Дискриминация этнических меньшинств в Иране

В Иране все знают имя Голам-Али  Хаддада Аделя. Много лет он занимал пост спикера парламента. Но этот политик известен в стране  и как видный лингвист, стоявший по главе Академии персидского языка и литературы (Фархангестан) еще до ухода в законодательный орган власти. И вот в середине марта он был вновь указом президента назначен на 4 года на должность руководителя  Фархангестана. Однако многие СМИ, особенно в иранских регионах проживания этнических меньшинств, назвали Хаддада Аделя  «душителем неперсидских языков Ирана». Такой «ярлык» объясняется тем, что одновременно с деятельностью по развития персидского языка и литературы, Фархангестан  работает в направлении «уничтожения культуры и языков неперсидских этносов страны, на благо этнического, культурного и языкового нивелирования в Иране». Именно эта структура  является одним из центров, играющих решающую роль в запрете преподавания и использования  неперсидских языков Ирана. Как раз из недр этой Академии вышел закон о воспрещении наречения детей этнических меньшинств тюркскими именами. На основании инструкций и решений этой структуры органы записи актов гражданского состояния отказываются выдавать свидетельства о рождении азербайджанским детям, родители которых хотели бы дать им национальные имена. Хаддад Адель как глава Фархангестана  является для многих в ИРИ символом расизма в сфере фарси.  Он неоднократно позволял себе великодержавные нападки на неперсидские языки Ирана.

Отметим, что действующая в Иране Конституция имеет специальную статью об официальном языке в стране. В ней говорится, что официальным и общим языком и алфавитом для иранского народа является персидский язык и персидский алфавит. «Официальные документы и тексты, официальная переписка и учебники должны быть написаны на этом языке этим алфавитом, однако местные национальные языки могут свободно использоваться наряду с персидским языком в прессе и иных средствах массовой информации, а также для преподавания национальных литератур в школах». Статья, на самом деле, не дает однозначного ответа на то, может ли вестись образование на языках национальных меньшинств. Вот почему ее и трактуют в ИРИ   как в разрешительном плане, так и запретительном. Но чаще — как налагающую запрет на получение образования на родном языке этнических меньшинств. Ясно, что использование только фарси в сфере образования создает ему  односторонние преимущества, ибо нацменьшинства лишены возможности учиться на родных языках.

Все годы развития Ирана в рамках исламского режима проблема развития обучения на языках национальных меньшинств находится в центре общественного внимания. Ее обсуждают и функционеры режима, понимая, что данный вопрос серьезным образом беспокоит меньшинства, выступающие время от времени с требованиями введения школьного образования на их родном языке, полагая, что в противном случае  всем другим языкам, кроме фарси, грозит деградация.  В июле 2018 г. это в очередной раз подтвердил министр просвещения Ирана Сеййед Мохаммад Батхаи, сказавший, что нельзя вести преподавание и разговаривать на языках меньшинств в иранских школах. В некоторых регионах Ирана, продолжил министр, заметны попытки ввести школьное обучение на языках национальных меньшинств страны. «Местные языки надо учить дома, а в школах дети должны овладевать официальным языком страны, которым и является фарси». Преподавание на фарси Батхаи назвал красной чертой исламского режима, отметив, что школьное образование на местных языках опасно и поэтому невозможно. Однако, как известный факт, можно привести пример широкого функционирования азербайджанского языка в качестве официального государственного в недолгий период существования широкой автономии в Иранском Азербайджане в 1945-1946 гг.

         В своем посте в Инстаграмме иранско-азербайджанский режиссер Исмаил Монсаф считает разновидностью расизма и то, что в Иране азербайджанцы, курды, арабы и другие национальные меньшинства не могут учиться на своем родном языке. «Встает вопрос о том, насколько равны в Иране между собой шииты, сунниты, зороастрийцы, бахаи, христиане, евреи?».  Как написал режиссер, на самом деле, существует иранская разновидность расизма. Как следует из его поста, когда в прошлом году убили чернокожего в Соединенных Штатах,  многие иранцы протестовали против этого рецидива расизма, что, разумеется, совершенно правильно, ибо любое расовое неравенство должно быть осуждено. «Но думали ли мы, что расистское поведение распространено и в Иране в различных формах в течение многих лет» Режиссер считает расистским такой распространенный в Иране феномен, когда унижают и высмеивают разные живущие в стране национальности. «Когда мы хотим сказать, что человек чего-то не понимает, мы говорим,  что это туповатый азербайджанец. Или лур. Что это как не грязное расистское поведение? Разве это не расизм, когда мы используем слово «афганец», чтобы оскорблять друг друга?». И.Монсаф считает расизмом насмешки над всеми другими неперсидскими  языками и диалектами в Иране.

Отметим, что автор этого поста И.Монсаф — одна из жертв иранского расизма и антиазербайджанских настроений в иранском обществе. Его фильмы, снятые на родном языке, не раз отклонялись организаторами местных кинофестивалей, им не давали разрешение на прокат даже в кинотеатрах азербайджаноязычных регионов ИРИ. При этом учтем, что азербайджанцы являются крупнейшим этническим меньшинство в стране, численность которого колеблется по разным оценкам от 16 до 25 миллионов человек.

