Структура политического процесса внутри ливийского урегулирования в оценках руководства «Братьев-мусульман»

21 декабря, член ливийского Высшего совета «Братьев-мусульман», (организация запрещена в РФ) Абу аль-Касим Казыт заявил, что их «видение карты времени отличается от видения Миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии, и что часть ошибок заключается в попытке ускорить время и добиться быстрых результатов за короткое время», подчеркнув, что, по его оценке, «это не может быть так быстро достигнуто».

Мы ранее обращались к тематике высказываний представителей этой организации в Ливии касательно того, как следует налаживать общественную и экономическую жизнь в стране. Они выглядят вполне здравыми и логичными и не содержат в себе экстремистских высказываний или категорических оценок любого толка или оттенков. С этой точки зрения ливийские «братья» или представляют собой какой-то не типичный подвид этой организации, либо придется допустить мысль, что ее восприятие, навязываемое официальной пропагандой и СМИ в тех же Саудовской Аравии, ОАЭ, Египте, Иордании и других странах, есть ни что иное, как жупел, навешиваемый их противниками, к слову, сплошь представляющими из себя абсолютистские монархии, организованные по самым, что ни на есть, средневековым канонам, либо военные хунты – как в тех же Египте и Алжире. Что из них есть меньшее зло, ультра республиканские подходы «братьев», проистекающие из понятий «уммы», или диктатуры военного или монархического толка, иногда, с радикальной исламской составляющей, есть, по всей видимости, следствие отношения той же РФ, к подобным режимам в канве ее собственных интересов, а не в подражание тренду или политической конъюнктуре. Но, это в теории, а на практике, мы умудряемся устанавливать или пытаемся установить отношения с нашими прямыми конкурентами, теми, кого, по очень многим основаниям, следует считать «отморозками», между тем признавая террористами другие организации, зачастую вообще не питающие по отношению к РФ никакого интереса. Между тем, в случае с той же Ливией, с которой, рано или поздно, придется выстраивать отношения, с представителями «Братьев-мусульман» или теми, кто поддерживает их взгляды, придется иметь дело. Поскольку они занимают и будут занимать в ливийском политическом истеблишменте значимое место. При этом, слепое отождествление их с теми же турецкими или катарскими «братьями» ошибочно, так же как изначально был и остается ошибочным однобокий подход Москвы в отношении поддержки Х.Хафтара: ливийский национализм есть одна из доминант в местном менталитете и категория никак не связанная с турецким фактором в Ливии. Впрочем, некоторые ливийцы тоже, по инерции, видят в РФ бывший СССР, но их количество стремительно сокращается.

В своем интервью спутниковому каналу «218» Казыт заявил, что не следует ожидать, что проблему достижения единого правительства и политического решения после бездействия в течение 6 лет, удастся решить в течение двух или трех недель, указав, что, по его мнению, самым главным приоритетом является экономический, а не политический трек.

«Нет большой проблемы с обычным человеком с улицы, если этот политический диалог будет продолжаться в течение нескольких месяцев до тех пор, пока не будет достигнуто реальное консенсусное решение, в котором все выиграют и воздействие может быть эффективным на местах. Основная причина того, что люди ожидают политического пути, — это масштабы экономических последствий царившей анархии, а также идея предотвращения войны и насилия», — считает политик.

А.Казыт высказал мнение, что, политический курс развивался не в соответствии с тем, что было запланировано, указывая на то, что с самого начала у Миссии ООН должно было быть больше времени и гибкости, и что ливийский кризис требует больших усилий с местными, международными и региональными сторонами, влияющими на ливийское досье.

Произошедшее было ожидаемым, первым раундом и он не считает это провалом на пути к диалогу, добавив: «Неверно думать, что выборы являются волшебным решением всех проблем Ливии. У нас есть опыт Алжира в девяностые годы, когда скомканные выборы в нем привели к гражданской войне, названной «черным десятилетием», и поэтому достижение выборов на основе широкого консенсуса и согласия, жизненно необходимо».

Казыт добавил, что Миссия ООН достигла цели установить дату выборов или голосования, но не указала механизмы и методы, то есть на какой конституционной основе, какой конституции и как будет происходить этот процесс, объяснив, что это сложные детали и что поддержка людьми избирательного процесса неоспорима, но важно то, чтобы  процесс был контролируемым, надежным и на прочном и прозрачном юридическом основании.

