Ливия: о праздновании в Триполитании 69-й годовщины провозглашения государственной независимости

24 декабря в Триполи состоялись праздничные мероприятия, посвященные первому формальному объявлению государственной независимости Ливии в виде монархии. Ливия, страна уникальная во многих отношениях, так, у нее три «Дня независимости» — 1-й, королевский, от 1951 года, второй – Джамахирийский, от 1 сентября 1969 года, и, третий, 17 февраля, 2011 года, наименования которому, лучше данного, в свое время, самим Каддафи тем, кто тогда предал свою страну – «крысиный», в голову не приходит. Если бы очевидцы тех событий 1951 года, а они, как будет сказано в дальнейшем, еще есть, увидели бы Ливию нынешнюю, они бы не удивились. Как и тогда, их страна, фактически, поделена на части, иностранцы создают в ней военные базы. Местные элиты заискивают перед ними и воруют все, что только можно украсть. Никакой разницы для самих ливийцев, кроме одного: если в 1951 г. две трети Триполи представляли собой хижины из глины и соломы, асфальтированных дорог в городе было две, а больница только одна, при католической миссии, то в 2020 после 9 лет хаоса, они никак не могут проесть и до конца разрушить наследие Джамахирии и пользуются всеми теми благами, которые получили, когда М.Каддафи вытащил их из родо-племенного раннего феодализма и перенес в социализм.

Глава Президентского совета ПНС Фаиз Саррадж, выступая на торжествах, заявил, что «их отцы и деды приложили дорогие и драгоценные усилия для достижения независимости», при этом проигнорировав ухудшение ситуации в Ливии за последние 10 лет и новую иностранную оккупацию.

В своей речи во время празднования «предполагаемой независимости», — так окрестили это событие на ливийских оппозиционных «зеленых» ресурсах, глава ПНС предположил, что «жертвы праведных мучеников останутся бессмертными на страницах истории и памяти родины и будут присутствовать в совести их детей2, и выразил «свою признательность и гордость за ливийских военнослужащих и поддерживающих их силы революционеров 17 февраля». По его словам, все они продемонстрировали «героизм в защите своего народа и своей столицы, а также доказали права народа на создание своего гражданского и демократического государства».

Ф.Саррадж напомнил о том, что он назвал «сыновьим героизмом» в борьбе с терроризмом и в ходе операции за освобождение Сирта, заявив, что Ливия сталкивается с множеством проблем и опасностей, требующих включения всех слоев общества, солидарности и работы по реорганизации военного института с целью формирования профессиональной национальной армии, которая шла бы в ногу с развитием на основе доктрины лояльности к родине, способной защитить и сохранить ее. Обеспечить независимость и единство Ливии в виде современного, демократического, гражданского государства, которое гарантирует свободы, защищает права граждан и добивается справедливости.

Завершил свое выступление глава ПНС пожеланием, чтобы эта годовщина прошла в следующем году, так, чтобы «стала ее свадьбой с демократией, на которой люди скажут свое слово в ходе парламентских и президентских выборов2, подчеркнув: «Пришло время для этого испытания закончиться, и следующее будет лучше».

Празднование «предполагаемого» Дня независимости происходит в наихудших условиях, в которых Ливия пребывает после 2011 года, когда страна стала свидетелем практически всех признаков  ухудшения и негатива, во всех, без исключения, областях, и можно говорить о насмешке над трагической реальностью, когда торжественная церемония провозглашается в условиях частичной оккупации, иностранной интервенции, присутствия наемников, исхода самых способных, предприимчивых и квалифицированных кадров, а также невиданных ранее коррупции и разграбления национального богатства.

Некоторые примечательные подробности «первой независимости» Ливии привел премьер-министр страны с 1954 по 1957 год и последний оставшийся в живых премьер-министр при монархии, Мустафа бен Халим, заявивший, что «Ливия не имела независимости во время монархии, потому что она, все еще, находилась под британским военным правлением2.

В видео-интервью, приводимом информационным агентством JANA, М.бен Халим вспоминал, что «еще до провозглашения независимости британцы договорились с Идрисом о том, что он будет правителем Киренаики, а,  накануне дня провозглашения независимости, ночью, он пришел к знакомиться к Махмуду аль-Мунтасиру, который, де-факто, был назначен первым премьер-министром решением трех представителей, один из них — от Великобритании, второй из Америки и третий из Франции».

