Влияние блокировки Суэцкого канала на интересы Израиля

Парализованное входящим в число крупнейших в мире контейнеровозов Ever Given судоходство в Суэцком канале отразилось, кажется, на всех участниках международной торговли. Эксперты, прежде всего экономисты, предсказывают затяжные последствия блокировки одного из ключевых торговых маршрутов в том, что касается срыва поставок, и без того ранее пострадавших от пандемии. Израиль не является исключением из данной практики. Впрочем, есть мнение, что сложившаяся ситуация, наглядно продемонстрировавшая уязвимость указанного транспортного коридора, способна принести ближневосточной стране и ряд стратегических преимуществ.

В начале текущей недели израильское экономическое издание Globes опубликовало материал А.Барката и Д. Бен Гедалияху, в котором утверждается, что «пробка» в Суэцком канале может стимулировать развитие крупных инфраструктурных проектов, направленных на то, чтобы соединить Красное и Средиземное моря[i]. Речь идет о трех масштабных инициативах. Первая из них представляет собой трубопровод Эйлат-Ашкелон,  первоначально построенный для транспортировки нефти еще из шахского Ирана через Израиль европейским потребителям. На волне нормализации этот проект заинтересовал представителей ОАЭ, которые в конце прошлого года подписали с израильской компанией EAPC (Euro-Asia Pipeline Co.) предварительное соглашение. Предполагается, что успешная реализация данной инициативы сможет снизить нагрузку Суэцкого канала на 13-16 %.

Два других проекта связаны с железными дорогами. Речь идет о застарелой идее связать высокоскоростной пассажирской и грузовой линией порты Ашдода и Эйлата. Этот проект авторы статьи Globes связывают с началом прошлого десятилетия, хотя подобные мысли высказывались еще с конца 1960-х середины 1970-х гг., когда на юге Израиля стало развиваться производство, а Шестидневная война продемонстрировала опасность зависимости от Суэцкого канала и Египта. Также в списке потенциальных альтернатив заблокированному каналу фигурирует железнодорожная ветка от Хайфского до Персидского залива. Последняя идея, также часто встречающаяся в материалах Globes последнего времени, сопряжена с проектом строительства глубоководного порта Эйлат-Акаба. Он должен способствовать наращиванию экспортного потенциала Иордании и Израиля, а основным спонсором воплощения приведенных инициатив видится ОАЭ. Помимо этого стороны рассчитывали привлечь средства международных финансовых институтов, но пока эти попытки успехом не увенчались.

Материал Globes, как кажется, представляет большой интерес, однако не столько в связи с блокировкой Суэцкого канала, сколько в том, что касается актуальных региональных и глобальных процессов, прежде всего, нормализации между Израилем и умеренными региональными режимами, а также ростом китайского присутствия на Большом Ближнем Востоке, в том числе через реализацию инициативы «Один пояс, один путь». Здесь следует подчеркнуть, что по сути издание опубликовало две статьи на названную тему в англоязычной[ii] и ивритоязычной версии. При этом последняя существенно более объемная, поскольку включает в себя множество деталей. Среди них, во-первых, то, что информацию о потенциальных израильских преференциях от срыва судоходства в Суэцком канале обнародовала традиционно враждебная к еврейскому государству Al Jazeera, а значит противники страны всерьез опасаются последствий от крупных инициатив, которые способны реализовать Иерусалим и его партнеры по сближению, прежде всего в Персидском заливе. Во-вторых, журналисты подчеркивают, что если описанные ими проекты не будут воплощены, то этим может воспользоваться Иран, который также стремится развивать свою привлекательность, в том числе для Китая, который прокладывает в регионе транспортные сети. Другими словами у антииранского альянса в регионе, судя из статьи, есть и экономические обоснования, что потенциально делает и союз Израиля с умеренными режимами более прочным.

В-третьих, в ивритоязычной статье говорится о беспокойстве Египта, который может потерять от перехода части поставок на новые маршруты. В политическом смысле подобная риторика может восприниматься элементом сдерживания Каира от вероятных антиизраильских действий или настроений, поскольку он наряду с Амманом более не уникален в том, что касается поддержания официальных контактов с Иерусалимом и только самого по себе этого факта не достаточно для того, чтобы получать с израильской стороны какие-либо преимущества. В упоминавшемся выше более широком контексте материалов Globes есть место и Иордании. Ей предлагается задуматься о реализации совместных инициатив, например, в области модернизации портового хозяйства, что в свою очередь, способно позитивно отразиться на политической сфере. Впрочем, вспоминая опыт «Канала двух морей», не стоит исключать и обратный эффект.

