Аятолла Али Хаменеи запретил использование в Иране вакцин производства США и Великобритании

Процессы вакцинации от коронавируса втягивают в свою орбиту все страны. Иран в этом плане не является исключением. Страна – один из мировых «лидеров» по числу инфицированных и жертв COVID-19. Пресс-секретарь иранского Минздрава  Сима Лари объявила, что за последние сутки в стране от коронавируса скончались еще порядка ста человек, что почти на 10% увеличило летальность предыдущих суток. Всего с начала пандемии страна потеряла более 56 тысяч своих граждан.  За сутки в стране прибавилось более 6 тысяч новых инфицированных. Всего же в ИРИ уже более 1,3 млн, заразившихся коронавирусом, большая часть которых уже, разумеется, вылечилась.  Более 4 тысяч инфицированных в эти дни определены как тяжелые и часть из них подключена к аппаратам искусственной вентиляции легких.  Однако, если мы сравним, скажем, с цифрами месячной давности, то прогресс налицо. Так, 3 декабря   к числу инфицированных  прибавилось почти 14 тысяч, а к числу умерших – 358 человек. По данным Минздрава ИРИ на 13 января, в стране еще достаточно много населенных пунктов, отнесенных к категории «красных», то есть с крайне опасной эпидемиологической обстановкой.  Но много и населенных пунктов и административно-территориальных единиц, где постепенно вводятся послабления и налаживается обычная жизнь.

В вакцинации населения здесь видят залог как можно более быстрого выхода из пандемии. Вот почему как положительный здесь расценили факт о том, что глава Медицинской ассоциации Ирана Мохаммад-Реза Зафарканди  проинформировал местные СМИ о том, что до конца нынешнего 1399 г. (он завершится 20 марта – В.М.) страна намерена закупить в Китае, Индии или  России примерно 2 млн доз антивирусной  вакцины.  Такое решение связано с тем, что производство собственной или в кооперации с Кубой  вакцины требует большого ресурса времени, которым Исламская Республика просто не обладает, вот почему в Тегеране уже давно поддерживают закупку этого спасительного средства за границей.  Окончательное решение по странам-экспортерам вакцины еще не достигнуто. Минздрав ИРИ давно уже прорабатывает вопрос закупки вакцины, при этом всякий раз возникают все новые производители, к выбору которых в Иране подходят с разными критериями, в том числе и с политическими. Так, возникла целая дискуссия о том, насколько можно рассматривать произведенными в Индии партии вакцины, выпущенные с участием Великобритании. ИРНА сообщило 12 января о том, что индийская вакцина на самом деле произведена со шведским участием, но на исследовательской стадии использовались  разработки ученых университета в Оксфорде.  Но СМИ уточнили, что участвующая в производстве индийской вакцины компания является совместной шведско-британской. Обсуждалось, по всей видимости и приобретение вакцины Pfizer, но ее, якобы, не стали приобретать ввиду дороговизны и особенностей логистики, связанной с экстремально низкой температурой доставки и хранения.  Причина, однако, в другом: выступая в телевизионной передаче в истекшую пятницу, верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи строго-настрого запретил импорт вакцины американского или британского изготовления,  аргументировав свое решение тем, что эти страны хотят просто-напросто испытать свою продукцию на гражданах зарубежных государств. Причина, очевидно, в другом, а именно в политике дистанцирования от Запада, которую в стране реализуют после победы там Исламской революции.

Совершенным диссонансом к заявлению аятоллы Хаменеи позвучали 12 января слова президента Хасана Роухани о том, что страна  будет пытаться приступить к вакцинации населения как самому эффективному средству выхода из коронакризиса, используя все возможные пути – и налаживая собственное производство, и производя закупки, там,  где это возможно и доступно.  К этому его призвали многочисленные организации как медицинского, так и фармацевтического профиля, отметившие, что нужно привлечь не только государственные, но и частные средства. При этом, в обращении содержалась надежда на то, что правительство и все связанные с этим структуры будут руководствоваться только профессиональными требованиями и заботой о нуждах народа, отбросив в сторону идеологические и политические  предпочтения.

Разумеется, президент в Иране в определенной мере самостоятельная фигура, действующая в пределах своих полномочий. Но окончательные решения по всем спорным вопросам в Исламской Республике чаще всего принимает не президент, а верховный лидер.  И если аятолла Хаменеи закрыл дорогу в Иран самым надежным на сегодня прививкам, то так оно и будет, и никакой дискуссии это не породит. Как глава исполнительной власти, занимающийся более практической работой, нежели верховный лидер, Х.Роухани хорошо понимает абсурдность ограничений по закупке всего, что поможет Ирану быстрее и с меньшими потерями  выйти из пандемии, но самое большее, что он может противопоставить этому не совсем логичному запрету – отмолчаться и не реагировать напрямую. Популярное в Иране информационное агентство «Тасним» в своей публикации по этому поводу намекнуло, что президенту не совсем по душе те ограничения по импорту вакцины, которые директивно ввел аятолла Хаменеи.

Но одновременно в стране правительством предпринимаются практические действия по закупке вакцины в странах, о которых шла речь выше, и на Кубе. Как видно, на кубинскую вакцину в стране очень рассчитывают, и речь идет о закупках объемом в миллионы порций. Но она еще не прошла заключительную фазу испытаний. Вот почему Иран изъявил желание участвовать в этом процессе. Мостафа Канеи, председатель Всеиранского штаба по борьбе с коронавирусом,  информировал в этой связи СМИ о том, что иранские добровольцы будут среди тех, кто решился на себе проверить  действие препарата.  СМИ пишут, что только в Иране испытанием кубинской вакцины занимаются несколько тысяч человек.  Однако и здесь есть проблемы.  Дело в том, что еще несколько дней назад президент Х.Роухани уверял, что никакая иностранная вакцина в Иране испытываться не будет. Один из иранских функционеров Минздрава коснулся в этой связи судьбы иранской национальной вакцины, о которой в стране говорят уже в течение нескольких месяцев.  Еще полтора месяца назад  в  Twitter  было сообщение пресс-центра Министерства здравоохранения ИРИ о том, что как минимум две иранские компании  сотрудничают в производстве национальной вакцины от COVID-19, сходной по многим параметрам с аналогичными  препаратами компаний Pfizer и Mоderna. Главным ученым и координатором от Ирана в этой сфере была названа ученый–эпидемиолог д-р  Мина Мохаррез.  Производителем вакцины определена  компания Shafa Pharmed, а фармацевтическая группа Barakat проводит всю исследовательскую работу. Создание вакцины финансирует один из исламских фондов. Официальное сообщение прозвучало на фоне публикаций о том, что со своего поста ушел д-р Реза Малекзаде, заместитель министра здравоохранения по исследованиям и инновациям, в своем письме об отставке обвинивший в середине октября министра здравоохранения в затягивании производства отечественной вакцины от коронавируса. Таким образом, наметился конструктивный шаг, давший импульс к собственному производству вакцины. Однако время не ждет, так что кубинская вакцина, вероятно,  все же будет разрешена к использованию раньше отечественной, и с нее в Иране и начнется вакцинация населения. Произойдет это, по осторожным оценкам, в начале весны.  Важность проблемы такова, что для переговоров с кубинскими властями в Гавану летал не кто иной как глава иранского МИДа Мохаммад-Джавад Зариф.

51.98MB | MySQL:101 | 0,366sec