«Взятие Капитолия» и турецко-американские отношения. Часть 1

Инцидент на Капитолийском холме, когда сторонники действующего президента Дональда Трампа ворвались в здание Конгресса, стал тяжелым ударом по репутации США, как «светоча демократии и прав человека».

Равно как все, что ему предшествовало (включая выборы президента США – 2020, ставшие, ни много ни мало, позорными – И.С.), а также и то, что за этим инцидентом последовало (бан президента Дональда Трампа во всех главных социальных сетях страны и, в целом, попытка лишить его любых возможностей обращения к народу, а также требования по импичменту в рамках 25-й поправки американской Конституции – И.С.) – все это тяжелейший репутационный удар по Америке.

Отнюдь не случайно, даже в самих США начали раздаваться голоса о том, что теперь Америка не сможет никого «поучать» в ценностном смысле и давать «пояснения» о ценностях современной демократии.

Конечно же, идейное лидерство и моральное право США быть «ментором» для всего мира, которое, как полноценное явление возникло в 20-м веке, начало подтачиваться далеко не вчера.

Распад Советского Союза и окончание Холодной войны привели к мысли о том, что американские ценности «хороши» на контрасте, когда им противопоставляется «Империя зла», причем, совершенно неважно в каком обличье. При отсутствии таковой и при невозможности найти СССР адекватную замену в этом амплуа, начинаются сбои.

Потеря равновесия и переход мира (пусть даже и временный) в однополярное состояние, приводит к тому, что США начали проявлять свою «хищническую сущность». И если во времена СССР такое словосочетание было принято считать «неумелой советской пропагандой», то за последние годы его справедливость и взвешенность оказалась всем очевидна.

Говоря «всем», мы подразумеваем отнюдь не только страны, которым удалось сохранить свой суверенитет от «зонтика» США, включая, допустим, Россию, Китай и Индию. Но и те страны, которые принято считать относящимися именно к западному лагерю, включая Турцию.

Впрочем, говоря о Турции, требуется внести ясность: Турция никогда не рассматривалась на Западе в качестве равноправного партнёра. Она была если и партнёром, то исключительно «младшим», которому давалась возможность поучаствовать в «разговорах старших», но лишь при соблюдении определенных условий.

Главным условием была готовность Турции делиться своим суверенитетом при определении не только своей внешней, но и внутренней политики, воплощая, к примеру, в жизнь рекомендации из-за рубежа.

Принадлежность Турции к блоку НАТО и обучение турецких военнослужащих за рубежом – это следует рассматривать не только как аспект укрепления национальной безопасности Турции, но и как подтачивание суверенитета страны.

Во-первых, потому что повестка дня в сфере безопасности у Турции (при отсутствии угрозы со стороны СССР и России, как правопреемницы СССР, Черноморским проливам) с НАТО практически не пересекается. С региональными угрозами сегодняшняя Турция вполне в состоянии справиться сама. Что же до глобальных угроз, то для Турции таковых, в военном смысле, не просматривается.

Во-вторых, обучение турецких военнослужащих по западным лекалам – это не только подготовка их по «самым современным стандартам». Это ещё и надлежащая идеологическая обработка. Когда сами представители армейского корпуса Турции признают им только-только предстоит воспитание собственного офицерского корпуса. Потому что заметная часть существующего – это идеологически «обработанные» военнослужащие. К слову сказать, для действующей турецкой власти большим «звонком» стало участие турецких военнослужащих, особенно, из рядов ВВС страны в попытке переворота летом 2016 года (к слову сказать, сама Турция сейчас заимствует эту практику, активно подписывая соглашения с разными странами мира к примеру с африканскими на подготовку военнослужащих и полицейских сил; результаты турецкой работы по подготовке азербайджанских военнослужащих дали себя знать и в Нагорном Карабахе и, говоря шире, в целом, в плане влияния Турции в стране – И.С..).

Тот факт, что Турция на протяжении целого ряда лет стучится в двери ЕС, а с 2005 года является полноценным кандидатом на вступление в это наднациональное объединение, означает, как минимум, то, что страна находится под контролем с европейской стороны, которая теперь вправе давать Турции рекомендации и ожидать их реализации.

Причем, по всему периметру сторон турецкой жизни: внешняя, внутренняя политика, свобода слова и права человека, экономика, судебная власть и так далее. «Морковка» в виде Таможенного соглашения между ЕС и Турцией может рассматриваться в качестве актива турецко-европейских отношений, но отнюдь не в качестве бонуса исключительно Турции. В конце концов, от ввозных пошлин освобождается не только ряд категорий турецких товаров, следующих в Европу. Но и ряд европейских товаров, поставляемых в Турцию.

Актуализировать это соглашение, в соответствии с турецкими пожеланиями, до сих пор не удалось. Равно как, до сих пор, Турция так и не получила, хотя бы, облегченного режима поездок своих граждан в ЕС. В отличие, допустим, от той же Украины, которая добилась своего легко и относительно «безболезненно».

