Размышления по поводу катарско-саудовского примирения на саммите ССАГПЗ. Часть 1

Основным событием января в политической жизни Ближнего Востока стало примирение между эмиратом Катар и арабской «четверкой» (КСА, ОАЭ, Бахрейн, Египет), состоявшееся на очередном саммите Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) в городе Эль-Уля около саудовской столицы Эр-Рияд. Состоявшаяся 5 января саммит ССАГПЗ, кажется, поставила точку в затянувшемся противостоянии между Катаром и «четверкой», продолжавшемся с лета 2017 года и принесшем всем участникам конфликта значительный экономический, политический и имиджевый ущерб.

Напомним, что в июне 2017 года правительства Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Египта разорвали дипломатические отношения с Катаром и начали его экономическую и транспортную блокаду. При этом было заявлено, что санкции будут сняты в случае удовлетворения Дохой 13 требований коалиции. Главными и них были: прекращение поддержки Катаром движения «Братьев-мусульман» и других «террористических организаций» (в числе последних Эр-Рияд и его союзники почему-то упомянули проиранскую «Хизбаллу»); закрытие телекомпании «Аль-Джазира» и других СМИ, входящих в медиа-империю Катара (порталов «Аль-Араби аль-Джадид» и Middle East Eye); высылка из Катара политэмигрантов из Египта, Саудовской Аравии и других монархий Аравийского полуострова; закрытие научно-исследовательских центров, выполнявших различные заказы катарского правительства, таких как Институт Брукингса в Дохе; закрытие турецкой военной базы в Катаре и вывод из эмирата турецкого военного контингента; прекращение тесных политических и экономических отношений эмирата с Ираном. Интересно, что ни одно из этих требований не было выполнено катарским правительством. От себя добавим, что основной причиной конфликта между Эр-Риядом и Дохой стала разная стратегия аравийских монархий в период политической турбулентности на Ближнем Востоке, получивший название «арабских революций». Катар сделал ставку на движение «Братьев-мусульман» и своеобразную «исламскую демократию», продвигаемую этой международной организацией. В то же время Эр-Рияд и его основной союзник Абу-Даби поставили на «контрреволюцию» и поддержку диктаторов и авторитарных политиков, таких как президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси и командующий ЛНА фельдмаршал Халифа Хафтар. При этом не нужно забывать, что основным протагонистом блокады явилась не Саудовская Аравия, а ОАЭ. Без подстрекательства со стороны наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заида наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман вряд ли решился бы  на агрессивные действия против Катара.

Таким образом, основным вопросом является, какими причинами было обусловлено прекращение вражды между аравийскими монархиями, если все ее предпосылки остались.

Ряд экспертов призывает очень осторожно относиться к договоренностям, достигнутым на саммите ССАГПЗ, подчеркивая, что конфликт между аравийскими монархиями может вновь вспыхнуть в любой момент.   Один из ведущих американских экспертов по Персидскому заливу из Института ближневосточной политики Саймон Хендерсон пишет: «Все, что происходит на Ближнем Востоке, должно оцениваться с осторожностью. Здесь нужно испытывать выражения «возможно» или «может быть». Тем не менее, потенциальное значение этого события несомненно. Значение этого события превышает значимость соглашений ОАЭ и Бахрейна о нормализации отношений с Израилем (т.н. «Авраамовы соглашения» — авт.). Однако это история в движении. Мы не можем до конца оценить ее значения, прежде чем пыль вокруг этого события не уляжется». При этом никого не должны обманывать теплые объятия наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана и эмира Катара Тамима бен Хамада. Мировые лидеры вообще хорошие актеры, а на Ближнем Востоке играть роль и скрывать свои эмоции является элементом выживания.

Примирение включает в себя несколько пунктов. Во-первых, окончание наземной, морской и воздушной блокады Катара со стороны Саудовской Аравии. Во-вторых, отмена ответных ограничительных мер Катара на транзит из КСА. В-третьих, прекращение пропагандистской войны в СМИ. При этом наблюдатели отмечают, что в последнее время смягчение позиции телекомпании «Аль-Джазира» по отношению к КСА и Египту (здесь наблюдается почти примирительный тон). В то же время пропагандистская война против ОАЭ продолжается.

При анализе саммита ССАГПЗ в Эль-Уле обращают на себя внимание четыре важных момента.

Во-первых, отсутствие на встрече короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель Азиза. Очень странно, что официальный глава государства не присутствовал на церемонии примирения с основным региональным противником. Вероятно, это подтверждает, что Мухаммед бен Сальман, являющийся фактическим правителем КСА, вскоре закрепит королевский статус на официальном уровне.

Во-вторых, отсутствие на саммите наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заида и осторожная, сдержанная оценка прекращения конфронтации государственным министром иностранных дел ОАЭ Анваром Гаргашем. Он заявил: «Мы должны быть реалистами, так как нуждаемся в восстановлении доверия и взаимодействия». Тем самым он подтвердил вынужденный для ОАЭ характер примирения.

В-третьих, присутствие на саммите зятя президента США Дональда Трампа и его советника по ближневосточным делам Джареда Кушнера. Последний считается архитектором достигнутого примирения (или перемирия). 2-4 декабря прошлого года Кушнер посетил Эр-Рияд и Доху с мирными инициативами. При этом удивление вызывает тот факт, что администрация Трампа, практически не обращавшая внимание на этот конфликт в течение трех лет и пустившая его на самотек, вдруг озаботилась саудовско-катарскими противоречиями, когда Трампу осталось занимать президентский пост менее двух месяцев. В связи с этим главный редактор газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атван предположил, что истинной причиной заботы Вашингтона об аравийском единстве является намерение Трампа под занавес своего президентства нанести совместный с Израилем удар по Ирану. Для этого американцам необходимо задействовать расположенную на территории Катар базу Эль-Удейд. КСА же должна пропустить через свою территорию самолеты ВВС США и Израиля.

В-четвертых, важным моментом является ряд тезисов, прозвучавших в выступлении наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана. Он отметил, что ядерная и ракетная программы Ирана, а также расширение иранской военно-политической активности на Арабском Востоке представляют собой угрозу миру и безопасности в регионе. В связи с этим аравийским монархиям необходимо крепить единство для того, чтобы противостоять гегемонистским планам ИРИ на Ближнем Востоке.

51.99MB | MySQL:109 | 0,377sec