О дебатах в США по назначению Роберта Малли специальным посланником по Ирану

Несмотря на глубокие разногласия, преследующие американскую политику, республиканская критика кандидатов в кабинет президента Джо Байдена была относительно умеренной. Через несколько дней после прихода к власти новой администрации Сенат без больших проблем утвердил назначение предложенных Байденом кандидатов на должности госсекретаря, министров финансов и обороны, а также главы Национальной разведки. При этом эксперты ожидают серьезных двухпартийных баталий в отношении потенциального назначения Роберта Малли, откровенного сторонника умеренной дипломатии, новым посланником администрации США по Ирану. Малли, дипломат эпохи Обамы, сейчас возглавляет мозговой центр Международной кризисной группы, который фокусируется на предотвращении и разрешении насильственных конфликтов. Его возможное назначение ранее уже столкнулось негативной реакцией консерваторов и, наоборот, положительной — сторонников иранской ядерной сделки. Сина Тусси, старший аналитик-исследователь Национального ирано-американского Совета (НИАС), сказала, что хорошо финансируемая и скоординированная «сеть» антииранских ястребов, которая дискредитирует сторонников дипломатии с Тегераном, «уже нацелилась» на Малли. «Роб Малли был главным переговорщиком администрации Обамы по ядерной программе. Эти атаки являются частью более широких усилий против дипломатии с Ираном, против обращения вспять катастрофического подхода Трампа к Ирану», — сказала Тусси. «Глубоко тревожно, что президент Байден подумывает о назначении Роба Малли руководить политикой в отношении Ирана. У Малли длинный послужной список симпатий к иранскому режиму и враждебности по отношению к Израилю. Аятоллы не поверят своей удаче, если его выберут», — написал сенатор-республиканец Том Коттон в своем Твиттере на прошлой неделе. Это вызвало обратную реакции демократов. «Роб Малли — выдающийся дипломат, блестящий стратег и глубоко порядочный человек», — сказал Бен Родс, который служил заместителем советника по национальной безопасности при бывшем президенте Бараке Обаме.
Кто же такой Роберт Малли? Он занимал различные руководящие должности в Белом доме при Обамы, в том числе в качестве советника по кампании по разгрому группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), координатора по Ближнему Востоку в Совете национальной безопасности и специального помощника президента. Он был ведущим американским переговорщиком на переговорах, которые привели к иранской ядерной сделке. Многосторонний пакт, известный как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), предусматривал, что Иран свернет свою ядерную программу в обмен на отмену санкций против своей экономики. Малли начал свою государственную службу в администрации бывшего президента Билла Клинтона, где он работал старшим помощником по арабо-израильским делам и директором по делам Ближнего Востока и Южной Азии в Совете национальной безопасности. Отец Малли, родившийся в Египте в еврейской семье сирийского происхождения, был левым журналистом, который много писал об антиколониальной борьбе в Африке. Сам Малли активно критиковал израильскую политику в отношении палестинцев. В своей колонке по внешней политике, которую он написал в соавторстве в апреле, Малли призвал Байдена предостеречь израильское правительство от планов аннексии части Западного берега, в том числе пообещав разрешить международную критику израильских действий и использовать американскую помощь в качестве рычага давления. «Даже если Соединенные Штаты продолжают поддерживать безопасность Израиля, президент Байден мог бы изучить способы вычета любых денег, потраченных на аннексированные территории, из щедрой американской помощи, в соответствии с давней политикой США по вычитанию расходов на израильские поселения на Западном берегу из американских кредитных гарантий. Если бы такая политика была четко сформулирована, любое решение правительства Израиля тем не менее пойти на аннексию было бы признаком того, что оно чувствует себя достаточно уверенно, чтобы отказаться от части американской помощи», — говорится в статье. Позже, в 2020 году, Малли скептически отнесся к соглашению о нормализации отношений между ОАЭ и Израилем, которое остановило официальную схему аннексии Израиля — по крайней мере, временно. «Те, кто наиболее решительно [против] сделки, выступают против аннексии не потому, что она новая, а потому, что это не так — она просто формализует существующую реальность. Видите только вред в вознаграждении Израиля за скрытую политику, которую аннексия [вывела бы] на свет. Они выступают против аннексии, потому что это статус-кво», — написал Малли в Twitter. Этот пост, часть серии твитов о сделке по нормализации, не обязательно передает собственные взгляды Малли, а скорее отражает коллективное мнение критиков этого соглашения. Тем не менее, они продемонстрировали понимание недовольства палестинцев, выходящее за рамки двухпартийного консенсуса в поддержку Израиля. В конце 2020 года Малли критиковал усилия Трампа по вознаграждению арабских государств, которые формализуют отношения с Израилем, включая оружейные сделки с ОАЭ и признание претензий Марокко на Западную Сахару. «Вся дипломатия носит транзакционный характер, но эти сделки смешивают вещи, которые не должны были смешиваться», — сказал Малли в интервью New York Times. На прошлой неделе Сионистская организация Америки, правая произраильская группа, раскритиковала возможное назначение Малли, назвав его взгляды «чрезвычайно опасными для Соединенных Штатов и наших союзников».
