Ливия: в чем интерес Триполи в морском сотрудничестве с Турцией

Согласно информации, появившейся в греческих СМИ, соглашение о частичной демаркации морских границ между Грецией и Египтом, подписанное между двумя странами 6 августа, было опубликовано на веб-сайте Организации Объединенных Наций Управлением по правовым вопросам.

В сообщении греческой газеты Еkathimerini, которое цитирует ливийское информационное агентство JANA, указывается, что соглашение определяет «исключительную экономическую зону» в Восточном Средиземноморье, которая, в свою очередь, дает двум странам права на природные ресурсы в регионе.

По словам греческих дипломатических источников, важность этой процедуры заключается в скорости, с которой она была проведена, а также в том факте, что президентом Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, в настоящее время, является Волкан Бозкир, гражданин Турции.

Они также подчеркнул, что публикация соглашения Организацией Объединенных Наций, помимо задержки с публикацией соглашения, подписанного между Турцией и «незаконным» правительством примирения в Ливии, в  ноябре 2019 года , является результатом «долгих усилий министра иностранных дел Греции Никоса Дендиаса».

Согласно тем же источникам, между генеральным секретарем Организации Объединенных Наций Антониу Гутерришем и Дендиасом происходят регулярные контакты, в частности, за последние месяцы состоялись три встречи с высшим должностным лицом Португалии в Организации Объединенных Наций, в том числе дважды в Женеве и последняя в Нью-Йорке в сентябре прошлого года.

В газете также отмечается, что это первая сделка, которая будет опубликована о демаркации морских границ между Грецией и соседней страной за четыре десятилетия, и предполагается, что аналогичное соглашение, подписанное с Италией, будет опубликовано, как только оно вступит в силу.

6 августа министр иностранных дел Египта Самех Шукри и его греческий коллега Никос Дендиас подписали в Каире соглашение об определении морских границ между двумя странами.

На совместной конференции после подписания, Дендиас сказал: «Соглашение президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и главы незаконного правительства примирения во главе с Фаизом Сарраджем, подписанное в ноябре прошлого года, о демаркации морских границ незаконно, и его место в мусорном ведре», называя подписание соглашения о демаркации морской границы с Египтом «историческим». По его словам, оно соблюдает все морские законы и способствует стабильности в регионе.

Со своей стороны, глава египетской дипломатии подчеркнул, что отношения с Грецией старые и очень важные для Египта, и что соглашение позволяет Египту и Греции двигаться вперед в максимальном использовании богатства, имеющегося в исключительной экономической зоне друг друга, особенно многообещающих запасов нефти и газа, и открывает новые горизонты для дальнейшего сотрудничества региональной энергетики и в свете членства двух стран в Восточно-Средиземноморском газовом форуме.

«Подписав соглашение в соответствии с международным морским правом, мы продолжим инвестирование перспективных запасов газа в Средиземном море», — сказал Шукри, подчеркнув, что есть согласование по различным региональным позициям, представляющим взаимный интерес. Две страны также совместно противостоят действиям, поддерживающим терроризм, и действиям, несовместимым с нормами международного права.

Позже, в тот же день, Министерство иностранных дел ПНС заявил, что с «большим интересом» следило за подписанием двумя странами, граничащими со Средиземным морем, соглашения об определении их исключительных экономических зон, а  также в Триполи следили за заявлением министра иностранных дел Греции на пресс-конференции, подчеркнув, что Ливия призывала и продолжает выступать за то, чтобы Средиземное море было озером мира, и что прибрежные государства должны вести себя таким образом, который позволяет определять морские границы между ними на основе консенсуса и на основе единого мнения, а также, на принципах международного права. «Ни одной из сторон не позволено нарушать чьи-либо права на море», — отметили в МИД ПНС, подтвердив свое заявление о выполнении меморандума о взаимопонимании, подписанного с Турцией в отношении разграничения морских районов, который «не противоречит международному морскому праву и, в частности, международным соглашениям и конвенциям».

9 августа советник президента Турции Ясин Актай, в статье в турецкой газете «Ени Шафак» под заголовком «НАТО и Союз кипятят», подтвердил, что морское соглашение с ПНС единственный способ защитить права Турции перед лицом Египта и Греции. Морское соглашение, заключенное между Турцией и ПНС, было важным шагом и единственным способом защитить свои права, учитывая, что «настоящая агрессия заключается в несправедливом и враждебном игнорировании интересов других».

Итак, по мнению греческих СМИ, процедурное действие одного из подразделений ООН и «частые контакты» МИД Греции с генсеком этой организации, есть признак того, что симпатии ООН целиком и полностью на стороне Афин и Каира. Это, разумеется не так.

