Об отношениях Турции с Грецией и ЕС

По оценке американских экспертов, возобновление двусторонних переговоров между Турцией и Грецией может привести к кратковременной оттепели в их морских спорах в Средиземном море, что окажется политически выгодным для обеих стран и ослабит непосредственную угрозу военного конфликта. Однако долгосрочное решение многочисленных трений между Афинами и Анкарой остается маловероятным. После напряженного пятилетнего перерыва греческие и турецкие дипломаты встретились в Стамбуле 25 января в надежде найти точки соприкосновения в отношении морских претензий в Средиземном море. Эти переговоры ознаменовали собой 61-й раунд исследовательских переговоров между Анкарой и Турцией с 2002 года. Тот факт, что в переговорах вообще участвовали два давних соперника, служит хорошим предзнаменованием для прагматичных разговоров и военной деэскалации в ближайшей перспективе — особенно по ближайшему вопросу демаркации Эгейского моря, где растет военная напряженность. Но, несмотря на амбициозное заявление пресс-секретаря президента Турции Ибрагима Калына о том, что накануне стамбульской встречи «удалось решить все проблемы», Анкара и Афины далеки от решения своих более глубоких морских, территориальных и культурных споров. От себя добавим, что эту встречу в принципе надо полагать как элемент тактического отступления Анкары в рамках ее противостояния с Брюсселем, но никак не реальную глубинную трансформацию турецкой политики на этом направлении. Переговоры с Афинами в этом контексте надо увязывать с некой демонстрацией Анкарой «доброй воли» в формате улучшения взаимопонимания с коллективным Западом на фоне прихода в Белый дом новой администрации, одним из внешнеполитических принципов которой является восстановление старых союзнических отношений с Европой. Если проще, то турки пытаются нивелировать, таким образом, создание единой коллективной санкционной позиции Запада, что приведет к серьезным экономическим последствиям для Турции. Как следствие, Европейский союз решил воздержаться от санкций в отношении Анкары в соответствии с позитивным настроем, созданным последними двусторонними обязательствами и исследовательскими переговорами между Турцией и Грецией. «Мы решили сегодня не вводить санкции против Турции, потому что видим, что есть позитивные сдвиги», — заявил министр иностранных дел Германии Хайко Маас в телевизионном выступлении после виртуальной встречи с 26 министрами иностранных дел ЕС в понедельник 26 января. «Турецких кораблей в спорных районах Восточного Средиземноморья больше нет; сегодня вечером в Стамбуле начались исследовательские переговоры между Турцией и Грецией. Это все позитивные сигналы, которых мы давно ждали, которые сейчас не должны быть осложнены санкциями», — сказал он. Лидеры Европейского союза при этом одобрили дополнительные санкции, которые были введены в отношении Турции в декабре прошлого года в связи с сейсмическими исследованиями и бурением у берегов Кипра и Греции, где Турция оспаривает претензии на исключительную экономическую зону (ИЭЗ). Ровно после этого пакета санкий Турция и предприняла примирительные шаги по отношению к ЕС, отозвав свои сейсмические исследовательские корабли и совершив визиты высокого уровня в Брюссель, в рамках которых подтвердила готовность Анкары присоединиться к ЕС и открыть новую страницу в двусторонних отношениях. Турция также направила приглашение Греции провести еще один раунд исследовательских переговоров после пятилетнего перерыва. Некоторые европейские страны, такие как Италия и Испания, были против введения новых санкций против Турции, обеспокоенные возникающими экономическими и политическими последствиями. Отметим, что ЕС в прошлом году ввел легкие санкции в отношении двух турецких чиновников, которые не нанесли существенного ущерба турецким буровым работам. «Подготовка к определению имен физических или юридических лиц продолжается, но совет ЕС пока не хочет этого делать, учитывая продолжающиеся переговоры. Если случится худшее, совет подготовит дальнейшие