О влиянии кадровых назначений президента Дж.Байдена на ближневосточную политику США и отношения с Турцией

Избранный президент США Джо Байден назначил Бретта Макгурка, откровенного сторонника американского военного присутствия в Сирии и убежденного противника нынешнего турецкого правительства, координатором по Ближнему Востоку в Совете национальной безопасности. Как полагают эксперты, это назначение, как минимум, свидетельствует о том, что нынешняя политика Вашингтона в отношении Турции не только не измениться, но и возможно ужесточится. Напомним, что власти США 14 декабря  2020 г. объявили о введении рестрикций в отношении Управления оборонной промышленности Турции, его руководителя и еще трех граждан республики (Мустафы Альпера Дениза, Серхата Генчоглу и Фарука Йигита) в рамках закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). Согласно заявлению госсекретаря М.Помпео, рестрикции являются четким сигналом о том, что США будут в полной мере применять CAATSA и не потерпят значительных сделок с российскими оборонным и разведывательным секторами.
МИД Турции выступил с осуждением американских санкций и обещал принять ответные меры. Во внешнеполитическом ведомстве также подчеркнули, что Анкара не будет воздерживаться от принятия мер, которые сочтет необходимыми для обеспечения своей национальной безопасности. Ранее президент Турции Р.Т.Эрдоган подчеркивал, что намерения Вашингтона ввести против Анкары санкции из-за приобретения ею российских С-400 являются проявлением неуважения к важному партнеру по НАТО. Россия и Турция в 2017 году заключили контракт на поставку Москвой Анкаре комплексов С-400. Турция первой из стран НАТО приобрела у РФ эти системы. Решение Анкары вызвало резко негативную реакцию Вашингтона и НАТО в целом. США не прекращают попытки добиться от Турции отказа от российских ЗРС. Эрдоган в октябре заявил, что Анкара не намерена отказываться от С-400, несмотря на давление со стороны Вашингтона. Он также отверг угрозы применения санкций и предложил США попробовать ввести их в действительности. Такая позиция Анкары станет, скорее всего, одним из неразрешимых узлов в двусторонних отношениях на среднесрочную перспективу. Но далеко не единственным. Макгурк, ветеран истеблишмента национальной безопасности, занимавший различные посты при сменявших друг друга демократических и республиканских администрациях, ранее часто критиковал турецкое правительство за его роль в Сирии и более широкую региональную политику. Он покинул свой пост посла США в международной коалиции по борьбе с группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) в конце 2018 года из-за решения президента Дональда Трампа вывести американские войска из Северной Сирии. Турецкие официальные лица уже давно с подозрением относятся к Макгурку в связи с его ролью в укреплении партнерства между американскими войсками и «Силами демократической Сирии» (СДС), в которых доминируют курды, возглавляемыми ополчением YPG — сирийским ответвлением РПК. И Вашингтон, и Анкара считают РПК, которая десятилетиями ведет военную кампанию против турецкого правительства, террористической группировкой. Но СДС на сегодня остается единственным серьезным союзником США «на земле». В 2017 году министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу открыто призвал к отстранению Макгурка. «Бретт Макгурк, специальный посланник США в борьбе с ИГ, определенно и четко оказывает поддержку РПК и YPG. Было бы полезно, если бы этот человек изменился», — сказал тогда Чавушоглу. МИД Турции на условиях анонимности уже дал через несколько инсайдеров утечку о своей позиции по этому вопросу. В частности, указывается, что это назначение не было удивительным, поскольку Джо Байден собирал бывших чиновников администрации Б.Обамы с «ужасными» послужными списками для заполнения должностей в сфере  национальной безопасности. «Вне всякого сомнения, Макгурк нанес ущерб турецко-американским отношениям. У него больше нет территорий на севере Сирии, чтобы открыто поддержать YPG. Но его отношение к другим проблемам в регионе — от Ливии до Ирака — остается неясным», — сказали эти источники, выступая на условиях анонимности.

Рискнем предположить, что ближневосточную политику легко предсказать: во многом политика новой администрации будет дублировать политику времен Б,Обамы. По крайне мере, в отношении сирийского досье – это однозначно, а это не сулит Анкаре никакой положительной динамики. И это связано не только с кандидатурой Макгурка. По ряду данных, избранный президент Джо Байден и назначенный им госсекретарь Энтони Блинкен рассматривают возможность назначения ряда советников по Сирии в ближневосточную команду новой администрации, большинство из которых работали в эпоху Обамы. Будущий госсекретарь США Энтони Блинкен планирует привлечь ряд советников предыдущей демократической администрации для руководства сирийскими делами, которые с 2017 года консультировали в частном порядке в основном ближневосточный сектор Центрального командования США (CENTCOM).
В эту команду  могут войти Роберт Мэлли, советник Барака Обамы по «Исламскому государству» (ИГ) с 2015 по 2017 год и нынешний глава Международной кризисной группы, а также Майкл Ратни, специальный посланник в Сирии в тот же двухлетний период, который в настоящее время возглавляет языковую школу Госдепартамента. Блинкен также намерен привести людей из Westexec Advisors, компании, которую он основал вместе с будущим министром обороны Мишель Флурной: Пунит Тальвар из Westexec, который был советником Обамы по Ближнему Востоку и сторонником переговоров с Ираном по урегулированию сирийского кризиса, и Майкл Сингх, который присоединился к Westexec в качестве консультанта в 2018 году. Хотя он сторонник республиканцев и бывший советник Джорджа У. Буша, сирийский опыт Сингха может быть задействован на неофициальной позиции советника. В прошлом году он подготовил окончательный доклад целевой группы по Сирии, в котором выдвинул ряд рекомендаций для американской стратегии в этой стране. Несмотря на некоторые резкие шаги в годы Дональда Трампа, такие как удары по базам Башара Асада в апреле 2017 года и ужесточение санкций в соответствии с «Законом Цезаря» в 2020 году, новая команда столкнется по существу с теми же проблемами на Ближнем Востоке, что и администрация Обамы. Помимо вопросов о военных обязательствах США и отношениях с СДС на северо-востоке Сирии, Байдену придется решить, что делать с Командованием специальных операций США в Эль-Танфе, небольшом гарнизоне на стыке сирийской, иракской и иорданской границ. Этот вопрос администрация Трампа сейчас оставила нерешенным. Первоначально американские военные были развернуты для наблюдения за сирийскими повстанцами в рамках программы обучения и оснащения времен президента Барака Обамы, которая также контролировалась ЦРУ с иорданских тренировочных баз. С тех пор как этот район был отбит у ИГ в 2016 году, роль американцев была ограничена только оккупацией этого пустынного региона. Там они дислоцируются вместе с полевой резидентурой Главного разведывательного управления Иордании (GID) и финансируемой Вашингтоном сирийской ополченческой группировкой «Магавир аль-Тавра» («Коммандос революции»). Рискнем предположить, что анонсированные Трампом планы по выводу американских войск из Сирии будут теперь остановлены. Американцы, безусловно, будут сохранять определенное число своих военных в рамках не только мониторинга ситуации, но и получения разведданных и в предотвращения возможного территориального расширения со стороны турок или сирийских правительственных сил. И в этой связи продолжение поддержки курдов – единственная возможный вариант действий новой администрации в формате сдерживания российского влияния в регионе путем отсечения в том числе Дамаска от сирийских нефтяных месторождений.

