К вопросу об интервью посла США в Турции и «Нового старта» для турецко-американских отношений. Часть 3

С момента прихода ко власти в США нового президента Джо Байдена, до сих пор, не было телефонного разговора между ним и президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Этот факт создает в Турции атмосферу неопределенности по одному из ключевых направлений её внешней политики, поскольку США воспринимается в качестве возможной «тыловой поддержки» действиям Турции. При этом, заметно, что Турция настойчиво пытается «перебирать» ключи к «замку» американской Администрации в поисках её «болей».

В конце концов, когда тема телефонного звонка Джо Байдена президенту Реджепу Тайипу Эрдогану была уже «выпита до дна», публика к ней утратила всякий интерес, а турецкие обозреватели заговорили в том духе, что «какая разница, звонит или не звонит американский президент – жизнь продолжается», чрезвычайный и полномочный посол США в Турции Дэвид Саттерфилд 18 марта с.г. провел встречу с турецкой прессой.

На этой встрече, так получилось, он, вместо «сонного Джо», очертил американо-турецкую повестку и, по принципиальным вопросам, обозначил позицию американской стороны. Разумеется, его выступление начиналось со слов о «стратегичности и образцовости» турецко-американских отношений, ни много ни мало. И о том, что «другие определения» для этих отношений «не приемлемы».

При этом, американский посол подчеркнул наличие между двумя странами, по целому ряду вопросов, разных взглядов и подходов. Однако, как он отметил, эти различия не должны травмировать двусторонние отношения. Дэвид Саттерфилд отметил, что они, как американская сторона, заинтересованы в том, чтобы укреплять двусторонние отношения на базе позитивной повестки дня, взаимного доверия и взаимопонимания.

Отдельно, американский посол отметил желание, вывести торгово-экономические отношения между двумя странами на более высокий уровень. Как указал Дэвид Саттерфилд, США всегда испытывали «доверие к фундаментальной прочности турецкой экономики».

Тот факт, что интервью было дано чрезвычайным и полномочным послом США накануне Саммита ЕС (пройдет 24 – 25 марта с.г.), сделал практически неминуемым его высказывания относительно предстоящего мероприятия. Напомним, что, с некоторых пор, точнее с тех пор, как Турция резко активизировалась в Средиземном и Эгейском морях в плане разведки месторождений энергоносителей, встретив там противодействие со стороны Греции и Республики Кипр, чуть ли не каждый Саммит ЕС имеет для Турции критическое значение. Главным вопросом, разумеется, является тот, удастся ли Турции, проводящей проактивную политику в регионе, избежать по отношению к себе значимых, болезненных санкций.

Разумеется, в турецко-европейских отношениях перманентно присутствует вопрос беженцев, которые числом приблизительно 4 млн обосновались на территории Турции. Из них – около 3,7 млн человек из Сирии. 18 марта исполнилось ровно 5 лет с момента подписания соглашения. И многие в Турции и даже в Европе заговорили о том, что это соглашение необходимо подвергнуть ревизии. Турцию не устраивает то, что обещанных ей 6 млрд евро страна так и не получила. От силы ею была получена половина этой суммы.

На недавно проведенной тематической турецко-европейской конференции, организованной главным мозговым центром Турции Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), высказывающиеся там европейцы отметили, что не отвечает европейским стандартам и идеалам та практика, которую все чаще начинают принимать в ряде европейских стран. Эта практика «pushing back», то есть, выталкивания мигрантов назад, по словам этих докладчиков, является недопустимой. И к этому даже не следует привыкать, перенимая, в этом смысле, негативные практики Австралии и США эпохи Дональда рампа (к слову сказать, здесь докладчики заметили, что при Джо Байдене практики «правильного» обращения к мигрантам ещё не вернулись в прежнее русло, что демонстрирует то, как быстро «негативные практики» прорастают и как сложно они искореняются потом – И.С.).

Так что, как заметили докладчики, то самое Брюссельское соглашение, которые они охарактеризовали исключительно положительно, вкупе и с деятельностью А. Меркель, которая его в одиночку «пробивала», нуждается в 2021 году в ревизии. Разумеется, в ходе мероприятия не звучало ни слова про «позорность», по мнению многих, этого соглашения. Напротив, высказывания были одновременно и комплиментарные, и выдержанные в том духе, что соглашение это является необходимым для того, чтобы справиться с нынешним продолжающимся кризисом. Разумеется, ключевая роль в новом соглашении вновь будет принадлежать Турции.

Но, при этом, Европа не может не понимать, что у Турции есть свои интересы и ожидания, которые она открыто транслирует. Разумеется, Турция хочет решения, с учетом своих интересов, проблемы раздела месторождений энергоносителей Восточного Средиземноморья. Введение санкций по отношению к стране даже не рассматривается. А, кроме того, Турции давно обещаны либерализация въезда её граждан в ЕС, вкупе с ревизией Соглашения о Таможенном союзе Турция – ЕС. Эти обещания, вплоть до настоящего времени, оказываются так и не выполненными.

