сообщали, что семьи четырех ливийцев, которые, как утверждается, являются футболистами, заключенными в тюрьму по обвинению в причастности к контрабанде людьми, приведшей к гибели 49 иммигрантов, получили гарантии от Ливийской национальной армии, что освобождение сицилийских рыбаков зависит от освобождения Италией их родных.

Итальянская газета Corriere de La Serra подтвердила, что Халифа Хафтар потребовал освободить четырех ливийских граждан, признанных виновными в контрабанде и убийстве в Италии, 6 декабря 2015 года, где они были приговорены к 30 годам тюремного заключения, в обмен на освобождение лодок и сицилийцев, задержанных в Бенгази.

В общем-то, заурядный эпизод, чьи корни зиждутся все в том же претензионном подходе Хафтара к наследству М.Каддафи – дел в том, что итальянцев задержали на том основании, что они, якобы, пересекли ту самую «линию смерти», 37-ю параллель, как бы отрезающую залив Большой Сирт от остального моря. Залив глубоко вдается в береговую линию и, до сих пор, позиция местных властей, их взгляд на то, является ли он весь внутренними водами, или граница проходит на удалении 12 миль от берега, а дальше – нейтральные, или экономическая зона, все это зависело исключительно от того, с кем вам, и на каких условиях приходилось иметь дело.  Береговая охрана и пограничная служба и при Джамахирии была поставлена «из рук вон плохо», а сейчас это стало местечковым бизнесом местных полевых командиров. Более-менее, контролируется морское пространство у Триполи, Мисураты, Бенгази, у нефтяных терминалов. На всем остальном своем протяжении ливийская морская граница никем не охраняется. Дело в том, что залив Большой Сирт представляет собой по, образному выражению местных рыбаков, место, куда «тунец приходит умирать от старости» – он изобилует рыбой ценных промысловых видов. Будь во главе рыбной отрасли Ливии человек более адекватный и менее пьющий, чем Ганнибал аль-Каддафи, отвечавший при отце за все морское, в том числе, рыбное хозяйство, страна, совершенно точно, была бы одним из крупнейших производителей и экспортеров рыбной продукции. Поэтому, в залив Большой Сирт регулярно ходят на промысел десятки мальтийских, итальянских, греческих, испанских и других рыболовецких судов. Хоть возможность навигационной ошибки исключать нельзя, скорее всего, итальянцы зашли за 37-ю параллель, как делали и делают десятки раз, и бенгазийская береговая охрана, сиречь, морские силы ЛНА получили команду их задержать.  Уж больно хотелось Х.Хафтару поднять свой, пошатнувшийся в последнее время, авторитет и намекнуть Италии, что не следует так активно поддерживать Триполи. Со вторым вышло так себе, три с лишним месяца Рим выжидал, с первым – немного получше. Возможно, желаемый общественный резонанс был достигнут, но, только в Киренаике. В Италии эта история тоже не вызывала большого интереса, все-таки, сицилийские рыбаки, как и сама Сицилия – это отнюдь не те темы, которые делают новостные заголовки. Тем не менее, она была разыграна во внутри политической борьбе.

Итальянские СМИ, в основной своей массе, подвергли предложение Хафтара резкой критике, предположив, что оно превратит рыбаков, обвиненных в нарушении территориальных вод Ливии, в заложников, и что это – «неуместное и неприемлемое предложение».

Глава партии «Итальянских братьев», Джорджия Мелони раскритиковала визит премьер-министра ее страны Джузеппе Конте и министра иностранных дел Луиджи Ди Майо в Ливию и их встречу с Халифой Хафтаром по поводу освобождения сицилийцев.

Критика Мелони прозвучала в серии «твитов» итальянской газеты Liberoquotidiano, которые цитирует агентство JANA, и которые сводились к тому, что Хафтар не представляет признанного законного авторитета, что указывает на то, что Конте и Ди Майо принимают условия ливийских племенных лидеров и обесценивают авторитет Италии.

Тем не менее, 17 декабря, министр иностранных дел Италии Луиджи Ди Майо объявил об освобождении 18 рыбаков и подтвердил, что они покинули Бенгази на борту своих судов в сопровождении двух военных кораблей, и направились в порт Мацара-дель-Валло.

Мы предположим еще одну версию случившегося. На сегодня формат взаимоотношений Рима и Бенгази сводится к нулю: Италия делала и делает ставку на Триполи и, как известно, недавно подписала с ПНС соглашение о военно-техническом сотрудничестве, в том числе и по морским вопросам. Кстати, рыбаки уже сидели под арестом в Бенгази на момент его подписания. Достаточно жестко ведут себя итальянцы и в рамках операции IRINI, руководство которой они осуществляют в настоящее время. «Зонт» из патрульных сил, участников операции развернут по большей части, как раз на Киренаикой. Поэтому, эта акция могла преследовать цель оказать давление на итальянское руководство, чтобы то более лояльно относилось в прибытию в Бенгази танкеров с авиационным топливом из ОАЭ, от наличия которого зависит степень боеготовности авиации ЛНА, в том числе, и той «ее» части, которая базируется на авиабазе Эль-Джуфра. Авиационный керосин, как известно, не тот предмет, которого навозишься в достатке, например, на тех же Ил-76.

Что касается итальянцев, то приезд Конте и Ди Майо в Бенгази вовсе не выглядел как просительный. Оба смотрелись на фоне заискивающих перед гостями, хозяев, вполне уверено и, скорее, напоминали старших по кварталу, прибывших к местной группировке забрать своих людей, ненароком ставших гостями последней. В любом случае, для Хафтара, в его нынешнем положении изгоя большой ливийской политики, был важен сам факт появления в Бенгази премьер-министра и главы МИД Италии, активных игроков на ливийском политическом поле. После этого упрямиться насчет освобождения рыбаков не имело смысла, так же как и увязывать его с уголовным преследованием ливийцев, попавших в тюрьму в Италии, не того ранга они фигуры, чтобы портить из-за них и без того прохладные отношения по оси Рим – Бенгази. Иначе, танкеры из ОАЭ могут вообще не попасть ни в один восточный ливийский порт.

52.01MB | MySQL:103 | 0,998sec