Ливия: о предвыборных заявлениях Ф.Башаги на фоне коррупционного скандала, связанного с главой ПНЕ А.Х.Дбейбой

Действующий министр внутренних дел в Правительстве национального согласия Фатхи Башага объявил о своем намерении баллотироваться на президентских выборах, намеченных на 24 декабря, и в интервью французскому журналу Le Point рассмотрел особенности своей предвыборной программы. В ходе диалога, опубликованного французским журналом Friday, Ф.Башага представил предвыборную программу, основанную на «безопасности, единстве родины и национальном примирении», указав на ее важность для достижения стабильности, которая, по его мнению, откроет путь для международных компаний и инвесторов вернуться к работе в Ливии, особенно в области инфраструктурных проектов.

Программа Ф.Башаги также основана на «гражданстве, борьбе с коррупцией, разнообразии с точки зрения происхождения и этнической принадлежности, а также на укреплении частного сектора для замены государственного».  Что касается его позиции в отношении иностранного вмешательства в Ливию, то, если он будет избран в декабре, Ф.Башага подтвердил свою нацеленность на укрепление государственных институтов таким образом, чтобы обеспечить защиту Ливии от этого вмешательства, и заявил о своем намерении «сотрудничать со всеми на благо Ливии». «Мы понимаем, что у этих стран есть свои интересы в Ливии, и мы учтем их. Сотрудничество было бы хорошей альтернативе, чтобы избежать войн», полагает политик, добавив: «У Ливии большой потенциал … Мы позволим этим странам приехать и инвестировать в условиях полной прозрачности». Он выразил уверенность в способности объединить «конфликтующие интересы этих стран», подчеркнув, что он будет решать их на основе «взаимных интересов», и пояснил: «У меня было много успешных опытов контакта со странами, которые поддерживали Восток. Я звонил их руководству, навещал их, и у нас состоялись плодотворные беседы. Мы прояснили свою позицию по этому поводу, поэтому я назову это успехом. Мы сделали то же самое с теми, кто нас поддерживал, и с теми, кто был против нас, что придало нам уверенность и продемонстрировало нашу способность руководить».

Кроме своих политических амбиций Фатхи Башага рассказал журналистам, что он официально связался с судебными властями по поводу отчета Аудиторского бюро, и было установлено, что документ не дошел до судебной власти. В отчете, в частности, говорилось об увеличении расходов министерств и ведомств, с 869 млн динаров в 2016 году, до 2,4 млрд динаров в 2019 году, то есть на 267%.  «Мы были удивлены, — пишет Ф.Башага на своей странице в «Твиттере» 13 марта, — что отчет не был передан в судебные органы, поскольку бюро должно было быть удовлетворено такой публикацией». В четверг Аудиторское бюро в Триполи опубликовало свой годовой отчет за 2019 год, который включает «резюме наиболее важной работы бюро», заявив, что при подготовке этой работы, оно «сосредоточило внимание на чрезвычайных потребностях государства, приоритетах стабилизации, поддержки, сохранения государственных средств и на направлении задач надзора всех трех типов (финансовый, результативный, административно-правовой) на достижение промежуточных целей и представление рекомендаций и консультативных предложений стратегического измерения лицам, принимающим решения в стране». В отчете говорится, что внутренние расходы ПНС составили 2 млрд 400 млн динаров, которые являются расходами, зафиксированными в утвержденном бюджете, в дополнение к 1млрд 300 млн динаров в качестве обязательств, озвученных до 31 декабря того же года, «которые не были утверждены или проверены», по данным бюро. Бюро отметило, что эти ассигнования превышают выплаты за два предыдущих года, вместе взятых.

