Об угрозе продовольственного кризиса в Ливане

В марте 2021 года продолжает раскручиваться спираль продовольственного кризиса в Ливане: по данным Всемирнго банка, Бейрут окончательно установил печальный рекорд по наиболее высокому уровню продовольственных цен в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Всемирный банк провел исследование динамики продовольственных цен по пяти основных категориям продукции в 19 странах ближневосточного региона, включая фрукты, мясную продукцию, молочную продукцию, овощи и карбогидраты. Ливан оказался «лидером» по уровню цен наряду с Сирией и  Джибути. Например, в категории свежей и замороженной мясной продуции прирост цен в Ливане за последний год был втрое выше чем в среднем в остальных странах региона в этой категории. В среднем на 60-70% выросли цены на яйца, картофель, курицу и фрукты.

Разумеется, продовольственный кризис в Ливане – лишь составная часть более системного сбоя в национальном социально-экономическом развитии. Страну сегодня потрясает один из мощнейших экономических кризисов. Некоторые наиболее оголтелые местные средства массовой информации поспешнили назвать это «началом голодной революции». Все это происходит в раннем преддверии запуска новой политической кампании по выборам в национальный парламент в мае 2022 года.

Если оценивать ситуацию трезвым взглядом, финансовое положение Ливана действительно сложное. Курс ливанской лиры составлял до пандемии 9 тысяч лир за доллар, а в марте перевалил психологическую отметку в 15 тысяч лир в марте этого года. В стране ощущается дефицит продовольствия и многие ритейлеры ведут сдерживающую политику и закрывают торговлю. На фоне эскалирующей девальвации национальной валюты продовольственные цены в начале 2021 года выросли на 400% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Еще в августе 2020 года ООН оценила общую долю бедного населения Ливана в 55%,  при этом крайняя нищета превысила порог в 23%.

Что касается совокупности причин продовольственного кризиса в Ливане – то они лежат на поверхности. Здесь и внутриполитический кризис, связанный в том числе с амбициями «Хизбаллы» и стоящего за ней Ирана, и неурегулированный вопрос с сирийскими беженцами, и трагический взрыв в ливанском порту летом прошлого года. Ко всему добавляется коррупция и неэффективность системы управления и связанная с этим причина заморозки инвестиционной и финансовой помощи от западных доноров.

Однако, ко всему этому прибавляется в первую очередь воздействие пандемии коронавируса, которая оказывает сильное негативное воздействие на мировую торговлю и устойчивость продовольственных цепочек,  что служит чувствительным триггером продовольственного кризиса в Ливане. C апреля прошлого года ливанское правительство вводит поочередные локдауны, основная задача которых – сократить нагрузку на и без того уязвимую систему здравоохранения в стране, с учетом ограниченности больничных койко-мест и медикаментов. Пятый и пока самый продолжительный такого рода локдаун был введен с января до середины февраля, после чего началось постепенное ослабление и стабилизация. Такого рода меры очень сильно ударили по частному бизнесу в продовольственном секторе и создавали периодический ажиотаж вокруг продовольствия и его доступности, в том числе экономической. В феврале начались первые поставки вакцин «Пфайзер» в страну (90 тысяч доз), и запланированы уже закупки других вакцин, включая российскую «Спутник V». Всемирный банк ассигновал около 40 млн долларов на вакцинацию в Ливане. Однако ясно, что до полной или хотя бы частичной вакцинации пока далеко, и соответственно следует ожидать продолжения ограничительных мер в экономике, включая локдауны и ограничение работы аэропортов и других транспортных узлов, что будет в свою очередь создавать новый ажиотажный спрос на продовольственном рынке.

Тепрь что касается последствий. Очевидно, тема продовольственной безопасности станет одним из ключевых сюжетов в стартовавшей уже по сути кампании по выборам в национальный парламент весной 2022 года. Вокруг этой темы развернется нешуточная политическая борьба. Ряд оппозиционных сил, оставшихся сегодня за орбитой политического истеблишмента, намерены использовать продовольственную повестку для реванша. В частности правая христианская партия «Катаиб» как наиболее одиозный противник «Хизбаллы» и сил проиранского влияния, прямо выступает в поддержку мер по активизации мировой торговли и опоры на диверсификацию поставок продовольствия из различных стран.

С другой стороны, практически все политические силы Ливана, включая самых прозападных, прекрасно понимают, что продовольственную проблемы придется решать самим. С учетом фактора пандемии, международное сообщество в лице доноров и инвесторов явно дало понять Бейруту что нужно спасать ситуацию самостоятельно. Решения  — в руках ливанского народа и представляющего его интересы правительства, которому и предстоит выработать новую бизнес-модель, чтобы избежать пустых прилавков и образования дефицита продовольствия в стране.

Прогноз на 2021 год неблагоприятный. Симптоматично, что выпущенный в марте новый аналитический доклад Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) впервые пожалуй поставил Ливан на одну позицию с Йеменом и Сирией, прогнозируя во всех трех странах дальнейшее ухудшение экономической ситуации на фоне девальвации валюты и галопирующей инфляции. Аналитики допускают вероятность очередного сокращения покупательской способности и базовых средств к существованию среди широких слоев ливанцев и сирийских беженцев. Прогноз социальных протестов и массовых гражданских беспорядков оценивается экспертами ООН как весьма высокий.

55.82MB | MySQL:105 | 0,482sec