М.бен Халим объяснил: «Изгнание итальянцев из Ливии произошло от руки британцев в Киренаике, на востоке и западе, а изгнание итальянцев с юга — от руки французских войск генерала Шарля де Голля, и их главнокомандующим был генерал Клерк, который позже получил звание маршала».

Британцы предложили (ими же написанный) правительству договор, и просили соблюдать оговоренные правила до тех пор, пока это соглашение не будет представлено для утверждения избранному парламенту, а американцы предложили спонсировать сирот и малоимущих в обмен на право продолжить использование базы «Уилус-Филд» (нынешняя Майтига), а французы представили все необходимое для покрытия текущего дефицита. В Феццане, тем временем, была провозглашена независимость, и «мы оказались в непростых отношениях».

Нетрудно провести аналогию: американцев и британцев в Триполитании сменили турки со своими «прокси», в Киренаике вместо итальянцев появились Россия и Египет с ОАЭ. Сами итальянцы сохраняют присутствие в Триполитании, со своеобразным центром в Мисурате и пытаются развивать сотрудничество с Феццаном. На западе Ливии и в том же Феццане действуют представители французских «гуманитарных» организаций. Вместо «Уилус-Филд» появились «Эль-Джуфра» и «Утия».

Также принявший участие в торжествах, министр обороны ПНС Салах аль-Нимруш сказал, что «ливийская армия готова отразить любую дальнейшую агрессию, которая будет иметь место против столицы Триполи», и что «предпринимаются попытки завершить процесс интеграции бойцов, защищавших столицу и другие города, в структуру современных вооруженных сил».

С.аль-Нимруш напомнил о колониализме и попытках разделить Ливию и борьбе ливийского народа против этого, а также о сходстве этого с тем, что происходит в настоящее время, заявив, в частности: «Я сострадаю нашим праведным мученикам, которые своей чистой кровью написали прекраснейшие эпосы о борьбе с силами угнетения и тирании. Это наш праздник, о, моя страна, и мы поздравляем вас с вашими детьми, которые имеют высокие устремления и которые преклоняются перед праведниками. В окне истории есть особые дни, которые отличаются от других, которые остаются живыми и живут в наших душах и совести, чтобы стать той высокой основой, с которой поколения смотрят на историю нации, вдохновленные ее опытом и уроками и вспоминающие тех, кто добился этих достижений своей мыслью и мудростью, своими усилиями и своей борьбой, своим терпением и решимостью».

В этот день, 24 декабря 1951 года, с балкона дворца «Аль-Манар» в Бенгази, впервые была провозглашена независимость Ливии как единой политической единицы в трех ее регионах и с таким «свидетельством о рождении», как конституция, написанная 7 октября того же года, и которая определила основные правила для организации государства и его вооруженных сил, — заявил министр обороны, пояснив, что его уникальное и чрезвычайно важное положение представляет собой бесценное. Принципы, твердо установленные ливийцами, не подлежат обсуждению или уступкам, мы тверды в отказе от опеки и всей этой формы замаскированного колониализма.

С.аль-Нимруш пояснил: «Ливийцы могут заниматься своими делами без чьего-либо вмешательства, и Ливия — единое целое. Эти принципы легли в основу, на которой была рождена ливийская воля, твердо убежденная, что победа исходит от Бога. Способная победить предателей и заговорщиков, действующих во имя пропаганды и путем заключения секретных соглашений, путем плетения интриг и заговоров».

«Вначале вмешательство было основано на предпосылке, что этот народ не мог в то время управлять своими делами и должен находиться под системой опеки в течение не менее десяти лет. Заговор и интриги были сплетены для достижения своих целей, но все они потерпели неудачу и были разбиты раньше волей  и решимостью народа.  Тем не менее, колониальные амбиции и интересы все еще существуют, для них создаются условия и с помощью предателей воля государства может быть конфискована как суверенная и передаться отдельному лицу или группам, контролирующим судьбу людей и конфисковавшим их право решать, как проводить политику в государственных делах», заявил он.

