Об ухудшении экономической ситуации в Ираке

Ирак пережил самую большую девальвацию своей валюты со времен вторжения США в 2003 году, когда Центральный банк объявил 19 декабря, что он девальвирует динар на 22%. Эта отчаянная мера, предпринятая в ответ на серьезный кризис ликвидности, вызванный низкими ценами на нефть, привела к очередному всплеску протестов населения. Новые ставки представляют собой резкое снижение по сравнению с предыдущим официальным курсом в 1182 иракских динара. Это первое снижение валютных курсов, которое иракское правительство сделало за последние десятилетия. В своем заявлении Центральный банк установил новый курс динара, привязанный к доллару США, на уровне 1450 IQD при продаже Министерству финансов Ирака. Динар будет продаваться населению по 1470 IQD, а другим банкам-по 1460 IQD, что является почти 24-процентной девальвацией, первой в Ираке с 2003 года. После обвала цен на нефть в начале этого года Ирак столкнулся с беспрецедентным кризисом ликвидности. Страна-экспортер нефти была вынуждена занять из долларовых резервов банка почти 5 млрд долларов ежемесячной платы на государственные зарплаты и пенсии. Доходы от нефти, которые составляют 90% бюджета, принесли в среднем 3,5 млрд долларов. При этом валютные резервы снизились на 12,5% только в 1 квартале 2020 года. Государственный сектор Ирака утроился с момента вторжения 2003 года, и правительство на сегодня стало крупнейшим работодателем. Аналитики Всемирного банк ожидает, что бедность резко возрастет по мере сокращения его нефтезависимой экономики. Говорят, что финансовое положение утомленного войной Ирака настолько серьезно, что Багдад ведет переговоры с МВФ о срочной поддержке. Девальвация «посылает сигнал МВФ и другим о том, насколько отчаянной стала ситуация, и Ирак готов предпринять некоторые из этих болезненных шагов» в направлении более жесткой бюджетной экономии, сообщает Саджад Джияд, багдадский сотрудник Фонда Century Foundation. Поскольку Ирак полагается в рамках потребления в основном на импорт, Джияд предупредил о проблемах, которую может причинить потенциальная инфляция. «Для населения в целом существует беспокойство, что цены на продовольствие вырастут, а мы все еще импортируем большую часть наших продуктов питания», — сказал Джияд. Министр финансов Ирака Али Аллауи предупредил о более широкой коррупции, подпитывающей финансовые кризисы, заявив, что Ирак должен принять серьезные меры по реформированию своих расходов, которые резко возросли, поскольку политики использовали государственный найм для покупки голосов и лояльности.
Как полагают американские экономисты, девальвация национальной валюты поможет Ираку замедлить сокращение валютных резервов, но повысит стоимость жизни, ослабив и без того условную общественную поддержку усилий иракского правительства по осуществлению других долгосрочных реформ в 2021 году. Девальвация поможет правительственному балансу в 2021 году и позволит Багдаду выплачивать просроченные зарплаты в местной валюте по более выгодному курсу, но не будет стимулировать другие более глубокие экономические реформам, которые все еще обсуждаются политиками. В частности, правительство активно обсуждает бюджет 2021 года, который предусматривает высокие расходы — 150 трлн динаров, что выше, чем бюджет 2019 года в 133 трлн динаров, но также и высокий дефицит в 58 трлн динаров. (Принятие бюджета может быть очень сложным процессом в Ираке: бюджет 2020 года никогда официально так и не был не принят). Международный валютный фонд предупредил в конце 2019 года, что реальный обменный курс Ирака рискует переместиться на «переоцененную территорию» без бюджетной корректировки, и действительно, Ирак все чаще использует резервы для поддержания своей валюты. Правительство Ирака приняло непопулярное решение о девальвации сейчас, потому что это поможет сбалансировать его растущий дефицит бюджета и остановить быстрое сокращение его финансовых резервов. Растущий дефицит бюджета Ирака был усугублен негативным воздействием коронавируса на цены на нефть и доходы от продажи нефти, которые являются основным источником дохода Ирака, получаемого в долларах. Иракское правительство получает 90% своих доходов от нефти, которая становится пассивом, а не активом: в 2020 году наблюдалось глобальное снижение спроса на энергоносители. Иракские валютные резервы (без учета золота) упали до 51 млрд долларов к концу сентября по последним имеющимся данным Центрального банка Ирака, по сравнению с 62 мдрд долларов в конце 2019 года. В тот же день, когда была осуществлена девальвация, иракское правительство выступило с заявлением о том, что оно полностью истощило бы валютные резервы в течение семи месяцев, если бы оно не девальвировало валюту. МВФ в середине декабря 2020 года прогнозировал, что в этом году рост валового внутреннего продукта Ирака сократится на 11%, а Всемирный банк в октябре 2020 года прогнозировал, что экономический рост Ирака может восстановиться где-то между 2,0% и 7,3% в 2021 году, но только в том случае, если кризисные явления ослабнут.