«Успех реален, если они определили путь к выборам, а что касается продолжающихся дебатов в консультативных и юридических комитетах комитета по диалогу, вся политическая работа в них окружена противоречиями», — убежден Казыт объяснив, что он не очень оптимистичен в отношении того, что эти комитеты придут к консенсусу. «Я поддерживаю Миссию, поскольку она устанавливает высокий порог консенсуса, который составляет 75%, и хотя, это очень сложно, но необходимо — нам нужно более 70% консенсуса. В Ливии существует множество политических, племенных, региональных и идеологических партий и всем важно быть в курсе происходящего и участвовать в процессе трансформации. Международные партии имеют свое влияние, а некоторые из них имеют политическое или военное присутствие, и есть большие страны, которые имеют право голоса в каждой мелочи. Требуется, чтобы этому политическому процессу не оказывалось никакого сопротивления. Все участвуют и все выигрывают. Конечно, этот баланс или уравнение непросто и сложно достичь, но это также возможно. Если существует реальная международная и национальная политическая сила, продвигающаяся в этом направлении, и реальный интерес всех местных и международных сторон заключается в стабильности Ливии, — так оно и есть, потому что состояние войны и враждебности приведет к поражению всех», — делает вывод А.Казыт.

«Философия нового правительства, которое представляет всех ливийцев, по его мнению, может быть основана только на объединении национальных личностей, поскольку региональные или племенные деятели могут быть более приемлемыми в их регионах или племенах, и это нормально, потому что это зона влияния региональной личности, но это не будет более приемлемым на национальном уровне. Для общенациональной сцены требуется тип объединяющих национальных фигур, и это непростая задача, но, по крайней мере, требуется такой тип личности, который будет принят в большинстве частей страны, в том смысле, что они являются личностями, которые не вызывают страха, то есть представляют определенную партию, но не пугают другую сторону. Все сейчас участвуют в определении черт следующей сцены, потому что сейчас внутри Ливии есть важные политические партии, в том числе, например, группа спикера парламента в Тобруке, Акилы Салеха, а также т.н. группа «Генерального командования», а также группа политического ислама и сторонники бывшего режима — также важная группа, а кроме них есть Триполи, Завия, Зинтан, Мисурата, амазиги и др.  Все они — основные образования. Это не означает, что другие менее важны. Необходимо иметь дело со всеми племенными, региональными и идеологическими образованиями. Все ливийские партии должны участвовать в процессе, и никто не должен быть исключен, и это возможно, но проблема состоит в том, что все эти партии хотят себе доли больше, чем то, на что соглашаются другие, и для этого нужен какой-то бюджет и процесс политического давления. Любое решение теперь должно пройти через Совет Безопасности, а это означает, что такие страны, как Соединенные Штаты, Великобритания, Франция, Китай и Россия, должны соответствовать тому, что происходит. Сегодня ситуация в Ливии аналогична случаю 1951 года нашей эры, и нам нужен международный консенсус по конкретному политическому вопросу. Ливия является главными воротами в Европу и аналогичными воротами в Африку, и напряженность или упадок в ней вызывает беспокойство всего мира. При этом, Ливия — маленькая страна, даже в ее арабском окружении, она не весит Египта, Ирака или Саудовской Аравии. У нас нет амбиций править миром, или руководить арабским миром, или, например, Африкой».

А.Казыт отметил, что партнерство в области безопасности с такими странами, как Тунис и Египет, имеет важное значение, поскольку безопасность Ливии зависит от безопасности Туниса и Египта, добавив, что проблема выходит за рамки соседей, поскольку из-за местоположения Ливии существует потребность в активном сотрудничестве с миром, будь то на Востоке или на Западе, с такими странами, как Соединенные Штаты и Китай: «Если Ливия не будет активной частью международной системы, она не продвинется вперед. Такой тип партнерства должен быть создан».

Когда лидеры Гамаль Абдель Насер и Джавахарлал Неру создали Движение неприсоединения, было сказано, что неприсоединившиеся страны — это Соединенные Штаты и Россия, а остальные вынуждены присоединиться к кому-то. Создание сбалансированного правительства, которое не принимает сторону международных сторон, это долгий путь, он начинается с правительства национального единства, которое поддерживает всех, но не встает на сторону кого-либо, за счет кого-либо.

Относительно своего послания партиям, которые находятся на переднем крае ливийской политической сцены, А.Казыт заявил, что призывает их согласиться на «половину прибыли», которая лучше, чем полная ее потеря для них, как политических партий, и потери страны, добавив: «Может быть заключена сделка, в которой все представлены и все выигрывают, но это —  не победа жадных, а победа удовлетворения. Жадность, к которой мы в Ливии привыкли в последние годы, будь то политическая или финансовая выгода, стала невозможной, потому что ныне существует множество конфликтующих и противостоящих сторон».

51.52MB | MySQL:101 | 0,426sec