Так что, Турция, как в НАТО, так и в «зале ожидания» ЕС остается «младшим братом» без надежды на то, что: 1) у неё возникнет общая повестка безопасности в Североатлантическом альянсе, с учетом турецких приоритетов (допустим, в части борьбы с сепаратизмом Рабочей партии Курдистана и её филиалов —  И.С.), 2) она сможет добиться от Европы более справедливых условий, хотя бы торгово-экономического сотрудничества, не говоря уже о полноценном членстве.

Говоря непосредственно о Соединенных Штатах Америки, у Турции с США сложился груз нерешаемых проблем, которые включают в себя, как минимум: нахождение на территории США Фетхуллаха Гюлена и след организаторов попытки переворота в Турцию, который тянется в Пенсильванию, где проживает беглый проповедник, исключение Турции из проекта создания истребителя пятого поколения F-35, американские санкции в отношении Управления оборонной промышленности (SSB) и её руководства за приобретение у России систем С-400.

Возможно, даже самым болезненным вопросом для Турции является то, что американская ставка в Сирии сделана на Силы народной самообороны и Партию демократический союз, которые в Турции считаются филиалами Рабочей партии Курдистана, признаваемой в стране террористической организацией.

Термин «образцовое партнёрство», который пытались примерить на турецко-американские отношения в нынешних условиях лишен всяческого смысла, причем не только на уровне политического руководства Турции, но и на уровне простых граждан.

Надо отметить, что если отношение к ЕС в Турции – достаточно комплексное, неоднозначное и изменчивое в зависимости от текущей политической конъюнктуры (допустим, сейчас наблюдается антифранцузский тренд — И.С.), то отношение к США у простых турок, которые не имеют каких-либо деловых или личных связей со страной, — негативное.

Просто обратимся в подтверждение этого тезиса к результатам опроса общественного мнения, организованного в 2020-м году со стороны Университета Кадир Хас (Стамбул).

Результаты опроса, опубликованного в июне месяце 2020 года, говорят о нижеследующем:

31,5% опрошенных заявили о том, что США – это страна, которой «нельзя доверять». Это – сильно больше, чем в 2013 году, когда на таких позициях стояло 18,5% опрошенных. После пика, пройденного по следам военного переворота в 2017 году – 48,5% — наблюдается определенный спад. Однако, нельзя говорить о том, что 31,5% — это та цифра, которая пристала «образцовым партнёрам».

28% опрошенных заявило о том, что США является «стратегическим партнёром» Турции. Это – заметно больше чем в 2019 году, когда ответивших так было 14,5%. Можно сказать, что эта цифра – это определенный аванс проамерикански настроенных турецких граждан, в преддверии президентских выборов в США, в сторону Америки, которая может изменить свою политику в отношении Турции (оставим в стороне пока обсуждение того, насколько это реалистично – И.С.).

С другой стороны, 14,9% опрошенных заявили о том, что США является «колониальной страной» (разумеется, с отрицательными, а не положительными коннотациями – И.С.). Опять же, пик такого взгляда на вопрос наблюдался в 2013 году, когда об этом заявило 32,6% опрошенных. Вообще, тема «борьбы Турции с колониализмом» является одной из центральных во внешнеполитической риторике действующего руководства страны.

Ещё 7,4% опрошенных заявило о том, что США является глобальной силой.

Прямо о том, что США является «вражеским государством» сказало 9,1% опрошенных (пик был в 2018 году, когда об этом заявило 16,2% респондентов).

И, наконец, про то, что США является дружественным и союзным государством сказало лишь 4,8% опрошенных.

Итого, если резюмировать тренды взгляда турецких граждан на США, то получится, что положительно о стране и о турецко-американских отношениях высказываются 44,2% опрошенных, а отрицательно – 55,5%. По сравнению с 2019 годом мы видим несколько новую картину. В 2019 году положительно высказывалось лишь 24,1%, а отрицательно 75,0%. Итого балансовая строчка выглядит в 2020 году как (-) 11,3%, тогда как в 2019 году — (-) 50,9%.

Отчасти, 2019-й год получился таким отрицательным в плане отношения к США, после того, как американцы – как широко признано в Турции – своими интервенциями опустили курс турецкой валюты по отношению к доллару и к евро и весь 2019-й году в Турции, в экономическом смысле, прошел по сути под знаком борьбы с инфляцией.

В 2020-м году ситуация начала постепенно «устаканиваться». Кроме того, на момент проведения опроса Университета Кадир Хас ещё не было введения санкций против Турции и очередной волны антиамериканизма.

Говоря об отношении турок к США неизбежен сравнительный анализ с отношениями с Россией.

Перечисляем данные за 2020-й год: «есть стратегическое партнёрство» — 17,5%, «есть близкое сотрудничество» — 4,4%, «есть сотрудничество» — 15,1%, «нет ни сотрудничества, ни проблем» — 21,6%, «есть проблемы» — 18,9%, «(отношения) враждебные» — 4,4%. Итого баланс отрицательных и положительных оценок: 37,0% — «за» и 23,3% — «против». Неопределившихся – 18,1%.

