О планах Франции снизить численность своего военного контингента в Сахеле на фоне сохраняющейся террористической угрозы

По меньшей мере, три миротворца ООН погибли в результате атаки на ее конвой в Мали. Такие данные привело 13 января агентство Франс Пресс (АФП), ссылающееся на представителя Многопрофильной комплексной миссии ООН по стабилизации в Мали (МИНУСМА). Соответствующую информацию подтвердили агентству и в силах безопасности африканской страны. Официальный представитель генерального секретаря ООН Стефан Дюжаррик ранее заявил о том, что в результате этого нападения в Томбукту один миротворец погиб, еще семеро пострадали. Он также сообщил, что «миссия ООН оцепила место происшествия, эвакуировала раненых и начала расследование атаки». Мы привели это сообщение, чтобы подчеркнуть факт того, что взрывоопасная ситуация в Мали в зоне Сахеля сохраняется. При этом уже сильно ощущается дефицит бронетехники контингента этой миссии ООН. Например, чтобы восполнить эти потери на малийском фронте под командованием МИНУСМА, тоголезская армия приобретет 20 новых бронетранспортеров Marauder от южноафриканского производителя Paramount. Южноафриканский производитель бронетехники Paramount Group в ближайшее время поставит Вооруженным силам Того партию из 20 бронетранспортеров Marauder (БТР). Того имеет войска в Мали, развернутые совместно с  МИНУСМА. В августе 2019 года Osprea Logistics передал 15 БТР Mamba Mk7 тоголезской армии для использования в Миссии ООН в Мали. Эти машины хронически страдали от неисправностей из-за плохого технического обслуживания, а войска не имели надлежащей подготовки, чтобы использовать их. Несколько броневиков были выведены из строя самодельными взрывными устройствами (СВУ). Дюжина машин Bastion, разработанных французской фирмой ACMAT, дочерней компанией Arquusза последние несколько лет они также пострадали на малийском фронте, что снизило способность контингента МИНУСМА быстро перебрасывать войска против действующих в этом районе террористических группировок. Marauder, многофункциональные противоминные бронированные машины, уже используются южноафриканской, нигерийской и, с недавнего времени, мозамбикской армиями. Сделка с Paramount Group готовилась три года. Впервые к компании обратились в 2017 году, но переговоры были резко прерваны, когда офицер по закупкам полковник Дж. Оуро-Бангна Нассам, глава Тоголезской межармейской службы, получил огнестрельное ранение вскоре после своего прибытия в Йоханнесбург в мае 2017 года для посещения объектов Paramount. Точные подробности этого инцидента так и не были выяснены, и через несколько месяцев старший офицер уволился из армии. Позже Ломе возобновил переговоры с южноафриканским владельцем Paramount Ивором Ициковицем. Контракт был окончательно подписан в 2019 году. Чтобы противостоять джихадистской угрозе вдоль северной границы страны, Президент того Фор Гнассингбе привел в действие амбициозный план укрепления ее оборонного потенциала в течение пятилетнего периода с 2021 по 2025 год. В соответствии с законом «О военной программе» Гнассингбе планирует увеличить численность войск и приобрести военную технику на сумму более 1 млрд евро в рамках сдерживания джихадистской активности. Армия должна получить около 15 боевых бронированных машин и дополнительно 200 транспортных, разведывательных и тыловых машин. В этой связи отметим, что, по мере того как кризис безопасности в Сахеле обостряется, а «Аль-Каида в Исламском Магрибе» (АКИМ) и Исламское государство в большой Сахаре (ИГ) становятся все более активными, государства региона оказываются в еще более уязвимом положении. В попытке остановить джихадистскую экспансию, который теперь рискует распространится и на прибрежные государства Африки, Парижем был начат ряд операций по обеспечению безопасности, в том числе операция «Бархан», образование Сахельских объединенных сил «Большой пятерки» (G5) и Коалиции за Сахель. И это в дополнение к  МИНУСМА. Но на сегодня Париж явно начинает сворачивать свое непосредственное военное присутствие в этом регионе. Ожидается, что президент  Эммануэль Макрон объявит о небольшом сокращении войск в феврале, в то время как в Елисейском дворце уже есть несколько вариантов вывода войск, некоторые из которых приведут к тому, что французские силы миссии «Бархан» сократятся вдвое к концу 2021 года. С учетом гибели 5 французских военнослужащих, развернутых в рамках антитеррористической операции «Бархан» в двух отдельных инцидентах, сначала 25 декабря, а затем 2 января, дебаты по поводу военного присутствия Франции в Сахеле никогда не были столь острыми в политическом и общественном плане. В условиях накала страстей ожидается, что Э.Макрон уже в этом месяце может объявить о частичном выводе из региона 600 солдат. Эти войска были посланы в качестве подкрепления менее года назад. Это объявление должно было совпасть по времени со встречей G5 Sahel на высшем уровне, которая состоится 15-20 февраля в Нджамене, в ходе которой председательство в региональном альянсе будет передано Чаду. Но сейчас есть планы сделать это заявление раньше. Хотя это решение, как представляется, является ответом на критику, высказанную внутренними оппонентами Макрона в последние недели, узкий состава Совета обороны собрался 17 ноября для обсуждения ситуации в Сахеле и уже принял решение о частичном выводе войск. На том же заседании президент Франции призвал к скорейшему принятию мер по разработке плана существенного сокращения масштабов операции. Небольшая группа из менее чем 10 офицеров из Французского центра оперативного планирования и исполнения (CPCO) во главе с двумя полковниками была назначена для выполнения этой задачи с соблюдением строжайшей секретности. Эта оперативная группа CPCO, возглавляемая генералом Филиппом Суснярой, тесно сотрудничает с канцелярией министра обороны Флоренс Парли. Его задача — разработать различные жесткие и мягкие варианты сокращения военного присутствия Франции в регионе.

