Турецкие оценки и прогнозы касательно «посткоронавирусного мира». Часть 1

В начале декабря месяца этого года состоялось крупное мероприятие – международный Форум турецкой глобальной телекомпании TRT World. Турецкой международной телевещательной компании – всего лишь 5 лет, однако, уже сейчас можно называть эти Форуму TRT традиционными. Из года в год, Турция пытается наращивать список их участников и охват, пытаясь сделать своего рода «медийный Валдайский клуб».

Нельзя сказать, что это удается – приглашения участвовать в Форуме игнорируются многими участниками международной жизни, включая, к примеру, Россию. Не жалуют TRT – то, о чем мы не так давно писали на сайте ИБВ в контексте турецкой мягкой силы – в США, где громко звучат призывы их игнорировать.

Касательно России, не будем вдаваться подробно в причины настороженного отношения к TRT World, ограничившись лишь тем, что мы уже не раз говорили на сайте ИБВ: вопросы к телекомпании в России постепенно возрастают на фоне того, как свое медийное вещание наращивает «ТРТ на русском» и постепенно проявляется его контентная политика, которая далеко выходит за рамки просто того, чтобы рассказывать о «настоящей» Турции и о турецких взглядах на мир. Затрагиваются ими, к примеру, и вопросы российской внутренней политики.

Тем не менее, мероприятие TRT World проводится с неизменным размахом (обзор мы делали на сайте ИБВ). Это, вообще, свойственно туркам – заранее «закладываться» на масштабирование. В том смысле, допустим, если турки строят аэропорт в Анкаре, то пусть он даже будет пока полупустой, но возможно резкое масштабирование и наращивание его значения. То же и с Форумом TRT – создается потенциал для глобальной площадки.

Выступавший в ходе мероприятия министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу продемонстрировал в ходе своего выступления две книги, изданных Центром стратегических исследований (SAM) при Министерстве иностранных дел Турции – мозговым центром, который постепенно сокращает отставание от лидера на площадке стратегических исследований – Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV).

Эти книги были презентованы турецким министром иностранных дел в качестве турецкого переосмысления того, что будет, ну, или сможет собой представлять посткоронавирусный мир.

В этом смысле, та же «Большая стратегия» Турции — книга, изданная со стороны SETAV, разбором которой мы занимаемся на страницах ИБВ – это переосмысление того, как меняется мир и как Турция, с учетом своего положения, целей и задач, должна реагировать на внешние изменения. И как эти реакции должны быть конвертированы в конкретную внешнюю политику и в действия на международной арене. Иными словами, это – «советы» турецкому руководству. В котором просматривается то, что называется «призыв к действию» воспользоваться, по максимуму, тем периодом перемен, при котором мир присутствует.

Две книги, о которых пойдет речь ниже, это уже переосмысление того, как меняется весь мир и как, на турецкий взгляд, он должен выглядеть на новом историческом отрезке. Широко распространенным мнением в Турции является то, что нынешние процессы (могут) ознаменуются тектоническими сдвигами и возникновением нового мироустройства, как после Второй мировой войны.

В этом смысле, турецкие аналитики не сравнивают даже нынешний отрезок времени даже с окончанием Холодной войны. Просто потому, что последнее ознаменовало то, что из системы уравнений выпало одно важное слагаемое – Советский Союз – и вся система просто вышла из равновесия на фоне того, что остался лишь один центр силы – США.

Система в настоящее время ищет новое равновесное состояние и коронавирус является, своего рода, мощным катализатором, который делает выше и амплитуду колебаний, и их интенсивность. Ситуация на турецкий взгляд складывается так, что описывается достаточно расхожей уже фразой «мир не будет прежним».

Следовательно – мы не раз говорили о таком мнении турецкой стороны — большое преимущество получат те страны, которыми будет выполнено интеллектуальное переосмысление и построен наиболее верный / полный прогноз. За скобки необходимо вынести конкретные действия страны, которые должны последовать за этим переосмыслением с целью максимизации выгоды. На интеллектуальную работу в стране брошены немалые кадровые и финансовые ресурсы. Сэкономить на них сейчас – это значит потерять стратегическое преимущество.

При этом, хотим подчеркнуть, что мы не считаем Турцию – «Диогеном-философом», занимающимся в «бочке» пассивным осмыслением происходящих в мире событий. Все указывает на то, что Турция стремится увидеть изменения и на их волне, пользуясь возникающим вакуумами силы в разных областях и разломами в международной системе отношений, предложить свою собственную повестку и видение будущего. Выражаясь фигурально, Турция пытается получить свой «пригласительный билет» на «Ялтинскую конференцию 21-го века».

С этим и надо связывать турецкую риторику, слоганом которой является «Мир – больше пяти!». Да противодействие его практической реализации, пока превышает силу турецкого действия. Однако, согласимся, кто мог предположить при распаде Советского Союза, что Турция будет иметь свое постоянное военное присутствие в Азербайджане, а турецкий президент будет принимать «парад победы» Азербайджана над Арменией и говорить о возникновении сплошного тюркского коридора даже не до Каспийского моря, а до Тихого океана?

