Сколько стоит алжирская элита?

В связи с последними по времени громкими заявлениями осужденного за коррупцию бывшего премьер-министра страны Ахмеда Уяхьи встает вопрос о стоимости высших представителей алжирской военно-политической элиты.

Напомним, что этот человек возглавлял с перерывами четыре правительственных кабинета общим сроком 11 лет и 10 месяцев. Кроме того, он же возглавлял одну из двух главных «партий власти» страны – «Национальное движение за демократию», второе по числу депутатов в алжирском парламенте.

Заметим, что он являлся одним из столпов правящего режима АНДР и свой первый премьерский срок (декабрь 1995 – декабрь 1998 гг.) тот действовал в самое сложное на современном этапе истории страны время, когда с переменным успехом шла гражданская война против радикальных исламистов. Недаром последние именовали его в своих воззваниях «главарем гражданской декорации военной хунты».

Напомним, что после мартовской отставки 2019 года со своего поста, связанной с активизацией народных протестов против выдвижения на пятый президентский срок Абдельазиза Бутефлики он в декабре 2019 г. был приговорен к 15 годам лишения свободы по коррупционным статьям и за злоупотребление властью.

После поданной им апелляции в марте 2020 г. срок наказания ему был снижен до 12 лет. Однако он и другие бывшие функционеры режима уже бывшего алжирского президента Бутефлики подали новую апелляцию, которая и рассматривается в данный момент.

Однако даже адвокаты Уяхьи, судя по их реакции, не ожидали того, что он сообщил 9 января текущего года рассматривающему апелляцию судье. По словам бывшего премьер-министра, происхождение его банковского счета в размере 350 млн динар (почти 2.64 млн долларов) обусловлено подарками, полученными за 2014 – 18 гг. в качестве благодарности со стороны представителей правящих семей Кувейта, ОАЭ, Катара и Саудовской Аравии за организацию их охоты в Алжире на редкие краснокнижные виды. Речь прежде всего идет о дрофе и газели, охраняемых законом АНДР. Охота на них в Алжире официально запрещена. Еще в 2014 г. стало известно, что эмир Катара регулярно охотится на эти исчезающие виды, одновременно попирая законы АНДР, однако только теперь стали известны соответствующие подробности.

По словам бывшего алжирского премьера, он получал вознаграждение за организацию и проведение подобных увеселений видных аравийских монархов золотыми слитками. На вопрос судьи, почему он не сдал согласно закону подобные подарки в Алжирский банк, то есть государству (аналог Центробанка РФ) Уяхья ответил, что там почему-то эти слитки не приняли и тогда он продал их на «черном рынке», а деньги перевел на свой счет. Почему в таком случае он не отдал эти средства туда же, Уяхья не сообщает.

Причем Уяхья оговорился, что он проинформировал об этом деле генерального прокурора, но никаких последствий за этим не последовало.

Заметим, что ранее бывший премьер оправдывал нежелание давать показания относительно происхождения средств на своем счете «заботами о здоровье» (заявил, что у него рак).

Далее он объяснял это своей «экономностью» за время нахождения на государственных должностях. Это вызвало понятную иронию представителей следствия, поскольку, по их подсчетам, даже если бы бывший премьер питался воздухом и не тратил бы свою зарплату на одежду и прочие неизбежные человеческие потребности, ему бы не удалось накопить столько денег.

Однако по словам Уяхья эти деньги «не имеют никакого отношения» к занимаемой им тогда должности премьер-министра» и что «они не являются плодом коррупции. «Я не сумасшедший, чтобы вкладывать деньги от коррупции на свои банковские счета».

Впрочем, признания Уяхья не были бы такими «громкими», если бы он на этом остановился и не стал «сдавать» прочих своих коллег по высшему управлению страной. Так, по его словам, «я получал эти подарки, как и остальные официальные лица (…) Всего они подарили нам более 60 золотых слитков».

Причем, по его данным, речь идет о высших военно-политических лидерах страны. В этом, согласно сенсационному сообщению Уяхья, оказались лично замешаны А.Бутефлика, высшие представители его администрации, бывший премьер-министр Абдельмалек Селлаль, многие министры и представители командного состава алжирской армии, намекая на бывшего начальника их штаба генерала Ахмеда Гаида Салаха, командующих видами вооруженных сил и военных округов.

По его словам, именно первый лично «разрешил высокопоставленным представителям монархий Персидского залива охотиться на дроф и газелей, виды, охраняемые законом и, следовательно, запрещенные для отлова».

Пикантность ситуации состоит в том, по его словам, многие из таких «подаркополучателей» продолжают занимать весьма влиятельные должности.