По странному совпадению, в эти же дни, журнал, специализирующийся на разного рода расследованиях, The Investigative, опубликовал отчет, в котором раскрыл некоторые подробности касательно обвинений в предполагаемых взятках в отношении премьер-министра ПНЕ Абдель Хамида Дбейбы и его дяди Али Дбейбы, бывшего главой Управления по инфраструктуре ЖКХ Ливии с 1989 по 2011 год. Ранее, несколько блогеров — ливийцев в Twitter и Facebook инициировали дискуссию, почему Миссия Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) выбрала именно Али Дбейбу своим делегатом. Он был одной из личностей, наиболее тесно связанных с коррупцией в эпоху М.Каддафи, и стал предметом многочисленных соответствующих статей в крупных изданиях. Расследование «Корпорации по предупреждению преступности» показало, что базирующиеся в Триполи ливийские власти полагают, что Али Дбейба мог присвоить от 6 до 7 млрд долларов, используя такие методы, как взимание чрезмерных «комиссионных» и предоставление предложений компаниям, связанным с ним, или тайно принадлежащих ему. При этом журнал добавил, что избрание Абдель Хамида Дбейбы главой ПНЕ удивило многих, так как его биография «непрозрачна». В сообщениях СМИ он часто упоминается, как бизнесмен, но неясно, каким бизнесом он занимался после получения диплома инженера в Канаде. Существуют десятилетия пустых лет, включая все 1990-е годы, прежде чем он стал главой правления Ливийской компании по развитию и инвестициям в 2006 году, заняв должность, которая была специально создана для него. Вдобавок, кажется, что Абдель Хамид Дбейба был замешан в мошенничестве с целью получения комиссионных от турецких компаний, удостоившихся «роскошных» контрактов. А.Х.Дбейба — фаворит президента Турции Р.Т.Эрдогана, который тайно встретился с ним всего через день или два после его назначения, и всем известно, что Турция, бывшая колониальная держава, имеет большое влияние в Ливии. Как считает ливийский политолог Мухаммед аль-Джарра: «Существует мнение или реальность, что Дбейба тесно связан с Анкарой на нескольких уровнях и что многие из его коммерческих интересов проходят через Турцию». The Investigative подчеркивает, что есть документы из «прошлого» Абдель Хамида Дбейбы в 1990-х годах, которые показывают комиссию в размере 107 000 долларов, выплаченную его дяде Али Дбейбе за сговор с Абдель Хамидом Дбейбой. Возможно, лучшим единичным примером коррупции Али Дбейбы является единственное доказательство, которое появилось до сих пор, и свидетельствующее о коммерческой деятельности А.Х.Дбейбы в Ливийской компании по развитию и инвестициям. В контексте работы по управлению контрактами в Управлении по развитию административных центров Али Дбейба заключил контракты с производителями офисной мебели, одним из которых была итальянская фабрика офисной мебели Faram S.p.A, которая является публичной компанией с ограниченной ответственностью в Великобритании и Италии, и все еще существует сегодня. В письме мебельного производителя от 11 марта 1994 г. на имя Абдель Хамида Дбейбы указано, что комиссия в отношении отдела контрактов Управления развития административных центров будет выплачиваться в размере 15% на банковский счет в банке Credit Suisse, в Женеве. Сообщается, что соглашение действительно до 31 декабря 1995 года, и через две недели 28 марта 1994 года итальянская компания отправила 107 000 долларов на счет Credit Suisse Bank в Швейцарии, но, вопреки естественному предположению, что этот счет принадлежит Абдель Хамиду Дбейбе, выписка из банковского счета показывает, что это счет Али Дбейбы, который отправлял с него средства на Кипр. Возможно, на Кипре использовалось не менее 16 банковских счетов и 7 компаний для предполагаемых финансовых преступлений. Таким образом, Абдель Хамид Дбейба вступил в сговор с собственным дядей Али и итальянской компанией, чтобы скрыть выплату взятки в Управлении по развитию административных центров. Но 107 000 долларов, которые были переведены на личный счет Али Дбейбы, были просто мелочью. Внутренние бумаги компании из Лихтенштейна, в которой Али Дбейба частично контролировал по крайней мере 5,2 млрд платежей проведенных Faram S.p.A. за период с 1996 по 1998 год, показывают, что комиссионные выплачивались по ставке 20%, и это составляет около 3 млн долларов США комиссионных, которые итальянцы заплатили за сотни контрактов, которые Али Дбейба заключил на протяжении многих лет. И это только по мебельной теме. Вот откуда появляется возможность купить должность ливийского премьер-министра для своего родственника. Вопрос, который по мнению The Investigative   стоит перед ливийцами, заключается в том, должны ли эти люди руководить своей страной, и вопрос также в том, кто должен управлять Ливией? Это Абдель Хамид Дбейба? Это его родственник, Али Дбейба?. Это Турция или это деньги?

В данном случае, предположим, что ливийцам виднее, кто ими должен править, хотя роль денег, особенно, больших, в политике, как и в войне, всегда превалирует. Этот пример, на наш взгляд, еще раз наглядно демонстрирует прочность финансово-экономических связей и уровень развития навыков мисуратского клана, его связей, в данном случае, с Италией, а есть еще и Турция. И еще раз повторимся, ничего и близко подобного в отношениях с РФ не существует, в том числе, потому что у РФ нет таких компаний и таких предложений, какие есть в Италии, и у той же Faram S.p.A.

Что касается демарша Ф.Башаги и его декларирования его планов на выборы в декабре, то, это вполне ожидаемые действия. Мисуратский клан не является цельным монолитом, он предпочтительнее выглядит на фоне остальных ливийский «партий», но в нем также может идти борьба за влияние и внутренние интриги. Подобных шагов следует ожидать еще от многих ливийских политиков, и не только из Мисураты.

51.87MB | MySQL:101 | 0,351sec