шаги и сможет действовать быстро», — сказал представитель ЕС, выступая анонимно. Чиновник заявил, что Брюссель делает ставку на продолжение предварительных переговоров между Турцией и Грецией. «Эти переговоры займут много времени. Может быть, годы. Мы этого и ожидаем. Но пока они конструктивны, мы будем их поддерживать. Безусловно, потребуются меры укрепления доверия», — добавил чиновник. «Важно сохранить позитивный импульс до марта, когда верховный представитель Жозеп Борелль представит доклад по Турции Европейскому совету», — сказал представитель ЕС. Этот доклад может сыграть решающую роль для Анкары, поскольку Турция хотела бы обновить Таможенный союз, который она имеет с Брюсселем. «Если доклад будет положительным, то переговоры по обновлению станут более конкретными и плодотворными, в противном случае будут рассматриваться санкции», — добавил чиновник. Существенное обновление Таможенного союза, которое позволило бы турецким компаниям работать в сельском хозяйстве и сфере услуг, а также проводить государственные тендеры, могло бы вкачать миллиарды долларов в турецкую экономику, что привело бы к ежегодному росту на 1,84%, по некоторым оценкам турецких экономистов. Чиновник также отметил, что недавние позитивные сигналы Анкары в адрес Парижа по пересмотру отношений может помочь Турции в вопросе обновления Таможенного союза в Совете, где Париж имеет большое влияние. Собственно последний реверанс Анкары в сторону Парижа вызван именно этим обстоятельством. Напомним, что 15 января Президенты Турции и Франции обменялись письмами для решения своих личных и региональных разногласий, помогая создать дорожную карту для улучшения отношений. Глава МИД Турции М.Чавушоглу сказал, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сначала направил письмо своему французскому коллеге Эммануэлю Макрону, чтобы пожелать ему счастливого Нового года и передать свою печаль по поводу недавних терактов. После этого письма французское правительство предложило четыре направления сотрудничества: двусторонние консультации, борьба с терроризмом, региональные проблемы, такие как Сирия и Ливия, и партнерство в области образования, добавил Чавушоглу. «В начале этой недели мы получили письмо Макрона. Очень позитивно. Макрон начал свое письмо с турецкого приветствия, написанного от руки: «дорогой Тайип», — сказал Чавушоглу. «Макрон выразил готовность встретиться с президентом для углубления отношений и обсуждения европейских [дел]».  Эрдоган, по словам Чавушоглу, хотел бы лично встретиться с Макроном, но сначала два лидера, как ожидается, вскоре поговорят в режиме видеоконференции. Этот шаг сам по себе является резким изменением для обеих сторон, учитывая личные нападки, которые они обрушивали друг на друга в течение последнего года. Эрдоган буквально в прошлом месяце заявил, что Франции необходимо немедленно избавиться от Макрона. Он дважды предлагал французскому президенту пройти психиатрическую экспертизу, потому что он вовлекает Францию в региональные конфликты, в которых у нее нет никаких интересов. А Макрон снова и снова призывал к санкциям против действий Турции в Ливии и Восточном Средиземноморье, где турецкие корабли в прошлом году проводили сейсмические исследования в спорных морских водах. Спор обострился в октябре после призыва Эрдогана к бойкоту французской продукции, последовавшего за явной поддержкой Макроном карикатур журнала Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда. Теперь ситуация кардинально изменилась в силу экономики и приходом администрации Байдена в США, которая, как ожидается, будет иметь более дружественные отношения с Парижем. Помимо французов Эрдоган уже сделал ряд примирительных предложений в адрес Израиля, Европейского союза, Саудовской Аравии и Греции, чтобы освободить себе место для маневра. Он, безусловно, «наступил себе на горло», остается только догадываться, чего это ему стоило, но, с другой стороны, ему не в первый раз. Вспомним его извинения перед Москвой в свое время. При этом безусловно Макрон ничего не забыл.
