Израиль: выхода из политического кризиса пока не видно

Израиль вступил в очередной период предвыборной кампании в условиях глубокого системного кризиса, подобного которому он не знал с момента достижения независимости в 1948 году. Как показывают опросы общественного мнения, этот кризис сопровождается резким падением доверия граждан к таким государственным учреждениям, как Высший суд Справедливости (БАГАЦ), Государственная прокуратура и полиции. Одновременно с этим падает и популярность традиционных политических партий, включая израильскую партию власти – Ликуд. Карта израильской политики стремительно меняется. В ней появляются новые партии и имена в то время, как ставшие привычными партии фактически исчезают.

В этом смысле показателен опрос общественного мнения, проведенного авторитетным тель-авивским институтом Panels Politics под руководством Менахема Лазара из Университета Бар-Илан. Результаты этого опроса были обнародованы в понедельник. Им была охвачена представительная выборка их 505 совершеннолетних израильских граждан. Как было сообщено организаторами опроса, максимальная статистическая ошибка составила при этом 4,4%.

Согласно полученным в ходе опроса результатам, если бы выборы в Кнессет состоялись сейчас, то израильский парламент, состоящий из 120 депутатом, следующего созыва выглядел бы следующим образом в порядке убывания величины фракций:

Самой крупной фракцией осталась бы, несмотря на весьма серьезное ослабление, возглавляемая премьер-министром Биньямином Нетаньяху израильская партия власти – Ликуд. Она получила бы 27 мандатов (сейчас у нее 36 мандатов).

Далее следует правая партия «Новая надежда», о создании которой объявил около месяца назад вышедший из состава фракции Ликуда и ушедший в отставку из Кнессета депутат Гидеон Саар. Она получила бы 17 мандатов (сейчас у этой партии в Кнессете всего 2 депутата – заявившие о присоединении к ней члены фракции «Дерех эрец»).

14 мандатов получила бы возглавляемая депутатом Кнессета Нафтали Беннетом партия «Ямина», базовым электоратом которой являются умеренные религиозные сионисты. Сейчас у этой находящейся а оппозиции правой партии 3 мандата.

С небольшим отставанием от «Ямины» – 13 мандатов – следует также находящаяся в оппозиции центристская партия «Еш атид» во главе с депутатом Яиром Лапидом (15 мандатов в Кнессете нынешнего созыва).

Антисионистский блок Объединенный арабский список (ОАС) во главе с депутатом Кнессета Айманом Удой получил бы всего 10 мандатов. Всего, потому что сейчас у ОАС – 15 мандатов. Столь резкое ослабление ОАС, объединяющего коммунистов, исламистов и светских арабских националистов, вызвано глубоким разочарованием в них израильских арабов. Причина разочарования кроется в том, что ОАС фактически выступает в качестве представителя Палестинской национальной администрации в израильском Кнессете. Партии этого блока по идеологическим причинам отказываются входить в коалиции с сионистскими партиями, всегда остаются в оппозиции и, соответственно, не имеют серьезного влияние на распределение бюджетов, необходимых для решения проблем арабских граждан Израиля. Представляется, что не будет ошибкой сказать, что ослабление ОАС является одним из проявлений далеко зашедшего процесса израилизации арабского населения еврейского государства. Следует упомянуть о том, что в 2020 году более 1000 арабов-мусульман и арабоязычных христиан пошли на добровольной основе служить в ЦАХАЛ (450 из них – в боевые части). Это рекордное число за все годы независимости Израиля и в 2 раза больше, чем в 2019 году.

Одновременно с этим нельзя не упомянуть о том, что непосредственной причиной столь резкого (на треть чуть более, чем за полгода) сокращения числа израильских арабов, намеренных проголосовать за ОАС, стала обострившаяся проблема тяжелейшей уголовной преступности в арабских населенных пунктах. ОАС, исходя из своей антисионистской идеологии, всячески препятствовал сотрудничеству арабских граждан с Полицией Израиля, открытию полицейских участков в арабских населенных пунктах и мобилизации арабов-мусульман в полицию. Жертвами такой идеологической линии стали в первую очередь сами израильские арабы.

Возвращаясь к тому, как выглядел бы, согласно данным опроса института Panels Politics Кнессет следующего созыва, следует сказать, что союзники Ликуда по правящей коалиции – ультраортодоксальные религиозные партии – сефардская ШАС во главе с министром внутренних дел Арье Дери и возглавляемый министром жилищного строительства Яаковом Лицманом ашкеназский блок «Еврейство Торы» в целом сохраняют свои позиции. Согласно результатам этого опроса, они получили бы 8 (9 мандатов в Кнессете нынешнего созыва) и 7 (как и в Кнессете нынешнего созыва) мандатов соответственно.

7 мандатов, как и в Кнессете нынешнего созыва, получила бы находящаяся в оппозиции возглавляемая депутатом Кнессета Авигдором Либерманом правая партия «Наш дом – Израиль» (НДИ), базовым электоратом которой являются репатрианты из бывшего СССР.