Морское соглашение Турции с ПНС много и достаточно подробно рассматривалось различными авторами и в различных контекстах, тем не менее, мы попробуем выделить то, что в нем представляет для Ливии принципиальный интерес. Именно, для всей Ливии, а не только для Триполитании. Сама по себе шельфовая разработка углеводородов дело настолько специфическое и недешевое, что в мире им занимаются всего несколько компаний, поэтому, прикладная сторона дела, особенно в свете того, сколько всего за последние годы понаоткрывали на шельфе Восточного Средиземноморья, не так важна. Морские нефть и газ, если даже и есть кому разрабатывать, то, особо некуда сейчас девать. Надо построить новые трубопроводы, увеличить емкость хранилищ в портах и много, еще чего.

Гораздо важнее другая составляющая – статусная. Связанная, именно, с закреплением территорий и повышением тем самым статуса страны.  В этом состоит, на наш взгляд, главная причина конфликта и, прежде всего, между Грецией и Турцией, тогда как Ливия и Египет выступают в нем на второстепенных ролях. И это категории большой политики, а не энергетических хартий, союзов или форумов. Турции важно добиться пересмотра нынешнего, не совсем справедливого, что очевидно, едва вы взгляните на карту, положения, когда, практически все острова в Эгейском море, принадлежат Греции. Остров в километре от турецкого берега, но греческий. Разумеется, речь идет не об уступке прав на острова, а об урегулировании вопросов разграничения прилегающих морских пространств, особенно, в проливных зонах и узостях. В случае с Ливией, ей крайне важно добиться признания своей экономической, 200-мильной зоны, простирающейся от территориальных вод, вовне, и, что особенно критично для экономики и обороны страны, добиться признания залива Большой Сирт внутренними водами, подобно тому, как было решено в отношении Охотского моря. Ливия, обладатель одного из самых протяженных побережий Средиземного моря никогда не обладала ВМС, способными обеспечить его надежную защиту, прикрыть морские границы, коммуникации, ведущие к ее портам и нефтеналивным терминалам.  В нынешних условиях, проблем стоит особенно остро: например, никуда не делись разногласия с Египтом по поводу линии границы в районе Эс-Саллума, некогда излюбленного места якорных стоянок Средиземноморской 5-ой оперативной эскадры ВМФ СССР, это сейчас, пока Бенгази находится к Каиру в подчиненном состоянии, тема не афишируется.

В подобных условиях нужен сильный союзник, чей флот может защитить, при необходимости, ливийские интересы, перед теми же египтянами или, например, алжирцами, обладателями одних из самых сильных ВМС в Средиземном море. Поэтому, морское соглашение с Турцией имело смысл, даже, если бы не было всего остального. И для обеих союзников нужен прецедент, на основе которого можно было бы развивать диалог и обосновывать претензии на те, или иные районы, прилегающие к островам, или материковому берегу.  Именно с такой точки зрения следует рассматривать происходящее, поскольку развиваться события будут в контексте дипломатического и юридического состязания, а не в военном виде. Хотя, все будут периодически показывать друг другу «зубы», США ни при каких условиях не допустят войны между странами-членами НАТО, а египтяне и турки достаточно умны, чтобы осознавать где грань, между военно-морскими маневрами и демонстрациями в угоду собственному общественному мнению и реальной войной. При этом, снова становится заметно, как просчитались в Москве насчет Ливии в 2011 году, поскольку могли бы располагать первоклассными военными морскими и воздушными базами в непосредственной близости от таких интересных районов, а не теми, которые расположены на отшибе.

Морской статус Ливии предполагает ее территориальную целостность, прежде всего. О чем неоднократно говорят участники внутриливийского политического диалога. Но, к сожалению, в Бенгази, пока придерживаются другой точки зрения. Х.Хафтар, решивший не оставаться в стороне от сомнительной, но, все-таки, годовщины, 69-й с момента провозглашения «независимого» Ливийского королевства, выступил с речью, в которой обрушился на Триполи и Анкару, обещая «стереть противников в порошок». При этом, ливийцы не были бы ливийцами, если бы обошлось без очередной экстравагантной выходки: если в Триполи, Ф.Саррадж и другие высшие функционеры были солидарны в оценках прошлого и текущего момента, то в Бенгази, командующий ВВС ЛНА, Сакр аль-Джармуш высказался против празднования 24 декабря, как даты провозглашения независимости, пойдя на «медийный перекор» своему шефу. Нечего сказать, субординация в ЛНА присутствует на должном уровне.

51.9MB | MySQL:101 | 0,359sec