Повторим, что для Турции нынешний примирительный подход к Греции помогает избежать дальнейших финансовых санкций и политического давления со стороны Европейского союза в период серьезной экономической уязвимости. Анкара, вероятно, рассчитывает, что даже ограниченная разрядка отношений с Грецией породит добрую волю Брюсселя и влиятельных актеров ЕС, таких как Франция и Германия, которые призывают Турцию отказаться от своей агрессивной деятельности по разведке нефти и газа в Восточном Средиземноморье и критикуют военные действия Анкары в Ливии и Сирии. Турция надеется, что дальнейшее сотрудничество с Европейским союзом будет продолжено и поможет Анкаре избежать финансовых санкций и заложить основу для более глубокого будущего сотрудничества по долгосрочным вопросам, которые Турция хочет обсудить с блоком. И в основе нынешнего курса Анкары, прежде всего, экономика, а вернее – очень неутешительная домашняя экономическая статистика. А это уже электоральные риски лично для Р.Т.Эрдогана. Турция активно пытается ухаживать за иностранными инвесторами и предотвратить дальнейшие санкции после нескольких бурных лет для своей экономики. В 2020 году валютные резервы истощились рекордными темпами, а высокая инфляция подорвала покупательную способность и уверенность турок. Европейский союз является самым важным торговым партнером Анкары, на долю которого приходится 50% всего экспорта из Турции. Турция также является важным оплотом для Европейского союза, предоставляя логистическую помощь для сдерживания потока мигрантов и беженцев к европейским берегам в обмен на финансирование ЕС в рамках его миграционного соглашения 2016 года с Брюсселем. В течение многих лет Турция настаивала на расширении своего соглашения о Таможенном союзе 1995 года с Европейским союзом, которое в настоящее время охватывает только промышленные товары, на такие секторы, как услуги, сельское хозяйство и государственные закупки. С 2013 года Турция и Европейский союз обсуждают введение безвизового режима для турецких граждан, посещающих блок. Брюссель неоднократно использовал текущие переговоры по обоим этим вопросам в качестве рычага давления в своих отношениях с Анкарой.
CNNTurk сообщило 26 января, что Турция передала пожелание Анкары провести отдельные встречи с Грецией по политическим консультациям и мерам укрепления доверия. Однако, согласно докладу, у Греции нет больших ожиданий от переговоров. Различные предпочтения Турции и Греции в отношении сферы проведения переговоров 25 января сами по себе подчеркивают, насколько трудно будет двум странам достичь консенсуса по вопросам, которые они считают различными по важности. Греция стремилась к тому, чтобы обсуждение было сосредоточено исключительно на демаркации морских границ и решении вопроса о ее пересекающихся исключительных экономических зонах (ИЭЗ) с Турцией, особенно в Эгейском море. Греческие дипломаты и политики также неоднократно повторяли, что переговоры носят предварительный технический характер, не имеют обязательной силы и что более глубоких переговоров не будет. Турция, однако, стремилась расширить рамки переговоров 25 января, надеясь затронуть вопросы, выходящие за рамки демаркации морских границ, включая обращение с мусульманским меньшинством в Греции и демилитаризацию спорных островов в Эгейском море. Греция надеется, что временная разрядка отношений с Турцией послужит отправной точкой для потенциальных будущих переговоров, которые Афины затем смогут склонить в свою пользу. Греция осознала, что Европейский союз вряд ли введет более болезненные экономические санкции против Турции в целом, и что более частичные, целенаправленные санкции — это самое большее, что она может ожидать от Брюсселя, который до сих пор не смог кардинально изменить поведение Турции в Средиземноморье. Это сделало Афины более готовыми возобновить двусторонние переговоры с Анкарой, чтобы, по крайней мере, иметь другой вариант под рукой, когда они почувствуют, что многостороннее давление исчерпало свой курс. 25 января официальный представитель греческого правительства Кристос Тарантилис заявил, что нынешние консультации с Турцией «не являются переговорами и не имеют обязательного эффекта» и были направлены на то, чтобы «поднять нить с того места, где контакты были прерваны в 2016 году, чтобы увидеть, есть ли точка сближения, чтобы привести нас к переговорам». В конечном счете, возобновление двусторонних переговоров поможет предотвратить опасный военный конфликт между двумя членами НАТО, даже если глубокие разногласия между ними неизбежно сохранятся. В 2020 году было несколько случаев морского преследования и угроз между Турцией и Грецией, в том числе в августе 2020 года, когда турецкие военные корабли сопровождали турецкое исследовательское судно, что вызвало развертывание греческих военных кораблей и столкновение. Греция при этом прервала переговоры в 2016 году после 60 раундов, из-за патовой ситуации на них. Но с тех пор Анкара только расширила свою агрессивную деятельность по разведке нефти и газа. Как полагают американские эксперты, Турция будет непреклонна в отстаивании своего суверенитета с помощью агрессивных морских притязаний и деятельности по разведке энергоносителей. Греция, тем временем, вряд ли откажется от своих опасений по поводу продолжающегося вторжения Турции в ее ИЭЗ. Но в то время как недавно возобновленные двусторонние переговоры не в состоянии принципиально решить приграничные споры, они могут временно минимизировать опасный военный конфликт, предоставив пространство для дипломатической деэскалации, что, несомненно, принесет некую стабильность в регион.

51.79MB | MySQL:101 | 0,367sec