5 мандатов получила бы не имеющая пока представительства в Кнессете левая партия «Израильтяне», о создании которой объявил недавно мэр Тель-Авива Рон Хульдаи.

Возглавляемая депутатом Кнессета Бецалелем Смотричем правая партия «Религиозный сионизм» получила бы 4 мандата, преодолев электоральный барьер, составляющий сейчас в Израиле 3,25% от всех поданных на выборах голосов. В Кнессете нынешнего созыва Бецалель Смотрич представлял свою партию, именовавшуюся «Ихуд леуми» (2 мандата) в возглавляемой Нафтали Беннетом фракции «Ямина». Разногласия между ними вызваны, прежде всего, весьма жесткой религиозностью Бецалеля Смотрича, склонного к сотрудничеству с религиозными ультраортодоксами и представляющего ту группу религиозных сионистов, которых в современном Израиле принято называть «хардальники». Вместе с тем, пока нельзя исключить возможности того, что в конечном счете «Ямина» и «Религиозный сионизм» пойдут на выборы одним списком.

С трудом преодолев электоральный барьер, получат по 4 мандата также радикальная левая партия МЕРЕЦ во главе с депутатом Ницаном Горовицем (3 мандата в Кнессете нынешнего созыва) и левоцентристская партия «Бело-голубые» во главе с министром обороны и «альтернативным премьер-министром» Биньямином (Бени) Ганцем. Для него это настоящий электоральный крах, поскольку в нынешнюю правящую коалицию «Бело-голубые» пришли с 13 мандатами.

Список партий, которые, судя по этому опросу, как и предыдущим, не преодолеют электорального барьера велик. Наиболее значительными из них представляются следующие: не имеющая представительства в Кнессете радикальная правая «Оцма егудит» во главе с адвокатом Итамаром Бен-Гвиром, левая Авода во главе с министром экономики Амиром Перецем (3 мандата в Кнессете нынешнего созыва); левая «Тнуфа», о создании которой объявил недавно Офер Шелах, ранее представлявший в Кнессете партию «Еш атил», и ранее находившаяся в блоке с «Еш атид» правоцентристская ТЕЛЕМ (3 мандата в Кнессете нынешнего созыва) во главе с депутатом Моше (Буги) Яалоном. Практически это означает, что большое число голосов, поданных за партии, не преодолевшие электорального барьера, по сути, пропадут. Поэтом можно ожидать, что в ближайшие дни начнутся переговоры о присоединении некоторых таких партий к другим спискам, близким им идеологически.

Поскольку основным смыслом приближающихся досрочных выборов в Кнессет (четвертых за два года) является не традиционное для израильское политики противостояние между левым и правым лагерем, а политическое выживание премьер-министра Биньямина Нетаньяху, наиболее существенным представляется то, что суммарно Ликуд, его ультраортодоксальные религиозные союзники и предположительно поддерживающая их партия «Религиозный сионизм» получили бы всего 46 мандатов. Даже если к ним присоединиться «Ямина», на что намного меньше шансов, то и тогда получится лишь 60 мандатов, то есть на 1 мандат меньше, чем минимально необходимо для создания правящей коалиции. В последние недели Ликуд демонстрирует готовность к сотрудничеству с возглавляемой депутатом Кнессета Мансуром Аббасом исламистской партией РААМ, входящей в состав блока ОАС. Однако нет никаких шансов на то, чтобы партии «Ямина» и «Религиозный сионизм» согласились бы не то, что быть в одной коалиции с исламистами, но даже быть в коалиции, которую исламисты поддерживают извне.

С другой стороны, противостоящие блоку Ликуда и религиозных ультраортодоксов либеральные сионистские партии «Новая надежда», «Ямина», «Еш атид» и НДИ суммарно получили бы 51 мандат. Этого тоже недостаточно для формирования коалиции. Коалиция «только не Нетаньяху» может быть увеличена еще на 9 мандатов за счет присоединения партий «Израильтяне» и «Бело-голубые». Однако и в этом случае получится только 60 мандатов. Чисто теоретически нельзя исключить, что такая коалиция могла бы быть поддержана и партией МЕРЕЦ, хотя трудно себе представить, как левые радикалы найдут общий язык с последовательно правыми партиями «Ямина» и НДИ. В любом случае такая гипотетическая коалиция будет крайне неустойчивой.

Если же будет реализовано предложение Авигдора Либермана об объединении «Новой надежды», «Ямины», «Еш атид» и НДИ в единый электоральный список, то, согласно данным опроса института Panels Politics, такой список станет крупнейшей фракцией Кнессета следующего созыва, получил 42 мандата. Однако 42 – это на 9 мандатов меньше, чем получили бы те же четыре партии, баллотируясь раздельно.

Подводя итог, можно констатировать, что приближающиеся выборы, судя по всему, не предвещают скорого выхода еврейского государства из длительного периода политической нестабильности.

51.46MB | MySQL:101 | 0,407sec