О нормализации отношений между Израилем и арабскими странами. Часть 1

За последние 4 месяца Израиля подписал договора о нормализации отношений с ОАЭ, Бахрейном, Суданом и Марокко, в перспективе еще несколько соглашений, в том числе  с Пакистаном, Саудовской Аравией. Как уже писалось ранее (см. «О развитии экономических отношений между Израилем и ОАЭ» от  26 ноября, 2020) договоры о нормализации отношений между Государством Израиль и Объединёнными Арабскими Эмиратами и Бахрейном был подписан 15 сентября 2020 года. В принципе это первые соглашения  между Израилем и арабскими странами, основанный на принципе «мир в обмен на мир», которые теперь известны как «Авраамовы соглашения» и как таковые подчеркивают в первую очередь межконфессиональную терпимость.

При этом стоит отметить, что ни с одной из выше перечисленных стран в принципе Израиль никогда не воевал, хотя и находился в очень сложных отношения. Ведь все они, в основу своих претензий, ставили палестинский вопрос. В тоже время как оказалась , практически со всеми этими странами у еврейского государства были негласные контакты, по линии разведки и неофициальные торговые отношения.

В своем время Лига арабских государств даже ввела бойкот товарам из Израиля и тщательно следила за соблюдением данной меры. Саудовская Аравия и ОАЭ так же официально бойкотировали израильские товары. Но несмотря на это, «тайная» торговля между Израилем и враждебными арабскими государствами процветала в течение нескольких последних лет. По информации на начала века торговый оборот между Израилем и официально враждебными арабскими государствами составляет 440 млн долларов в год и превышает размеры торговли с официальными ближневосточными партнерами, такими как Египет и Иордания. Так к примеру, общая сумма израильского экспорта в Ирак, Иорданию, Египет и североафриканские государства в 2005 году составила около 200 млн долларов.

Арабские страны импортировали в основном, сельскохозяйственное оборудование, в первую очередь, ирригационное (в этой сфере Израиль является мировым лидером), вакцины для животных и технологии. При этом ни Израиль, ни арабские государства никогда не афишировали свои торговые отношения, ведь зачастую израильские товары поступают через третьи страны, в первую очередь Кипр и Нидерланды. При этом в отдельных случаях даже использовался морской порт в Бейруте , куда товары попадали морских путем прямо из Хайфы.  Помимо экспорта через третьи страны, Израиль использовал и другие методы для торговли с арабскими странами. Например, с товаров убираются все надписи на иврите и ярлыки «Сделано в Израиле».

Бахрейн стал первым государством в Персидском заливе, отменившем экономический бойкот Израиля. Хотя решение вызвало массовые акции протеста, а парламент распорядился пересмотреть данный указ. Но правительство королевства заявило, что отмена бойкота якобы не означает нормализации отношений с Израилем, это всего лишь условие для вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО). Ожидается, что Оман и ОАЭ последуют примеру Бахрейна, и по той же причине.  Так и Саудовская Аравия, недавно вступившая в ВТО, ограничилась кратким заявлением о равном отношении ко всем членам организации, одним из которых является Израиль.

Не менее активно, а даже порой и очень активно, шли контакты по линии разведки и в частности израильской спецслужбы «Моссад». К примеру уже в начале 1950-х годов Израиль контактировал с Марокко, в то время французской колонией, но дополнительный импульс эти контакты получили после того, как в марте 1956 года это государство стало независимым.  Начиная с 1960-х годов прошлого века каждый глава «Моссада», включая нынешнего директора  Йоси Коэна, посещал Марокко и встречался с ее лидерами и руководителями разведки

Французы позволяли марокканским евреям эмигрировать (и в результате 70 тысяч человек уехали); однако новый правитель – король Мухаммад V – ограничил право евреев на передвижение и запретил эмиграцию в Израиль; в 1959 году сионизм приравняли там к уголовному преступлению. Король, как и многие другие арабские лидеры, считал, что любой, кто переезжает в Израиль, не только служит усилению еврейского государства, но, будучи мобилизован в ЦАХАЛ, в конечном итоге может сражаться со своими арабскими братьями, а также с армией самого Марокко и ее союзниками.

