О внутри- и внешнеполитических последствия нормализации отношения Марокко с Израилем

Как полагают французские эксперты, король Марокко Мухаммед VI сейчас пытается выступить посредником между Израилем и палестинцами и защитником мусульманской арабской идентичности Иерусалима. Эти темы рассматриваются сейчас в Рабате как главное средство для того, чтобы позиционировать себя ключевым игроком в регионе, но больше всего для того, чтобы смягчить внутреннее общественное мнение, раздраженное его дипломатическими шагами. Король Марокко Мухаммед VI не исключил 14 января, что примет приглашение премьер-министра Биньямина Нетаньяху посетить Израиль после восстановления дипломатических отношений между двумя странами 10 декабря прошлого года. Но он уже оговорил этот визит определенными условиями, которые должны позиционировать его как ярого защитника палестинского дела. Таким образом, он надеется стать одним из ведущих акторов в регионе, одновременно стараясь минимизировать обвинения в «предательстве», разжигаемые частью фракции правящей в Марокко умеренной исламистской Партии справедливости и развития (ПСР). Эти настроения также разделяют многие представители широкой общественности, и не только исламисты, но и левая оппозиция и часть интеллигенции в Рабате и Касабланке. В этой связи в ходе своей возможной поездки марокканский король надеется встретиться с главой Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом, с которым он разговаривал по телефону 23 декабря, когда принимал американо-израильскую делегацию во главе с зятем и советником Дональда Трампа Джаредом Кушнером. Мохаммед VI хотел бы, чтобы М.Аббас и Б.Нетаньяху вновь открыли прямой канал связи, который был закрыт с февраля. Предложив свои услуги, он мог бы позиционировать себя в качестве надежного посредника в израильско-палестинском конфликте и даже, возможно, в других процессах нормализующих отношениях между Израилем и арабскими государствами. Но его желания вскоре могут столкнуться с израильским политическим календарем: Нетаньяху баллотируется на следующий срок после роспуска Кнессета 22 декабря и активно разыгрывает в этой связи сейчас карту новых обязательств перед израильскими правыми и поселенцами. 11 января Нетаньяху утвердил планы строительства 800 новых единиц  жилья в поселениях на Западном берегу. С другой стороны, в первых числах января Аббас заставил свою партию ФАТХ возобновить переговоры с ХАМАСом, который и Израиль, и Соединенные Штаты рассматривают как террористическую организацию. Мохаммед VI также хочет в полной мере использовать свое положение председателя Комитета Организации исламского сотрудничества «Аль-Кудс», структуры, базирующейся в Рабате, которая стремится сохранить мусульманскую арабскую идентичность Иерусалима. Он уже созвал следующую 21-ю сессию Комитета и надеется совершить молитву в мечети Аль-Акcа, если ему будет суждено совершить визит в Израиль. Израиль вряд ли будет возражать против этого: министр иностранных дел Марокко Насер Бурита смог помолиться в этой мечети, когда он посетил палестинские территории в 2018 году. Как это ни парадоксально, но может возникнуть в этом плане противодействие со стороны великого муфтия Иерусалима Мухаммеда Ахмада Хусейна, который был назначен М.Аббасом и имеет власть над мечетью. В августе он издал фетву, запрещающую арабским гражданам и подданным стран, которые нормализовали свои отношения с Израилем, посещать молитву в мечети, и это решение в значительной степени было направлено против властей ОАЭ. Прежде чем совершить свой поездку в Израиль, Мухаммед VI также должен решить вопрос о возобновлении работы марокканского представительства в этой стране, о чем было объявлено 10 декабря. Он уже решил, что оно будет находиться  в Тель-Авиве, а не в Иерусалиме, куда США переместили свое посольство после решения Д.Трампа признать этот город столицей Израиля. Однако король не торопится с выбором главы представительства, как он обычно делает для всех дипломатических назначений. В январе ему был представлен список кандидатов как от гражданского общества, так и от Службы внешней разведки Марокко DGED. Последнее во главе с Ясином Мансури уже давно занимается неофициальными отношениями Марокко с Израилем, и в частности с коллегами из Моссада. И именно сотрудник DGED руководил марокканским представительством, работавшим с 1994 по 2000 год. При этом министр иностранных дел Израиля Габи Ашкенази 11 января сделал свой выбор в пользу временного поверенного в делах Израиля в Рабате. Это будет бывший посол Израиля в Каире Давид Говрин.
Вся эта ситуация в рамках нормализации отношений Марокко с Израилем в прошлом месяце вызвала шоковую волну в арабском мире, в частности среди исламистов. Это связано не только с тем, что это произошло до достижения соглашения о создании независимого палестинского государства, но и с тем, что правящая партия Марокко Партия справедливости и развития во главе с премьер-министром Саадом Эддином аль-Османи, подписавшая соглашение о нормализации, является исламистской. Палестинское дело исторически было главным приоритетом для политических исламистских движений от Машрика до Магриба, которые считают его религиозным, идеологическим и политическим вопросом, от которого не следует отказываться. На протяжении десятилетий исламисты использовали палестинское дело для достижения нескольких целей, включая мобилизацию арабской улицы, чтобы поддержать их политически и идеологически. Они давили на арабские правительства, чтобы те поддержали палестинцев и предупреждали о последствиях нормализации отношений с Израилем. Марокканские исламисты в данном контексте не являются исключением. Прежде чем стать главой правительства, тот же аль-Османи жестко выступил против установления нормальных отношений с Израилем в отсутствие прав палестинцев, написав статью под названием «Нормализация — это цивилизационный геноцид», в которой резко критиковал нормализацию отношений Египта и Иордании с Израилем в 1979 и 1994 годах соответственно. Таким образом, подписание аль-Османи соглашения о нормализации отношений с Израилем является беспрецедентным событием, знаменующим собой первый случай подписания такого соглашения главой исламистской партии и ставящим под сомнение доверие исламистов к палестинскому делу. Как следствие, другие арабские исламисты резко критиковали ПСР, обвиняя ее в отказе от палестинского дела ради политической выгоды. В этой связи принципиально понять, какие потенциальные причины для изменения позиции аль-Османи.