Если Малли выдвинут на пост специального посланника по Ирану, он сможет сыграть важную роль в возрождении дипломатии с Исламской Республикой. У США и Ирана нет официальных дипломатических отношений. Малли будет базироваться в Вашингтоне, а не в Тегеране, но при этом станет публичным лицом и острием американской политики в отношении Ирана. Например, бывший спецпосланник по Ирану Брайан Хук объехал весь мир, чтобы продвигать кампанию «максимальное давление» Д.Трампа, одним из ведущих архитекторов которой он был. Миссия Малли будет более сложной, он вынужден будет маневрировать. Байден уже столкнулся с призывами отложить возвращение к СВПД, чтобы добиться более всеобъемлющего соглашения, которое касалось бы региональной деятельности Тегерана и его программы баллистических ракет. До сих пор президент и его главные помощники утверждали, что Вашингтон будет соблюдать соглашение, если Тегеран также вернется к его полному соблюдению. Иран ослабил свои обязательства по сделке, повысив уровень обогащения урана в ответ на санкции США. Госсекретарь Тони Блинкен заявил законодателям на прошлой неделе, что администрация вернется к СВПД и будет использовать его в качестве «платформы — с нашими союзниками и партнерами, которые снова будут на одной стороне с нами — для поиска более длительного и прочного соглашения». Назначение Малли, таким образом, будет четким индикатором того, что Байден серьезно относится к возобновлению сделки с Ираном. «Персонал отражает то, какой будет политика… Выбирая таких людей, как Роб Малли, это показывает, что политика, которую Байден хочет проводить в отношении Ирана, будет дипломатически ориентированной политикой. Он будет серьезно нацелен на заключение сделки, а не только на риторику», — сказала Тусси. Малли, который лично встречался с высшими иранскими должностными лицами, также помог бы установить канал связи с иранцами для решения более широких проблем или инцидентов, которые могут возникнуть в регионе. Тем не менее, консерваторы утверждают, что возможное назначение Малли было бы подарком иранскому правительству и медвежьей услугой иранскому народу, который выступает против режима в Тегеране. «Малли рассматривается как один из главных апологетов Тегерана в Вашингтоне; в ноябре 2019 года он зашел так далеко, что предположил, что массовые общественные протесты в Иране оправдывают паранойю Тегерана по поводу израильско-саудовско-американского заговора. Назначение Малли означало бы, что в отношении наиболее важных вещей внешняя политика Байдена будет холодно транзакционной», — написал обозреватель New York Times Брет Стивенс. Возможное назначение Малли станет красноречивым показателем того, как Байден будет вести себя с Тегераном. Внешнеполитические прогрессисты уже сплотились вокруг этой кандидатуры и поддерживают ее на этом посту. «Роб Малли — чрезвычайно знающий эксперт с большим опытом в продвижении безопасности США с помощью дипломатии, а не войны. Он был бы отличным выбором на роль посланника по Ирану», — написал сенатор Берни Сандерс в Tвиттере в прошлую пятницу.

51.58MB | MySQL:101 | 0,342sec