Вот еще один пример такого рода.  Союз фотографов и компьютерной графики г. Маранд  в азербайджаноязычном регионе Ирана  наложил запрет на печать календаря и праздничных новогодних постеров на азербайджанском языке. При этом был использован такой аргумент, что  азербайджанский язык является «угрозой для территориальной целостности Ирана». Ранее иранские азербайджанцы высказали Совету  свой протест в этой связи. Протест был широко распространен в течение короткого времени в социальных сетях, где появилось много постов. Этот протест имел отражение и в местных и зарубежных СМИ, что вынудило Управление культуры и и исламского образования провинции Восточный Азербайджан  вмешаться и  дать указание на печатание. Следует отметить, что в некоторых городах азербайджаноязычных  провинций Ирана сильные позиции занимают государственные структуры, препятствующие развитию и использованию азербайджанского языка.

При этом на государственном же уровне распространены случаи унижения и дискредитации этого этноса. Вот наглядный пример такого рода. Недавно выпущенный  учебник  фарси для третьего класса начальной школы в Иране вызвал негативную реакцию иранских азербайджанцев. В этом учебнике на обложке помещены изображения всех национальностей, проживающих в Иране. Каждая из них облачена в местную национальную одежду и под каждым рисунком написано название национальности. Но костюм иранских азербайджанцев не включен в эту картину. «Это сделано намеренно, чтобы отрицать присутствие  такого этноса в Иране», — написал интернетсайт gunaz.tv/fa.   Как пишут СМИ, иранское правительство систематически нагнетает расизм в обществе.  Чем, как не расизмом, можно объяснить такой факт: государственный телеканал передал в эфир очередной выпуск популярной детской юмористической передачи «Фитиль», где один из персонажей  — этнический азербайджанец,  чистил зубы туалетным ёршиком, а ведущий приговаривал при этом, что «азербайджанские дети пахнут очень плохо,  и путают зубную щетку с туалетной». Как реакция,  на улицы многих городов, особенно – Иранского Азербайджана, вышли массы демонстрантов, протестуя  против вспышек великодержавного иранского шовинизма, направленного против этнических меньшинств страны.  Как проявление реакции государственных структур ИРИ, трансляция этой телепрограммы был закрыта, что показало, что государство считает необходимым отмежеваться от таких проявлений. Достаточно примеров того, что  азербайджанцев унижают, а их историю и идентичность искажают. Так, на стадионах Тегерана лозунг «Смерть туркам!» (Турк, торк – одно из названий иранских азербайджанцев)  стал  одним из главных лозунгов фарсиязычных болельщиков.

На таком фоне растет гражданская активность  населения азербайджаноязычных  провинций страны. Так, организация «Азербайджанская гражданская ассоциация»  выступила с инициативой ввести региональный праздник под названием «Национальный  день озера Урумие». Это озеро, испытывающее в последние годы серьезные экологические проблемы,  является одном из национальных символов иранских азербайджанцев.  Ассоциация объявила, что в течение последних лет губернатор  провинции Западный Азербайджан  Мохаммад Мехди Шахрияри откладывает окончательное утверждение 6 марта как «Национального дня озера Урумие» . Ранее, в соответствии с соглашением, достигнутым между участниками кампании Национального дня озера Урумие и соответствующими официальными лицами, было решено, что 6 марта будет объявлено «Национальным днем ​​озера Урумие». «Азербайджанская гражданская ассоциация»  предупредила, что если официальные лица провинции не утвердят этот праздник  в предложенном качестве, регион охватят митинги протеста, и ответственность за последствия будет нести губернатор Западного Азербайджана. В амках кампании «Национальный день озера Урумие» было опубликовано заявление, в котором было объявлено, что иранские официальные лица избегают этого в течение почти двух лет, несмотря на их обещания назвать 6 марта «Национальным днем ​​озера Урумие». В выпущенном по этому поводу обращении говорится, что Ассоциация будет продолжать борьбу, считая этот вопрос одним из приоритетов своего национального движения. В том, что вопрос не решается длительное время, Ассоциация видит проявление недоброжелательности по отношению к местному населению.

Как отмечают СМИ, в последние годы усилилось давление на азербайджанских гражданских активистов в Ардебиле и других городах Иранского Азербайджана. Сейчас в Центральной тюрьме Ардебиля находятся в заключении такие гражданские активисты-азербайджанцы как Реза Васеги, Аббас Лисани, Али Васеги, Юсеф Кари и Мехрдад Шейхи. 9 марта 2021 г. под залог в размере 50 миллионов туманов был освобожден из заключения в тюрьме Ардебиля Саман Бидар, национальный гражданский активист из провинции Западный Азербайджан. На предварительном этапе судебного процесса ему было предъявлено обвинение в «пропаганде против Исламской Республики Иран».  В феврале 2021 г. в 28 отделение Революционного суда Тегерана было передано дело Мехди Салими, писателя, переводчика и исследователя из Иранского Азербайджана. М.Салими было предъявлено обвинение в «пропагандистской деятельности против режима, заговоре против безопасности страны и оскорблении святости».  Вначале после ареста его держали для допроса в течение 15 дней в одиночной камере в следственном изоляторе Министерства  безопасности, в здании той же тюрьмы, а затем, как он сообщил своей семье, его перевели в камеру на несколько человек.  М.Салими до ареста проживал в Тегеране, известен как писатель, пишущий  на азербайджанском языке. Такие факты проявления дискриминации и давления на этнические меньшинства имеют своим следствием усиление сепаратистских настроений в иранском обществе и подрывают национальную безопасность в стране.

55.89MB | MySQL:105 | 0,548sec