Заметим, что положения так называемого «Закона 01/06 о борьбе с коррупцией» предусматривают наказание любого государственного должностного лица, которое «принимает прямо или косвенно от того или иного лица подарок или получит любое неправомерное преимущество, которое может повлиять на выполнение процедуры или сделки, связанной с его функциями».

Размер же официально разрешенных подарков по статье 162 закона 1983 г. составляет 50 тысяч динар (менее 377 долларов)

Соответственно, бывший президент, санкционировавший браконьерство, и другие официальные лица, закрывавшие глаза на эти незаконные действия и участвовавшие в легализации нарушения алжирского законодательства в обмен на подарки (золотые слитки), прямо подпадают под действие данного закона.

Соответственно, громкое признание Ахмеда Уяхьи должно вызвать новое судебное расследование. В противном случае представители суда и следствия, перед которыми он раскрыл дело о золотых слитках, должны будут привлечены к ответственности за отсутствие реакции на подобное. Причем согласно статье 48 Закона 01/06 о борьбе с коррупцией за это им может грозить до 20 лет лишения свободы.

Между тем, заметим, что пока в тени остаются показания Уяхьи относительно «тайного финансирования» избирательной кампании 5-го президентского срока Абдельазиза Бутефлики, обнародование которых способно нанести еще более мощный удар по уже бывшему президенту и его окружению.

А пока в связи с произошедшим возникает ряд вопросов. Первый – сколько в реальности получили Уяхья и прочие его подельники за легализацию подобных преступлений? Как представляется, найденные у него средства являются лишь видимой частью айсберга и куда большие счета и элитную недвижимость найти при наличии большого желания в Катаре, ОАЭ, Франции и Швейцарии.

Далее зададимся вопросом, с чем реально связано появление таких откровений? Предположим, что поскольку его заявления были сделаны с подачи алжирских властей, то речь может идти о его сделке со следствием – «ты раскроешь нам всю эту схему и получишь гарантии снижения наказания».

В этой связи возникает другой вопрос – против кого будет использована данная информация? Если только против одного А.Бутефлики, что сомнительно, это одно. Однако это открывает возможности для официального преследования представителей нынешнего армейского руководства, включая преемника Ахмеда Гаида Салаха – генерала Саида Шенгриху, и прочих представителей армейского командования, особенно бывших и нынешних командующих военными округами, на территории которых и происходили увеселения представителей монаршьих домов стран Персидского залива, пока те им обеспечивали безопасность.

Соответственно, в связи с этим нельзя исключать и дальнейшего передела алжирской власти. А с учетом того, что действующий президент страны как минимум со второй половины 2020 г. стал регулярным клиентом иностранных медицинских клиник (10 января он в очередной раз прибыл в соответствующее германское учреждение для лечения осложнений ног, полученных после заболевания коронавирусом) подобные откровения могут быть использованы для дальнейшего «очищения» алжирского военно-политического руководства от прежних функционеров и замены их новыми людьми, способными в перспективе развернуть страну от прежнего «независимого» и лояльного России курса

И последний вопрос – в какой мере нынешнему скандалу способствовали сами представители руководства стран Персидского залива? Оговоримся, что их репутация в данном случае отнюдь не пострадала.

Напротив, это показало, что их желания выше законов другой страны, а значит, это они господа положения, чьими корыстными слугами оказываются те, кто против них на словах так страстно боролся. А сами высшие функционеры АНДР, продающие за ничтожный по международным меркам прайс собственные законы, предстают еще хуже своих же гражданок, продающих свои услуги на известных улочках Алжира и Орана. Во всяком случае, последние, в отличие от них, не прикрываются красивыми лозунгами о своей «независимости».

Почему же лидеры аравийских облюбовали для своей охоты прежде враждебный им «социалистический» Алжир, с которым долгие десятилетия они находились во враждебных отношениях в борьбе за влияние в арабском мире?

Предположим, что после знаменитой скандальной истории с похищением в Ираке представителей катарской правящей семьи оказалось, что мест, где бы они могли гарантированно насладиться охотой без угрозы личной безопасности, осталось немного. И Алжир с его засильем силовиков стал одним из их охотничьих угодий.

И хотели представители аравийских монархий или нет (как вариант можно указать и на их «золотую» провокацию, ставшую в итоге достоянием широкой общественности), но им удалось нанести куда более мощный удар по алжирскому военно-политическому руководству, чем это было в 1990-е годы, когда они поддерживали радикальную алжирскую оппозицию.

51.52MB | MySQL:101 | 0,350sec