Девальвация позволит правительству выплачивать зарплаты бюджетникам в ближайшей перспективе, но она не поможет решить растущий ценник зарплат, пенсий и пособий в государственном секторе в долгосрочной перспективе, подчеркивая одну из самых больших и сложных финансовых проблем, с которыми сталкивается Ирак. Девальвация приведет к снижению стоимости заработной платы в долларах государственного сектора и других обязательств, деноминированных в динарах, но фактическое снижение общей стоимости заработной платы в процентах от расходов бюджета потребует отмены давних социальных гарантий правительства, обеспечивающего благосостояние, занятость и другие льготы иракцам. Самым крупным работодателем Ирака на сегодняшний день является правительство, которое нанимает 4 млн работников государственного сектора, выплачивает пенсии 3 млн и обеспечивает благосостояние 1 млн жителей в виде субсидий. Иракское правительство намерено в течение следующего года сократить расходы на заработную плату в государственном секторе с 25% ВВП до 12% ВВП, что будет с большей доли вероятности означать вынужденную отставку правительства на фоне массовых протестов. Девальвация также повысит цены на импорт в стране, которая импортирует большую часть своих товаров и не имеет возможности быстро наращивать внутренние заменители, что увеличит стоимость жизни и приведет к другим мерам жесткой экономии. Ирак и так уже борется со значительной нищетой. Официальный уровень бедности в этом году примерно удвоился до 40%, что является высоким показателем даже по региональным стандартам. Резкое увеличение стоимости импорта без достаточного количества более дешевых внутренних заменителей усугубит инфляцию и борьбу за повышение стоимости жизни, даже если в долгосрочной перспективе это будет стимулировать развитие отечественного производства. В стране, которая борется с постоянными экономически мотивированными народными волнениями и частыми антиправительственными демонстрациями, любое повышение стоимости жизни легко рискует вызвать еще большие волнения. Более того, девальвация происходит по мере того, как правительство планирует реализовать в 2021 году другие меры, которые повысят стоимость жизни, включая новый подоходный налог. В рамках обсуждения бюджета на 2021 год планируется рационализировать субсидии на коммунальные услуги и ввести новый 15% — ный подоходный налог, что приведет к росту стоимости жизни. Новое запланированное повышение коммунальных расходов в 2021 году также столкнется с запланированным сокращением импорта иранских энергоносителей, что, вероятно, приведет к росту стоимости электроэнергии и создаст нестабильность в поставках. Ирак импортирует больше, чем экспортирует. В 2019 году это были в основном промышленные товары (Ирак не имеет хорошо развитого производственного сектора), лекарства, транспортные средства, табак и продовольствие. Общая стоимость импорта различных группы товаров составляет 92 млрд долларов в год, а экспорта Ирак — 86,8 млрд долларов (в основном сырая нефть и топливо).
В этой связи иракское правительство будет бороться за проведение более глубоких реформ, но учитывая его слабую политическую волю, растущий общественный гнев по поводу девальвации и нестабильной экономики, а также тот факт, что 2021 год является годом выборов, вряд ли это приведет к реальным результатам. Общественное недовольство решением правительства девальвировать валюту ослабит способность Багдада осуществлять и проводить столь необходимые реформы. Кроме того, намеченные на июнь 2021 года выборы в законодательные органы заставят многих политиков опасаться принятия каких-либо непопулярных решений по реформам, которые могут привести к мерам жесткой экономии. И без устранения системной коррупции (крайне маловероятное развитие событий в течение следующего года) трудно представить себе, что экономика Ирака в долгосрочной перспективе станет лучше. В середине декабря МВФ заявил, что для того, чтобы Ирак действительно мог создать прочную финансовую основу на долгосрочную перспективу, ему необходимо «укрепить государственные финансы, улучшить управление, реформировать электроэнергетический сектор, содействовать развитию частного сектора и обеспечить стабильность финансового сектора», что потребует значительного увеличения государственной власти и стабильности.

51.5MB | MySQL:101 | 0,425sec