Разумеется, США умеют быть щедрыми за чужой счет, с готовностью рассуждая на тему предстоящего Саммита ЕС и турецкой повестки в нем. Вот что по этому поводу заявил американский посол Дэвид Саттерфилд.

В частности, американский посол выразил удовлетворение в связи с продолжающимися консультациями между Турцией и Грецией. Как подчеркнул глава американской дипломатии, они пытаются придать «смелости» сторонам для урегулирования проблемы Восточного Средиземноморья.

Цитируем:

«Встреча Дендиаса и Чавушоглу тоже радует. Нельзя сказать, что все проблемы будут решены. 62-е или 63-е заседание в стадии реализации. Это — сложный процесс, но переговоры за столом — намного лучше и позитивнее конфронтации. Эти шаги приветствуются как США, так и ЕС».

Тут, конечно, достаточно загадочно высказывание по поводу «придания смелости сторонам». Тут либо США поддерживают одну сторону, либо другую. Либо острова приравниваются к материкам при определении исключительной экономической зоны, либо нет. Либо при этом США оказываются на стороне Греции и Кипра, либо – на стороне Турции. Ну, то есть, мы наблюдаем пустое высказывание Дэвида Саттерфилда. Допустим, ЕС на этот счет высказывается куда как более определенно: они держат сторону своих членов – Греции и Кипра.

Это как в ежегодном обращении к армянам использовать не то слово, которое они ожидает от американского руководства, а что-нибудь вроде «большой драмы» на армянском языке. Чтобы только Турция этого не услышала. Кстати – впереди ещё 24 апреля, когда «сонному Джо» предстоит проснуться и высказаться и по этому поводу тоже. Либо следовать в духе создавшейся до него практики, либо же его кого-нибудь назвать «убийцами».

В общем, поговорив о предстоящем Саммите ЕС и о диалоге между Турцией и Грецией, за которые Дэвид Саттерфилд похвалил, обнадежил и т.д. он перешел к привычному уже делу американских Администраций в отношении Турции – то есть, к угрозам. Разумеется, из-за покупки последними С-400.

Процитируем американского посла в Анкаре:

«Мы не против диалога и прояснения ситуации. Однако, здесь мы говорим не о личной, а полностью о законодательной необходимости. В качестве правительства США, с конца января, в вопросе возможного решения, мы оказались в новых рамках. Закон о бюджете США на 2021 год требует, чтобы у Турции не было бы С-400. Я хочу это подчеркнуть. Это – не ситуация, которую можно решить чувствительными или умными методами. Потому что ситуация – юридическая. Есть американские законы, за которые мы должны отчитаться перед Конгрессом».

Пользуясь случаем, передаем приветы тем, кто считает, что только в России установлен примат национального законодательства над международным и продолжаем:

«У Турции есть нечто, что она хочет увидеть от США: к примеру, программа F-35 и закупки The Patriot (далеко не все и даже не самое главное – И.С.). Все это обсуждаемо, однако, все это зависит от наличия С-400. То есть, С-400 – это одно из условий (ну, то есть, есть ещё и другие – И.С.). Мы должны быть в состоянии заявить, что у Турции на руках нет С-400. Потому что, при любом решении, мы должны действовать в соответствии с законами США. Мы — по другую сторону проблемы совместимости с F-35. Я говорю открыто: причина, запустившая санкции CAATSA (Закон о противостоянии противникам Америки посредством санкций – И.С.) – это обладание С-400».

И далее, коль скоро уж ведутся российско-турецкие переговоры по второй поставке систем С-400, американский посол решил предупредить и эту ситуацию: «В случае осуществления новых закупок будут крайне серьезные последствия. От ограниченных практик первых санкций, будут предприняты более эффективные шаги. В этой ситуации, даже если исполнительная власть не предпримет шагов, Конгресс сделает быстрый шаг».

Итак, если резюмировать все сказанное выше американским послом и ранее в этом материале, то, в сухом остатке, получится, что дорога к нормальному диалогу с Турцией, по мнению новой американской администрации Джо Байдена, к тому, чтобы решать любой вопрос из тех, что стоят на повестке дня двусторонних отношений между Турцией и США лежит через отказ Турции от приобретенных С-400. Правильнее было бы выразиться, что Турция должна от них избавиться и забыть. Тупиковая постановка вопроса в диалоге, который, как мы уже сказали, и не начинается вовсе на фоне молчания президента Джо Байдена.

Поскольку, совершенно очевидно, что для Турции С-400 – это уже больше, чем С-400, если сделать перефраз известного выражения. С-400 – это символ турецкого суверенитета и уже не только в глазах турецкого руководства и уже и турецкого населения. И даже если, по какой-то неведомой причине, турецкое руководство на этот отказ пойдет, то оно сразу потеряет уйму очков внутри страны и за её пределами. Она сразу потеряет массу контрагентов из России и из США. Но это, вряд ли, случится с учетом того, какие оценки даются в Турции американским властям. О чем мы уже, собственно сказали выше.

55.87MB | MySQL:106 | 0,482sec