И тогда в игру вступил «Моссад», который пытался любыми путями обойти королевский запрет; для этой цели была сформирована оперативная группа, основу которой составили выходцы из Марокко, прекрасно владевшие арабским и французским языками. Перед группой была поставлена конкретная задача – сделать все возможное, чтобы вывезти из Марокко оставшихся там 150 тысяч евреев, что в принципе разными путями и удалось добиться.

Хотя изначально в центре внимания израильтян были вопросы  помощи евреям желающих эмигрировать из Марокко, но затем спектр интересов расширился. Так в 1965 году в Марокко проходил второй саммит Лиги арабских государств; местные службы безопасности решили поставить «прослушку» в гостиничные номера и конференц-залы Касабланки, то есть прослушивать всех арабских лидеров – королей, президентов и премьер-министров – и начальников их военных штабов. И хотя это была довольно стандартная практика для всех спецслужб мира, король Марокко руководствовался также недоверием к другим арабским лидерам; но самой необычной была одна деталь – в операции по прослушиванию принимал участие «Моссад».

Какое-то время подобное сотрудничество шло на пользу обеим сторонам, пока Марокко не попросило о не слишком приятной услуге: в 1965 году марокканцы  обратились к директору «Моссада» Меиру Амиту с просьбой ликвидировать Мехди Бен Барку, харизматичного лидера марокканской оппозиции и сильного противника короля Хасана II. Просьба безусловно была необычной: израильтян просили выступить в роли марокканских наемников, чтобы совершить внутриполитическое убийство. И хотя премьер-министр Леви Эшколь наложил «вето» на запрос, но позволил «Моссаду» помочь марокканцам установить местонахождение Бен Барки, что и было сделано.

Остальное оказалось делом техники: марокканские агенты с помощью бывших французских полицейских и агентов безопасности, выдававших себя за съемочную группу, заманили Бен Барку в кафе Lippi в Париже и похитили среди бела дня. Затем его допрашивали и пытали и, скорее всего, он умер во время пыток, а израильтяне не только указали где закапать труп, но и посоветовал марокканцам приобрести мешок с кислотой, завернуть в него тело и похоронить в лесу. И хотя в итоге разразился скандал и директор «Моссада» Меир Амит и премьер-министр Леви Эшколь пытались объяснить, что Израиль был причастен к убийству лишь косвенно, но мир отказался принять их версию.

Тем не менее, даже косвенное участие в операции стало прецедентом для «Моссада», когда в той или иной форме к нему обращались представители различных служб безопасности из разных стран с просьбой помочь в ликвидации своих политических оппонентов. В итоге 60 лет секретных разведывательных, военно-политических и культурных связей между Израилем и Марокко, наконец-то, принесли реальные плоды, когда ранее в этом месяце было объявлено о нормализации двусторонних отношений.

Хотя, скорее всего, несмотря на все тайные контакты израильтян с руководством ряда арабских стран,  все последние события связанные с нормализацией отношений с арабскими странами в основном обязаны политике Дональда Трампа на Ближнем Востоке. И главным архитектором всех соглашений о нормализации отношений выступал Джаред Кушнер зять Трампа и его советник, да и практически вся администрация США.

Ведь не случайна перед своим уходом  президент США Дональд Трамп вручил медали «За вклад в национальную безопасность» восьми политикам, чиновникам и дипломатам, участвовавшим в подготовке и организации соглашений между Израилем и арабскими странами осенью и зимой 2020 года. Награды получили госсекретарь США Майк Помпео, министр финансов Стивен Мнучин, советник президента по национальной безопасности Роберт О`Брайан, старший советник президента Джаред Кушнер, спецпосланник президента на Ближнем Востоке Ави Беркович, посол США в Израиле Дэвид Фридман, посол США в Объединенных Арабских Эмиратах Джон Раколта. Также был награжден спецпредставитель президента США по переговорам между Сербией и Косово Ричард Греннел, добившийся установления отношений между Израилем и Косово.

51.48MB | MySQL:101 | 0,639sec