Ливия: о ходе и итогах второго дня сессии Палаты представителей по вынесению вотума доверия ПНЕ

Первый день работы сессии Палаты представителей в Сирте достаточно ожидаемо не привел ни к каким результатам, кроме того, что стало понятно: торг, под предлогом разных требований к составу правительства будет весьма интенсивный. Имеет место быть именно торг, а не наличие принципиальных разногласий. Это вполне объяснимо —  практически 7 лет парламент был раздроблен, многие привыкли к «местечковости», старые авторитеты позабылись и не все прониклись «генеральной линией, которую энергично продвигает назначенный премьер-министр А.Х.Дбейба. Работа парламента продлилась 9 марта. Как сообщает корреспондент портала «218» в Сирте, во второй день работы парламента премьер-министр Абдель Хамид Дбейба провел закрытую встречу со спикером Палаты представителей Акилой Салехом в одном из залов комплекса Конгрессов, рядом с залом «Уагадугу». Эта встреча проводилась за несколько минут до начала работы и касалась предложенного формирования правительства с точки зрения возможности его сокращения.

Акила Салех призвал назначенного премьер-министром ПНЕ А.Х.Дбейбу представить к 10 марта полный пофамильный список министров.   «Есть те, кто говорит о присутствии среди членов правительственного формирования, лиц, разыскиваемых по делам, рассматриваемым генеральным прокурором, и есть те, кто говорит о членах, которые получили поддельные сертификаты», — пояснил свою просьбу А.Салех, обращаясь к Дбейбе, призвав его формировать правительство «по своей воле». В свою очередь, А.Х.Дбейба подтвердил свою готовность представить оставшуюся часть правительства в течение «четверти часа» при условии «получения оговорок депутатов о замене зарезервированных кандидатов».

Представитель ПНЕ Мухаммед Хаммуда заявил журналистам, что предлагаемое формирование правительства «вращается вокруг шести основных столпов: разнообразие без ущерба для вопроса компетенции, представительство женщин и молодежи, децентрализация и справедливое управление богатством». «В правительстве 26 министерств, а не 35, как предлагалось вначале, в дополнение к шести министрам штата, которые считаются советниками и имеют место в кабинете министров», — говорится в его выступлении перед сессией парламента, сделанном во вторник. На эти посты были выбраны представители из 13 округов, а Министерство обороны осталось вакантным, премьер-министр будет держателем этого портфеля до тех пор, пока кандидатура министра обороны не будет согласована с Президентским советом. Сам глава ПНЕ пояснил, что при формировании правительства, лично он, выбрал только одного министра, и «мы исключили всех, кто занимал посты министров в предыдущих правительствах», подчеркнув, что ему «неудобно большое количество министров, потому что срок полномочий кабинета слишком короткий». «Поймите, наша экономика в Ливии сейчас «нулевая», а сильная экономика зависит от размера здания и измеряется количеством кранов, работающих в стране,  в настоящее время в Ливии нет ни одного работающего крана», — так фигурально описал премьер ситуацию в экономике, добавив: «Политическая ситуация в настоящее время тоже неудобная, и, к тому же все  министры должны будут предоставлять информацию о доходах, включая родственников, так что были приняты все меры по уменьшению коррупционной составляющей».

Ливийский политолог Мухаммед Гумим охарактеризовал сессию парламента в Сирте как «победу политических ставок над ставками войны». Он, в частности, сказал: «Это делает каждого ливийца счастливым, потому что парламент созывается и на этом заканчивается. институциональное деление и так называемый парламент Триполи. Ситуация подтверждает, что у депутатов есть желание добиться чего-то на местах после долгих лет ужасных условий, в которых живут ливийские граждане из-за их разделения и разногласий, и то, что происходит в Сирте, является положительным моментом на ливийской политической сцене». Со своей стороны, юрист и правозащитник Абдель Хафиз Гука прокомментировал происходящее так: «Прекращение раскола в Палате представителей — это хорошо, и заседание в понедельник было посвящено обсуждениям по расширенному министерскому составу, при осознании необходимости того, что он должен быть миниатюрным и обладать полномочиями в соответствии с тем, что было согласовано на Форуме ливийского политического диалога, с необходимостью включения того, что было согласовано в Тунисе и в Женеве, включено в Конституционную декларацию, чтобы правительство получило юридическую и конституционную легитимность».