И, оглядываясь назад на тридцатилетний период, мы убеждаемся в том, что последовательные действия, встроенные в одну стратегию, пусть даже каждое отдельное из них – не самое большое по масштабу, в итоге приводит к практическому результату. Турки пытаются на практике доказать, что «слона муравьям все же можно запинать ногами, главное — его повалить».

Итак, переходим непосредственно к тому, что о посткоронавирусном мире пишет Центр стратегических исследований. Очевидно, рассчитывая не только на внутритурецкую, но и на международную аудиторию, коль скоро Мевлют Чавушоглу презентует своим зарубежным коллегами, в том числе, западным дипломатам, книги в качестве квинтэссенции турецких мыслей о мире в посткоронавирусную эпоху.

В течение этого года было издано две книги: «Глобальная система после COVID-19: старые проблемы – новые тренды» и «Мир после COVID-19: сотрудничество или конкуренция?».

Достаточно любопытная подробность: и та, и другая книги изданы не просто с логотипом SAM. На них проставлен и логотип Министерства иностранных дел Турции, что говорит уже само за себя. Книги эти являются официальным изданием турецкого внешнеполитического ведомства.

В любой стране мира сложно получить на свое издание логотип какого-либо официального ведомства. Что же до Турции, то там настолько пристально смотрят на то, на что они ставят свое лого, что можно приравнивать, в данном случае, Министерство иностранных дел к соавторам. Нет сомнений, что все написанное прошло жесткую редактуру и цензуру в турецком МИДе. Достаточно посмотреть список тех, кто входит в редакционную коллегию изданий.

Обратимся к каждому из них и осветим основные моменты в том объеме, какой необходим для целей нашей публикации. В частности, опуская предисловие, написанное для издания со стороны министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу.

Книга «Глобальная система после COVID-19: старые проблемы – новые тренды» включает следующие разделы:

  1. Глобальные тренды после коронавируса.
  2. Глобальная система под угрозой пандемии.
  3. Глобальный порядок после COVID-19: первая опция.
  4. После коронавируса: новый мировой порядок или беспорядок?
  5. Эпидемии и устойчивость международной системы.
  6. COVID-19 и международный порядок.
  7. Переосмысливая эпидемию коронавируса.
  8. Позитивная дискриминация в период после COVID-19.
  9. Приведет ли COVID-19 к концу глобализации.
  10. Коронавирус, глобализация и международная система.
  11. COVID-19, национальное государство и риски.
  12. «Коронизация» в международном сообществе.
  13. Останется или не останется все по-прежнему после коронавируса в международных отношениях?
  14. COVID-19 и роль международных организаций.
  15. Глобальная безопасность и ситуация с обороной после COVID-19.
  16. Рост (роли) медицинской разведки.
  17. Эпидемия коронавируса в качестве проблемы национальной безопасности.
  18. Глобальные тренды в сфере безопасности после пандемии коронавируса.
  19. Глобальные тренды в сфере экономики после пандемии коронавируса.
  20. Коронавирус и глобальная динамика столкновений.
  21. Что изменит COVID-19 на Ближнем Востоке.
  22. Вероятные влияния коронавируса на Ближневосточный регион.
  23. Коронавирус и Китай.
  24. Пандемия коронавируса и миграция.
  25. COVID-19, новая нормальность и цифровая дипломатия.

Итак, как мы видим даже из заголовков материала, опубликованного со стороны Министерства иностранных дел и Центра стратегических исследований при нем, коронавирус, по мнению турецких аналитиков, — это, во-первых, явление всеохватное, оказывающее влияние на все сферы человеческой жизни.

Во-вторых, коронавирус – это явление которое имеет долгосрочный устойчивый эффект. В том смысле, что когда внешнее воздействие в виде эпидемии коронавируса исчезнет, то эффекты от него сохранятся в том смысле, что система не вернется к «старой нормальности», а продолжит существовать в нормальности «новой», в том виде в котором она будет пребывать.

И, третье – это то, что коронавирус является, своего рода, катализатором, который не только многократно ускоряет процессы изменений, происходящих в мире, но и задает новые тренды и ставит новые проблемы, которые предстоит решать.

К примеру, похоже, одним из главных вызовов, стоящих перед человечеством, является переход мира в режим существования, характерный повышенной глобальной биологической опасностью.

А это за собой уже «тянет» все остальное: осмысление глобализации, как явления, и национального государства – в контексте изоляционизма и протекционизма, возрастание роли больших данных, включая личные данные, данные о перемещениях и состоянии здоровья, жизненную важность ведения медицинских разработок нового типа, чему неизбежно будет сопутствовать то, что авторы назвали «медицинской разведкой», во всех её проявлениях, жизненную необходимость (и перспективность) разумеется новых средств коммуникации, включая то, что авторы издания назвали цифровой дипломатией.