С.аль-Нимруш добавил, имея в виду Хафтара: «То, что произошло 4 апреля 2019 года, является лучшим доказательством этого, поскольку горстка предателей, заговорщиков и тех, кому заплатил колонизатор, пыталась напасть на Триполи и убить и лишить безопасности людей этой страны и разрушить инфраструктуру. Любому, у кого есть разум, который чувствует всю глубину своей исторической и географической принадлежности к этой земле, орошенной кровью ее детей, предков, понятно, что у них не было никакой другой причины, за исключением воплощения бредовых мечтаний и реализации имперских амбиций за счет этой страны. Наши храбрые солдаты разгромили и уничтожили этого мятежника у стен Триполи, Гарьяна, Тархуны и других городов».

В конце своей речи аль-Нимруш отметил, что Министерство обороны и Генштаб прилагают все усилия, чтобы завершить процесс интеграции бойцов, которые защищали столицу и другие города в структуру современной ливийской армии. Он сказал: «В связи, с этим я с гордостью заверяю вас, что военное ведомство неуклонно движется к модернизации вооруженных сил, современными научными методами и использует все свои возможности для создания современной профессиональной армии. Многие подразделения по всем дисциплинам получили высшее образование, и многие курсанты были отправлены учиться в военные академии дома или за границу, пользуясь преимуществами обучения и опытом наших братьев и друзей. Я еще раз выражаю свою благодарность и признательность за почетное присутствие всем братьям и друзьям, а также всем, кто внес и вносит свой вклад в построение в Ливии демократического гражданского государства, в котором власть передается мирным путем в соответствии с конституцией, которая объединяет политическую жизнь».

Силовая компонента не случайно постоянно озвучивалась в ходе выступления высших должностных лиц ПНС: мир в Ливии пока еще хрупок, и если, противостояние с Киренаикой в виде «полномасштабного выяснения отношений» на повестке дня сейчас не стоит, насыщенность страны различными вооруженными формированиями продолжает оставаться предельной. Как и в Ираке, количество людей с оружием, фактически ставших обузой, исключенных из производительных сил, таково, что на их содержание бюджеты вынуждены тратить критические суммы. Поэтому, как и в Ираке, где идет подспудный процесс сокращения количества и влияния Народного ополчения, в Ливии тоже взят курс на зачистку всех этих многочисленных «бригад» и «батальонов». Те их них, кто не вольется в армию, или не попадут в МВД, рано или поздно, будут объявлены вне закона и их вчерашние коллеги с удовольствием их разоружат. Или перестреляют, в зависимости от того, как пойдут дела.

Полевые командиры отдают себе в этом отчет. Так, один из них, Аль-Тахер бен Гарбия заявил, что проект Национальной гвардии включает в себя тех, кого он назвал «героями», и тех, кто «откликается на призыв государства и  опирается на их верность Богу и народу», тех, кого называют «поборниками сложных задач», добавив, однако, что, когда войны заканчиваются и опасность уменьшается, к ним высказывается большое пренебрежение.

В интервью спутниковому каналу «Танасух» бен Гарбия заявил, что  «Национальная гвардия предусматривается с полной легитимностью и законом, и есть тысячи бойцов высокого класса, которые были на фронте, но имеет место быть очень большая задержка со стороны правительственных и официальных учреждений, хотя, мы выполнили все юридические требования, и ждем, когда будет выделен бюджет для этого органа. Сейчас все находится в Президентском совете, и мы ждем поддержки со стороны Государственного совета, а также поддержки со стороны Палаты представителей и элит, как политических, так и военных».

Бен Гарбия добавил: «До этого момента нам не ответили, но, до сих пор, мы проявляем сдержанность и следуем закону. Мы поддерживаем государство, сохраняем мир в нем и защищаем граждан и институты. Многие даже в министерствах думают, что Национальная гвардия уничтожит армию или МВД, напротив, мы будем защитниками родины, границ и гражданских институтов в полном объеме, а также защитниками конституции, которую мы ждем, чтобы появилось истинное гражданское государство. Теперь у нас более десяти тысяч бойцов, ожидающих лишь финансирования».

Вообще-то, 10 тысяч сотрудников Национальной гвардии для Триполитании с Феццаном– это много. Если бы речь шла о всей стране, еще можно было бы согласиться с этой цифрой. Поэтому, можно понять почему ПНС медлит с выделением средств, их банально не хватает. Но проблему это придется решать и, либо найти деньги, либо куда-то деть всех желающих и дальше продолжить жить за государственный счет.

51.63MB | MySQL:109 | 0,397sec