Турция усиливает государственный контроль за социальными сетями

Социальная сеть «Твиттер», сервис для хранения визуальных закладок «Пинтерест» и приложение для ведения онлайн-трансляций «Перископ» лишились возможности заключать новые рекламные контракты в Турции до выполнения обязательств по открытию представительств в республике. Об этом говорится в постановлении турецкого регулятора, опубликованном во вторник 19 января в официальном правительственном вестнике «Ресми газете». Совет по информационным технологиям и связи Турции постановил запретить местным компаниям и частным лицам размещать рекламу на этих платформах. За нарушение рекламодателям грозит штраф в размере 1 млн турецких лир (около 135 тыс. долларов). Сами сервисы уже оштрафованы на 30 млн лир каждая (4 млн долларов) за отказ назначить представителей. По закону, принятому турецкими властями летом 2020 года, интернет-сервис с числом пользователей более 1 млн в Турции обязан назначить минимум одного официального представителя в стране. Причем у представителя компании должно быть турецкое гражданство. Это необходимо Анкаре, чтобы оперативно и эффективно решать вопросы удаления нарушающего местные законы контента. За отказ открыть представительство предусмотрены как крупные штрафы, так и сокращение до 90% пропускной способности каналов связи внутри страны для нарушителей.
На данный момент еще не ясно, как руководство «Твиттера», «Пинтереста» и «Перископа» отреагировало на решение Анкары и будет ли рассматривать вопрос с открытием представительств. От себя рискнем подчеркнуть, что у них просто нет иного выбора. В понедельник 18 января заместитель министра транспорта и инфраструктуры Омер Фатих Сайан сообщил, что соцсети «Фейсбук» и «Инстаграм» исполнили предписание властей и назначили представителей. Отметим в этой связи, что сделали они только за день до того, как «Твиттер» был оштрафован. При этом YouTube, Tiktok и Dailymotion сделали этот шаг несколькими неделями ранее. Сайан поблагодарил эти компании и отметил, что ждет аналогичных решений и от других иностранных сервисов. Сайан также поделился диаграммой, которая показала, что пропускная способность «Твиттера» и «Пинтереста» сначала сократится на 50% в апреле, а затем на 90%в мае. По словам Сайана, сокращение пропускной способности каналов связи для нарушителей – «мера, на которую власти менее всего хотят идти». И в данном случае отметим, что Анкара своим шагом послала очень ясный сигнал тем собственникам соцсетей, которые пока указанные предписания не выполнили. Решение было принято после того, как Анкара оштрафовала обе компании на 40 млн турецких лир (5,3 млн долларов) в соответствии с новым законом. Спорный закон, который уже некоторое время обсуждался, был быстро внесен в парламент в июле прошлого года, после того как пользователи социальных сетей оскорбили новорожденного внука и дочь президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в «Твиттере». Этот инцидент побудил Эрдогана пригрозить полностью запретить сайты социальных сетей. Критики предупреждали, что закон усилит цензуру. Тем не менее, правительство и сторонники нового регламента утверждают, что он ускорит судебный процесс по защите персональных данных и конфиденциальности, а также удалит клеветнический контент. «Решение Facebook, Google и YouTube назначить законного представителя является прямым путем к  государственной цензуре социальных сетей», — заявила Милена Буюм, активистка турецкой кампании Amnesty International, в своем твите. Новый закон также требует от социальных сетей с более чем 1 млн аккаунтов отвечать на споры пользователей из Турции на турецком языке, предоставлять письменный ответ в течение 48 часов по делам, связанным с раскрытием личной информации или личными оскорблениями, хранить информацию пользователей в Турции и каждые шесть месяцев публиковать отчет о спорах, поданных пользователями.
В этой связи отметим несколько моментов.

  1. Анкара, несмотря на весь пессимизм по поводу эффективности этой меры ряда экспертов, сумела переломить ситуацию. В общем-то, можно констатировать, что турецкие власти смогли навязать глобальным социальным сетям свои правила игры. И этот опыт принципиально важен для российских реалий.
  2. Несмотря на то, что основным стимулом для принятия этого закона эксперты называют личную обиду Р.Т.Эрдогана, основной причиной следует считать более серьезные резоны правительства. Это, прежде всего, борьба за молодежь, что для России также очень актуально. Все больше беспокоясь о потере молодежного голосования, правящая в Турции Партия справедливости и развития (ПСР) пытается жестко контролировать цифровой ландшафт Турции и влиять тем самым именно на молодежное голосование с помощью нового закона «О социальных сетях».

По данным Турецкого статистического института, уровень безработицы среди турецкой молодежи составляет 26% , что является самым высоким показателем за последние 20 лет. Недавний опрос показал, что 79,3% людей в возрасте от 15 до 25 лет считают, что главным условием удачной карьеры является наличие у них покровителей из числа влиятельных фигур из политического класса, а не их профессиональная квалификация.. Более 60% из них, как показывает тот же опрос, говорят, что хотели бы покинуть страну, если бы им дали такую возможность. Даже почти 50% сторонников ПСР и около 70% тех, кто поддерживает ее союзника МХП, заявили, что предпочли бы жить за границей.
Поэтому неудивительно, что в 79-страничном докладе, представленном Эрдогану в начале прошлого года, предлагалось создать местные цифровые платформы, «которые защищают наши данные и обрабатывают их для производства контента, соответствующего нашей культурной идентичности». В докладе утверждается, что международные гиганты социальных сетей, которые доминируют в молодежной культуре, представляют собой вызов для страны и должны регулироваться. Он прямо обвиняет технологические фирмы Силиконовой долины в культурном колониализме и подрыве государственной власти. «Наш ответ должен быть кибер-суверенитет, кибер-Родина и цифровая Турция», — говорится в докладе. Новый закон, принятый турецким парламентом в июле 2020 года, прямо перед летними каникулами, ввел эту стратегию в действие, не оставив места для обсуждения возражений, выдвинутых оппозиционными партиями, организациями по защите гражданских прав и экспертами.

51.96MB | MySQL:101 | 0,318sec