Перечисляем те же данные, но за 2019-й год: «есть стратегическое партнёрство» — 26,1%, «есть близкое сотрудничество» — 13,4%, «есть сотрудничество» — 16,3%, «нет ни сотрудничества, ни проблем» — 24,0%, «есть проблемы» — 6,5%, «(отношения) враждебные» — 4,6%. Итого баланс отрицательных и положительных оценок: 55,8% — «за» и 11,1% — «против». Неопределившихся – 9,1%.

Причины наблюдающегося падения рейтингов в 2020 году России в Турции – достаточно очевидны: речь идет о гибели турецких военнослужащих в Идлибе в феврале прошлого года, которая, невзирая на объяснения российской стороны о неоднократных предупреждениях о нанесении удара и о турецком ответе, что турецких военнослужащих там нет, была отнесена турецким общественным мнением именно на российский, а не на сирийский счет. Разумеется, любые российские объяснения по этому поводу, в расчет не были приняты. Начало 2020 года было в Турции, в части российско-турецких отношений, на грани конфликтного.

Но, тем не менее, фиксируем как факт: даже в периоды острейших кризисов – а февраль-март 2020 года получился для российско-турецких отношений именно таким – в строке баланса отношений к России в Турции «плюс». А в отношении турок к США стоит устойчивый минус, с чем в обозримой перспективе поделать ничего нельзя.

Отдельно стоит сказать о том, что на информацию о России был и есть устойчивый спрос. И одной из приоритетных задач России, как они видятся автору, могло бы стать информационная поддержка продвижения российского образа в Турции и российских интересов, политических и экономических, в стране. На фоне того, что, в общем и целом, отношение к России в Турции сохраняется на положительном уровне.

Тем не менее, возвращаясь к США, отметим, что и отношение к Америке в Турции негативное и задается достаточно справедливый вопрос относительно того, можно ли строить симметричные отношения со страной, которая настолько по всем показателям превосходит Турцию? Тем более, что турки всячески посылают сигналы о том, что им несимметричные отношения не интересны и роль «младшего брата» была временной и, к настоящему времени, уже себя прочно изжила.

В Турции и так производится немалый объем антиимпериалистического, антианглосаксонского и антиамериканского контента, допустим, в виде художественных фильмов. То есть, ни о каком моральном превосходстве США, которое было бы признано в Турции, не идет и речи. Однако, американские выборы 2020 президента страны и апогей со взятием Капитолия привели буквально к валу публикаций, достаточно скептического и ироничного свойства по отношению к США.

Нельзя не заметить её, пусть даже выдержанной в сдержанных дипломатических тонах, в пресс-релизе турецкого МИДа по событиям в Вашингтоне. Цитируем пресс-релиз турецкого внешнеполитического ведомства:

«Мы с обеспокоенностью следим за внутренними событиями, происходящими в США после президентских выборов, кульминацией которых стало то, что сегодня протестующие ворвались в здание на Капитолийском холме.

Мы призываем все стороны в США сохранять сдержанность и осмотрительность. Мы считаем, что США зрелым образом преодолеют этот внутриполитический кризис.

Мы советуем гражданам Турции в США избегать многолюдных мест и мест, где проходят протесты».

Комментарий турецкого МИДа в адрес США про «зрелое преодоление внутриполитического кризиса» можно считать сюрреалистическим, с учетом постоянства американских рекомендаций в адрес Турции, но это ещё один из громких вестников эпохи кардинальных перемен, в которой, очевидно, мы живем.

И эта эпоха характеризуется тем, что в той же Турции руководство страны получило в свои руки веский аргумент того, что не все так уж хорошо на Западе и что Запад ничем не лучше Турции, а, напротив, Турция является куда как более старой цивилизацией, чем США.

Более того, в Турции уже вовсю звучат громкие голоса о том, что региональные вопросы должны решаться региональными державами. А Запад, включая США и ЕС, в том же регионе Ближнего Востока, или Кавказа, или Черного моря являются чужаками. А, следовательно, они не могут и не должны принимать решающего участия в урегулировании региональных вопросов.

Тут мы, опять, возвращаемся в той постановке вопроса, что по мнению России, как можно понять нынешний отечественный внешнеполитический курс, вытеснение Запада Турцией в делах региональных является предпочтительным. Турция, похоже, придерживается того же мнения, постепенно уходя от апелляций в сторону «западных партнёров» и предпочитая действовать самостоятельно в координации с региональными державами. В этом смысле, на первый план выходит взаимодействие между Турцией и Россией, каким бы непростым оно не было. Неслучайно все последние годы в Турции говорится о том, что нужно брать и копировать опыт «Астаны 2.0», как показавший свою успешность на практике, и применять его к другим региональным конфликтам и проблемам. И, собственно, так или иначе это происходит в том же Нагорном Карабахе.

52.05MB | MySQL:101 | 0,458sec