Во-первых, это его переход из оппозиции во власть. Как правило, дискурс оппозиционных партий всегда острее, чем их дискурс, когда они приходят к власти. Это в равной степени относится и к исламистам, и к секуляристам. Французский социолог Оливье Руа проследил этот сдвиг в одном из своих исследований, подчеркнув, что когда исламисты занимаются политикой, они верят, что могут изменить ее, но вместо этого они меняются вскоре после вступления в нее. За последние несколько лет такие изменения в дискурсе и поведении исламистов наблюдались в Египте, Турции, Кувейте, Йемене, Иордании и Алжире. Исламисты, как правило, становятся более прагматичными и реалистичными и отказываются от своих идеологических лозунгов, входя в органы исполнительной власти. При этом они никогда не отказывались от палестинского дела, не говоря уже о нормализации отношений с Израилем.

Во-вторых, в Марокко отношения между исламистами и королевским дворцом весьма зависимы. На сегодня нет никакой реальной независимости правительства от короля. Несмотря на конституционные поправки 2011 года, которые дали больше полномочий главе правительства, он остается практически слепым исполнителем воли короля. Как и другие авторитарные монархии, король Марокко может распустить правительство и назначить новые выборы, если это отвечает интересам страны. С тех пор как ПСР пришла к власти, она ни разу не смогла оспорить волю короля. Королевские институты пользуются определенным уважением среди марокканского населения, которое считают их предохранительным клапаном для единства страны и частью ее исторических традиций, даже если оно не согласны с политикой короля.
В-третьих,  фактор спорной территории Западной Сахары. Уходящий президент США Дональд Трамп признал суверенитет Марокко над Западной Сахаройв обмен на нормализацию отношений с Израилем. Для Марокко это была историческая возможность, которая может и не появиться вновь, поскольку лишь немногие страны признают его суверенитет над Западной Сахарой. Организация Объединенных Наций все еще пытается урегулировать конфликт там, организовав референдум для сахарского населения о самоуправлении. Своими действиями ПСР только лишний раз подтвердила, что национальные интересы страны превосходят любые иностранные интересы и проблемы, даже палестинское дело. Правительство рассматривает признание США суверенитета Марокко над Западной Сахарой как основной свой дипломатический успех за последние годы. Это четко свидетельствует еще и о том, что именно национализм является главным стимулом развития всех политических институтов в арабских и мусульманских странах, а это предопределяет крах любых панарабских идеологий, как светских, так и религиозно-экстремистских. Это также опровергает тезис о том, что исламисты не верят в рамки национального государства, а фокусируются исключительно на интересах исламской нации, или халифата. Это оказалось неверным, о чем свидетельствует позиция тех же исламистов в Марокко. Позиция марокканских исламистов в отношении Израиля опровергает многие клише и стереотипы о них. Это показывает, что арабские исламисты не являются монолитным или единым блоком, и что между ними существует много различий, особенно в отношении политических взглядов. Поэтому следует избегать обобщений при оценке их позиций по политическим вопросам, как внутренним, так и внешним. Действительно, даже среди исламистов в том же Марокко нет единого мнения о нормализации отношений с Израилем. Например, религиозное и благотворительное подразделение ПСР «Движение за объединение и реформы», осудило нормализацию отношений с Израилем, выпустив заявление, в котором осудило подпись аль-Османи на соглашении. Но также очевидно, что нынешняя позиция большей части руководства ПСР в значительной степени соответствует позиции марокканского государства. Об этом свидетельствует и позиция алжирских исламистов, отказавшихся признать суверенитет Марокко над Западной Сахарой. Исламистское движение Алжира «Движение общества за мир» осудило нормализацию отношений между Марокко и Израилем как угрозу региону. Эта позиция полностью согласуется с позицией алжирского государства, которое отвергло признание Трампом марокканского суверенитета над Западной Сахарой и призвало решить этот вопрос в соответствии с решениями ООН. Очевидно, что позиции исламистов в Марокко и Алжире отражают националистические политические расчеты, соответствующие интересам их национальных государств. Конфликт с Израилем уже не занимает такого внимания и места в повестке дня исламистов, как это было десятилетия назад. Внутренние проблемы, такие как экономика, образование, здравоохранение и коррупция, стали доминировать в их политических повестках дня. Нет никаких сомнений в том, что нормализация отношений Марокко с Израилем будет иметь последствия для политического будущего ПСР. Возможно, ей придется заплатить высокую цену, как с точки зрения электоральных потерь на выборах, так и с точки зрения популярности партии в более широком смысле. На прошлой неделе партия потерпела неожиданное поражение в округе Эррахидия на юго-востоке Марокко, заняв третье место после социалистического Союза народных сил и Национального митинга независимых.

51.61MB | MySQL:101 | 0,428sec