Самый жесткий вариант — сократить вдвое численность войск к началу 2022 года. «Бархан» — крупнейшая военная операция Франции за рубежом. Это означало бы возвращение домой 2250 из 4500 солдат к концу 2021 года Другим возможным результатом могло бы стать преобразование операции «Бархан» в «оперативное военное партнерство» с вооруженными силами Сахеля. Хотя в настоящее время это наиболее предпочтительный вариант, он не получил единодушного одобрения в армии, поскольку там полагают, что это тупиковый путь развития ситуации с учетом низкого боевого потенциала военнослужащих африканских стран. Однако у этого плана есть преимущество в том, что он может объединить международных партнеров Франции, начиная с членов совместной европейской операции «Такуба». Вполне вероятно, что трансформация французской операции придет с новым названием и резким наращиванием воздушной составляющей, особенно в плане увеличения парка беспилотных летательных аппаратов. Хотя французское правительство еще не решилось пойти на какой-либо один вариант, ожидается, что к началу февраля будет снова созван узкий состав Совета обороны для окончательного обсуждения этого вопроса. Операция «Бархан» сталкивается с растущей политической реакцией во Франции, но Макрон хочет установить свой собственный темп трансформации французского присутствия в Сахеле и не поддаваться повышенному давлению средств массовой информации в последние несколько недель. Ставки для него высоки. Дипломатический корпус страны прилагает больше усилий, чем когда-либо, чтобы заручиться поддержкой своих международных и, в частности, европейских партнеров для активизации совместного участия ЕС в Сахеле. При этом те же самые партнеры могли негативно расценить объявление о резком сокращении численности французских войск как признак общего ослабления интереса Парижа к этому досье. Некоторые европейские государства сейчас ждут дальнейших шагов Елисейского дворца и даже уже напрямую связались с Парижем, чтобы обсудить будущее участия Франции в регионе. В этой связи даже с учетом сокращения своего непосредственного присутствия в регионе, Франция намеревается начать широкомасштабную мобилизацию своих союзников. Помимо того, что Франция настаивает на том, чтобы Совет Безопасности Организации Объединенных Наций согласился на создание Сахельских совместных сил «Большой пятерки», финансируемых в соответствии с Главой VII, она также хотела бы возобновить деятельность Коалиции в интересах Сахеля. Саммит в Нджамене в феврале должен подтвердить назначение чадского дипломата Джима Адума во главе этой коалиции в преддверии переноса ее штаб-квартиры из Парижа в Брюссель в конце этого года. В то же время сектор безопасности и сектор вооружений остаются в центре коммерческой стратегии Франции в Африке. Несколько компаний, поддерживаемых Министерством обороны, в настоящее время лоббируют саудовские власти в надежде получить средства на поставку оборудования, произведенного во Франции, в четыре страны: Чад, Камерун, Гвинею и Центральноафриканскую Республику. Однако Эр-Рияд в настоящее время оказывается устойчивым к такому дружественному давлению. Однако другим фирмам удалось обеспечить контракты для стран Сахеля, которые поддерживается Парижем и частично финансируется Саудовской Аравией. Производитель Arquus (ранее Renault Trucks Defense) намерен поставлять легкую бронетехнику из своей линейки Bastion в пять стран  (Буркина-Фасо, Мали, Мавритания, Нигер и Чад). Некоторые из этих заказов финансируются из бюджета в размере 100 млн евро, выделенного Эр-Риядом странам «Большой пятерки», и из 100 млн евро, выделенных Европейским союзом (ЕС) в рамках Африканского фонда мира. Еще одно направление этой коммерческой активности, которая должна прийти на смену чисто военной составляющей участия французов в Сахеле. В частности, речь идет о контрактах Департамента операций Организации Объединенных Наций в пользу мира (DPO) в Африке. В частности, недавний французский министр обороны выразил свою «озабоченность» недостаточным представительством французских компаний на этом рынке, который стоит 20 млрд долларов в год. Их доля составляет всего 3%, что составляет едва 600 млн долларов — значительно меньше, чем у США, Индии и даже Бельгии. Компании из этих трех стран ежегодно получают заказы на сумму около 1 млрд долларов. Несмотря на несколько контрактов, выигранных Францией благодаря внебиржевым соглашениям с МИНУСМА, рыночная доля Франции в операциях Миссии ООН оценивается как неудовлетворительная, учитывая масштабы участия страны в Сахеле.

52.63MB | MySQL:103 | 0,602sec