«Тем не менее, ситуация напоминает, ту, при которой, мы, как будто, находимся на одной сцене в 2016 году. Опять возвращаемся к квотам и политической вежливости», — считает Абдель Хафиз Гука, напомнив, как это произошло в 2016 году, когда Ф.Сарраджу было также предложено ввести мини-правительство, не превышающее десяти членов, после того, как он представил правительство из 30 министров, на чем все, собственно и закончилось. «Нет сомнений в том, что премьер-министр выполнил требования о квотах, «в рамках вежливости и давления», которое на него оказали, но он должен был подчиниться ливийскому общественному мнению. Одна из задач этого правительства — решить некоторые проблемы в короткие сроки. времени, а затем перейти к выборам, а не создание новых министерств и разделение существующих министерств на три министерства, которые, к тому же, не обслуживают предварительную стадию, предусмотренную Форумом по диалогу», — убежден А.Х.Гука.

«Новый премьер-министр не сократил количество министерств в двух правительствах, «Национального согласия» и «Временном», а пошел по тому же пути. Например, Министерство образования становится тремя министерствами. Министерство водных ресурсов и Министерство нефти и газа фактически управляются существующими национальными органами и учреждениями и могут продолжать работу в течение переходного периода вместе с четырмья суверенными министерствами. Нам нужно, самое большее, всего шесть министерств, чтобы управлять предварительным этапом», — подчеркивает А.Х.Гука, добавив: «Что требуется от нового правительства, так это добиться своего рода экономического восстановления, некой стабильности, обратиться к важным файлам и поддержать режим перемирия и меры безопасности, которые являются основой для достижения этой самой стабильности.  Вряд ли Абдель Хамид Дбейба добьется успеха с такой широкой министерской структурой». А.Х. Гука призвал Палату представителей «работать быстрее при условии, что то, что было согласовано в Конституционной декларации, будет гарантировано, и не потребуется сначала принять поправки для гарантии Конституционной декларации, то есть для включения в Конституционную декларацию того, что уже было согласовано по итогам Женевского форума».

Большинство наблюдателей, следящих за работой парламента в Сирте, полагают, что 80% депутатов готовы согласится с предложенным составом правительства, несмотря на многие вопросы к количеству ведомств и подозрения в отношении персоналий некоторых кандидатов на министерские посты. Есть те, кто обвиняет А.Х.Дбейбу в несоблюдении системы квот и о том, что он практиковал изоляционистскую линию и ушел в сторону политики «вознаграждения и вымогательства».  Общая атмосфера в ходе сессии подтверждает наличие такой тенденции среди большинства депутатов — предлагать премьер-министру два варианта: изменение и удаление некоторых спорных имен и представление некоторых других блоков или избирательных округов. Либо, взять на себя ответственность за создание мини-правительства по своему выбору без чьего-либо вмешательства или шантажа. И то, что произошло 9 марта, является не чем иным, как прелюдией к возвращению правительственного состава обратно Дбейбе для пересмотра и корректировки в течение десяти дней. Тот же М.Гумим не думает, что у премьера существует готовый  альтернативный план  для парламента, считая, что  «Дбейба оказался между самоуспокоенностью и шантажом, и, лично я, не ожидал, что министерское формирование получит такое большое сопротивление со стороны Палаты представителей».

А.Х.Гука ожидает, что «Дбейба объяснит, почему он обратился к такому расширенному составу правительства, и продемонстрирует, каков будет его ответ на давление, оказываемое на него со стороны депутатов и других различных органов. Этот состав кабинета министров может быть и принят в его нынешнем виде, но, если это случится, то, не из-за уличного давления, а из-за эрозии легитимности Палаты представителей. Этот парламент лишен легитимности и не представил стране ничего с момента своего разделения, и даже до разделения, это факт, который мы никогда не можем игнорировать. Как и все государственные институты, он не смог обеспечить безопасность и защиту граждан». Со своей стороны, политический аналитик Фарадж Фаркаш считает, что, если речь идет о предоставлении вотума доверия, он не согласен с М.Гамимом, когда тот сказал, что на подготовку и внесение поправок нужно десять дней, добавив: «Я думаю, что этого не произойдет, пока не будет проведено голосование, и депутаты не будут голосовать, пока не будут внесены небольшие поправки в относительно некоторых имен.  Я получил некоторые разъяснения относительно кандидатур, о которых есть сомнения, или вокруг которых ходят слухи о коррупции или мошенничестве, таких как Халед аль-Джазви, кандидат в министры здравоохранения, и Муса аль-Макриф, кандидат на Министерство образования».

51.48MB | MySQL:101 | 0,424sec