Рассмотрим кратко каждый из разделов издания, фокусируясь на главных мыслях и опуская, по возможности, вводные слова и хорошо известные факты и рассуждения. Вроде того, что коронавирус становится для мира такой же точкой разлома, как и Вторая мировая война.

Первый раздел книги, озаглавленный как «Глобальные тренды после коронавируса», написал лично глава Центра стратегических исследований (SAM) Уфук Улуташ. Ключевые слова выделенные к этому разделу: «государство», «многосторонность», «конкуренция между США и Китаем», «Турция».

Как указывает Уфу Улуташ, и масштабы эпидемии, и методы, применяемые в рамках эпидемии, не являются явлением, к которому глобальное общество 21-го века привыкло.

Невзирая на то, что возникающие вспышки эпидемий напоминают про испанский грипп, лихорадку Эбола, SARS (тяжелый острый респираторный синдром – И.С.) и MERS (ближневосточный респираторный синдром – И.С.), как подчеркивается автором «мы — новички в таком всеобъемлющем и преобразующем эпидемическом явлении и в восприятии угрозы, которое развивается вокруг него».

На самом деле, это достаточно серьезное заявление, которое стоит подчеркнуть вслед за автором: многими аналитиками в эти дни на первый план выводится тезис о том, что «были эпидемии до – будут эпидемии и после» и про то, что человечество накопило достаточный опыт борьбы с различными инфекциями. Однако, истина заключается в том, что такого рода опыт не является частью генетической памяти человечества. Более того, все же опыт прошлого в этом смысле – это опыт локальный, который имеет одно существенное отличие. Этот опыт в массе своей не был опытом «трансграничным», когда для решения проблемы требовалась тесная международная координация и сотрудничества. У мира попросту нет таких рефлексов, при наличии инструментов международного сотрудничества в виде ООН, которая давно является организацией, выступающей, в значительной мере, в «разговорном жанре».

Как указывает автор, на этом фоне, требуются медицинские данные, а также их совместный анализ для оценки ситуации. И этой информации объективно не хватает.

Кроме того, достаточно сложным, в нынешних условиях, является предсказание того, где именно и как будет развиваться нынешний процесс с точки зрения глобальной системы и политики. Те возможности и проблемы, с которыми государства и глобальные организации столкнутся в период после COVID-19, будут формировать и определять те самые шаги, которые они предпринимают или не предпринимают на данный момент.

Как отмечается автор, по этой причине, существует тесная связь между анализом глобальной политики после COVID-19 и пандемическими показателями государств.

Кроме того, крайне важным является и то, чтобы государства выдвинули свое жизнеспособное видение будущего в период после пандемии, и чтобы это видение содержало в себе глобальные и местные ответные меры.

В глобальной системе, которая будет подвержена трансформациям, декларация роли и возможностей, принятая на вооружение государствами, будет иметь большое влияние на определение положения этих государств в новый период. Иными словами, автор говорит о том, что, в нынешний период трансформаций, у государств есть возможность для того, чтобы, продекларировав «сильную повестку», прийти, в итоге, к тому, чтобы занять новое место в пост-коронавирусном мире.

Цитируем автора: «Если не брать в расчет сложность прогнозирования продолжающегося эпидемического процесса, текущая картина дает настойчивые сигналы о тех тенденциях, которые проявятся после COVID-19».

О каких же тенденциях говорит автор?

Прежде всего, речь идет о возвращении популярности тезиса о «сильном государстве». Борьба с пандемическими угрозами, при этом, будет признана повсеместно важной частью доктрин национальной безопасности государств в качестве серьезной угрозы. Наряду с этим потребность в сильном государстве, которое является главным и центральным институтом борьбы с пандемиями, будет лишь возрастать.

Поскольку именно государство определяется как гарантор здоровья, безопасности и благополучия не только в глобальных, но и в национальных пандемиях. Учитывая неэффективную и неадекватную роль наднациональных организаций, таких как Всемирная организация здравоохранения и ЕС, в нынешней пандемии, связь между самодостаточным государством и сильным государством будет усилена.

Наблюдается достаточно любопытная картина, которая заключается в том, что некоторые из государств, которые оказались «в затруднительном положении перед лицом пандемии и статистически лидировали в отрицательных показателях», одновременно, входили и в число доминирующих или относительно сильных участников международной системы в период до COVID-19.

Одним из важных уроков, которые уже получены из нынешней пандемии, автор называет то, что в оценках потенциала той или иной страны, наряду с такими «реалистичными оценками», как военная мощь, экономическая сила, население и так далее, необходимо также использовать (либо отдельно, либо в качестве подзаголовков) также и такие параметры как система здравоохранения, цепочка поставок и способность реагирования на чрезвычайные ситуации.

51.67MB | MySQL:101 | 0,436sec