Если мы вернемся к главному консультанту Байдена по ближневосточным делам, то отметим несколько его комментариев в отношении ключевых проблем в регионе. Отметим в этой связи, что Макгурк открыто выступал против турецкого правительства, особенно после того, как покинул свой пост. В конце 2019 года Макгурк предположил, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, возможно, укрывал лидера ИГ Абу Бакра аль-Багдади, который был убит во время рейда США неделями ранее. В частности, он заявил «надо спросить Эрдогана, как именно Багдади жил в безопасном доме с хорошо подготовленными туннелями менее чем в 5 км от вашей границы?». Позже в том же году, после того как Эрдоган призвал мусульманские страны работать вместе против «западных угроз» и осудил обращение Израиля с палестинцами, Макгурк снова отметился, поделившись статьей с израильской газетой Jerusalem Post под названием «Эрдоган бьет Израиль, призывает мусульман объединиться против Запада». «Эрдоган призвал мусульман объединиться против Запада в тот самый момент, когда Турция принимает у себя в Стамбуле террориста Исмаила Ханию из ХАМАСа»,-написал он в Twitter. Когда ОАЭ нормализовали отношения с Израилем, Макгурк приветствовал это соглашение и предположил, что именно общая враждебность двух стран к Турции помогла им сблизиться. «Среди ключевых факторов исторической нормализации отношений между ОАЭ и Израилем — региональная политика Турции, которая долгое время рассматривалась как все более угрожающая как в Иерусалиме, так и в Абу-Даби», — сказал он. В отдельном посте в Twitter он заявил, что соглашения о нормализации отношений между Израилем и арабскими странами «заслуживают широкой поддержки США».
Напомним, что Совет национальной безопасности консультирует и помогает президенту США по вопросам внешней политики и обороны. Сам Байден также был ярым критиком турецкого президента. В интервью газете The New York Times накануне выборов в США Байден назвал Эрдогана «автократом», заявив, что он поддержит и  «подбодрит» лидеров турецкой оппозиции, чтобы победить его «в ходе избирательного процесса». Ранее тот же Макгурк назвал Турцию «крупнейшим в мире нарушителем санкций в отношении Ирана». Тем не менее, он призвал к дипломатии с Тегераном, осудив кампанию максимального давления Трампа против ИРИ. «На данном этапе важно рассмотреть вопрос о том, как наилучшим образом защитить интересы США и сохранить давление на Иран без дальнейшего увеличения рисков непредсказуемого конфликта», — написал он в колонке Bloomberg в 2019 году. Макгурк также призвал к многосторонности в решении отношений с Ираном, но назвал ядерную сделку, в результате которой Тегеран сократил свою ядерную программу в обмен на отмену санкций против своей экономики, «далеко не идеальной». «Отправной точкой для новых переговоров, например, может стать требование, чтобы Иран согласился остаться в рамках соглашения 2016 года и освободить всех американцев, незаконно удерживаемых в его тюрьмах. Параллельно Вашингтон может согласиться заморозить вновь введенные санкции, пока идут переговоры по укреплению соглашения», — написал он. Байден также пообещал «пересмотреть» отношения с Саудовской Аравией, но отметим, что сам Макгурк уже давно хвалит королевство за сотрудничество в области безопасности с Вашингтоном. После атаки беспилотников на саудовские нефтяные объекты в 2019 году, в которой Эр-Рияд и Вашингтон обвинили Тегеран, Макгурк предположил, что Саудовская Аравия может в одностороннем порядке ответить на инцидент военными ударами. «Если правда, что это наглое нападение на саудовскую землю было начато из Ирана, то Саудовская Аравия имеет полное право действовать в порядке самообороны. Она обладает способностью поражать неподвижные цели с высокой точностью. Саудовские пилоты участвовали в наших первых ударах по ИГ и показали хорошие результаты», — сказал он. Однако при этом он признал в том же твите, что Йемен, где саудовские авиаудары убили тысячи мирных жителей, «это совсем другая история».

52.02MB | MySQL:101 | 0,430sec