Вопрос о Китае имеет особое значение и затрагивает более широкий спектр тем, нежели связи Пекина с Тегераном. Так, проект высокоскоростной железной дороги Эйлат-Ашкелон не просто существует давно и не реализуется в силу нехватки у израильского правительства собственных средств. Некогда Иерусалим пытался воплотить этот план вместе с Китаем, даже было подписано соглашение о намерениях, однако затем  контакты зашли в тупик, в том числе потому, что китайский подрядчик был замечен в прокладке железнодорожного маршрута в Иране. Любопытно, но в нынешних условиях под воздействием различных факторов от политики США до укрепления связей с арабским миром, КНР начинает восприниматься Израилем и как конкурент, в том числе в области торговых маршрутов. Ставка на ОАЭ в области крупных инфраструктурных проектов, рассмотренных Globes, во многом это доказывает. Впрочем, давление Вашингтона здесь далеко не решающий фактор. Пекин сам не продемонстрировал заинтересованности в новых инициативах в портах  или железнодорожном строительстве, чем заставляет Иерусалим искать других партнеров.

Если все же вернуться к кризису в Суэцком канале, то следует отметить ряд касающихся Израиля деталей. С одной стороны, государство ожидают издержки, связанные с нарушением сроков поставки грузов. Это по цепочке приведет к росту цен на товары, прежде всего, сырье, которое доставлялись через Суэцкий канал. Прогнозируемое подорожание, как ожидается, может составить порядка 10%, что особенно ощутимо, учитывая все ранее понесенные потери в связи с экономическим эффектом COVID-19 на мировую торговлю. С другой стороны, обозреватель Makor Rishon Н.Амир, специализирующийся на проблемах безопасности,  в отличие от коллег из Globes в отношениях Израиля с Египтом на фоне сбоя судоходства видит не потенциальные трудности ввиду конкурирующих проектов транспортных коридоров, а шанс на укрепление связей в области стратегических исследований и дипломатии[iii]. Другими словами, государство, имеющее ставку на инновации в экономике в сочетании с большим опытом аналитики, касающейся разного рода угроз, может предложить соседу пути решения и предотвращения подобных кризисов, тем самым укрепив стабильность на собственных границах.

В целом блокировка Суэцкого канала является для Израиля серьезным стимулом проработки как стратегии своего инфраструктурного развития с участием иностранных партнеров, так и вопросов, затрагивающих сферы дипломатии и безопасности. Эти направления, в свою очередь, способны превратиться в катализаторы сотрудничества с новыми и старыми партнерами по региону. В том, что касается внерегиональных игроков, прежде всего КНР, наоборот, появляются сигналы растущей в стране осторожности. И возникают эти настроения не столько под давлением США, сколько в связи с собственной политикой китайской стороны.

Если принять во внимание то, что Россию и Китай израильские эксперты в долгосрочной перспективе также нередко называют конкурентами, в том числе в регионе Ближнего Востока, при этом отмечая, что в экономическом и инфраструктурном плане у Пекина больше опыта и ресурсов, то сложившаяся ситуация и реакция на нее в Израиле могла бы быть использована российской стороной. Москва, как кажется, до сих пор находится под воздействием неудач в газовой сфере, когда добыча на израильском шельфе оказалась сосредоточена в руках американо-израильского консорциума. Вместе с тем существующие израильские инициативы несут в себе перспективы для вовлечения иностранных партнеров, и тут стоит вспомнить, что около 10 лет назад Китай говорил о возможностях привлечении России к строительству железной дороги Ашкелон-Эйлат.

[i] Здесь и далее, если не указано обратное, статья приводится по: Ben Gedalyahu D., Barkat A. Giant Ship is pulled from the Canal: That is how Israel can become the biggest beneficiary of the case (In Heb.) // Globes. 29.03.2021. URL: https://www.globes.co.il/news/article.aspx?did=1001365635

[ii] Ben Gedalyahu D. Suez blockage puts Red-Med projects high on Agenda //Globes. 29.03.2021. URL: URL: https://www.globes.co.il/en/article-suez-blockage-boosts-red-sea-mediterranean-projects-1001365633

[iii] Amir N. Traffic Jam on the Suez Canal: not just a problem of ships (In Heb.) // Makor Rishon. 30.03.2021. URL: https://www.makorrishon.co.il/news/331161/

55.82MB | MySQL:105 | 0,475sec