К вопросу о саммите ЕС и турецко-европейских отношениях. Часть 2

Турецко-европейские отношения переживают непростые времена. Можно сказать, что, к настоящему времени, из повестки дня между ЕС и Турецкой Республикой начисто исчез вопрос о членстве турок в этом наднациональном объединении. Более того, в подвешенном состоянии оказалась ревизия сторонами Соглашения о таможенном союзе и о безвизовом режиме для турецких граждан, пребывающих в Европу. Можно сказать, что эти вопросы – это главные стимулы политического сотрудничества между Турцией и ЕС (с турецкой стороны), которые либо серьезно ослабли, либо исчезли вовсе.

Продолжаем разбираться с турецко-европейской повесткой по следам Саммита ЕС в Брюсселе. Как мы успели убедиться (см. Часть 1 публикации), между Турцией и Европой, в политическом смысле, не так уж и много вопросов, где наблюдается единство во взглядах. Главным козырем Турции, который она, очевидным образом, пытается разыграть в отношениях между является тема мигрантов.

Это, вне всякого сомнения, главная «политическая боль», которая обуславливает ЕС быть по отношению к Турции хотя бы просто «вежливыми», не скатываться окончательно в антитурецкую риторику и не вводить против Турции политических и экономических санкций, переходя грань от угроз к практической их реализации.

А Турция дает к таким действиям по отношению к себе очевидный повод. Речь, разумеется, идет о концепции страны «Синяя Родина», а также о тех действиях, которые предпринимаются Турцией в практическую реализацию её постулатов в части прочерчивания границ своей исключительной экономической зоны.

Эти постулаты приводят к прямым расхождениям между Турцией и Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК) и Грецией и Республикой Кипр. Тяжелые дипломатические баталии между Турцией и ЕС, на настоящее время, привели к тому, что Турция пока прекратила свою деятельность в регионе Восточного Средиземноморья и проводит многораундовые консультации с Грецией. Пока они не привели ни к какому результату и сложно, на настоящее время, предположить себе сценарий, при котором они могут привести, однако, похоже, что в ЕС искренне полагают, что «диалог – лучше, чем «недиалог»».

Да и чрезвычайный и полномочный посол США в Турции Дэвид Саттерфилд две недели назад положительно отозвался о том, что турецко-греческие разногласия стороны пытаются урегулировать за столом переговоров. Хотя и надо признать, что в вопросе Восточного Средиземноморья США не поддерживает Турцию в её споре с Грецией.

И, вряд ли, столь ожидаемый телефонный разговор между президентами Джо Байденом и Реджепом Тайипом Эрдоганом эту ситуацию может исправить (упорно циркулируют слухи, что этот разговор, вот-вот, состоится, возможно, даже уже на текущей неделе – прим.). Максимум, что США могут в этом смысле «для Турции» сделать – это призвать ещё к продолжению диалога с Грецией и выразить тому словесное поощрение.

При этом, данные консультации, как можно судить, находятся в определенном тупике. В том смысле, что изначально мыслилось, что за этими консультациями может последовать «инклюзивная» Конференция по Восточному Средиземноморью.

Однако, с самого начала, ситуация уперлась в то, что ни Греция, ни Республика Кипр не хотят видеть за столом переговоров Турецкую Республику Северного Кипра в качестве стороны, себе равной. Принимая во внимание, что ТРСК – это частично, а точнее практически никем не признанное государство мира. Уже одно это ставит серьезный блок на возможность организации полноценной Конференции по Восточному Средиземноморью, за которую, вроде как, ратуют и ЕС и Турция.

Таким образом, тот диалог, который Турция пыталась сторонам предложить не срабатывает. В двустороннем формате, Турция и Греция, и Турция здесь права, решить данный вопрос нельзя. По крайней мере, если искать какого-то урегулирования и пытаться разделить турецкую озабоченность границами своей исключительной экономической зоны.

Но, если говорить прямо, никто не собирается в Европе эту озабоченность разделять. Речь лишь идет о том, как «вернуть Турцию» в те границы исключительной экономической зоны, которые были определены для себя Грецией и ЕС.

Иными словами, если главной точкой, по которой может состояться сближение между Турцией и ЕС, в политическом смысле, является вопрос незаконных мигрантов, то главной точкой разлома является тема Восточного Средиземноморья, которую нельзя преодолеть путем переговоров. Для Турции остается только лишь тема международного судебного иска со вполне понятной для себя перспективой судебного решения не в свою пользу.

То, что тема Турции воспринимается в ЕС через призму Восточного Средиземноморья, в первую очередь, становится понятно, исходя из того, что именно так озаглавлен раздел европейской резолюции по Турции, принятой по итогам Саммита 24-25 марта.

Цитируем этот раздел (перевод – неофициальный, авторский – И.С.).

«III. ВОСТОЧНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ

  1. Мы обсудили ситуацию в Восточном Средиземноморье и отношения Европейского Союза с Турцией и приветствуем Совместное заявление «Состояние дел в политических, экономических и торговых отношениях между ЕС и Турцией», подготовленное Высоким представителем и Комиссией по запросу Европейского совета в декабре 2020 года (напомним, что тогда был поставлен вопрос относительно введения против Турции экономических санкций – прим.).
  2. Мы напоминаем о стратегической заинтересованности Европейского союза в стабильной и безопасной обстановке в Восточном Средиземноморье и в развитии сотрудничества и взаимовыгодных отношений с Турцией. Мы приветствуем недавнюю деэскалацию в Восточном Средиземноморье за ​​счет прекращения незаконных буровых работ, возобновления двусторонних переговоров между Грецией и Турцией и предстоящих переговоров по кипрской проблеме под эгидой Организации Объединенных Наций.
  3. При условии, что нынешняя деэскалация будет продолжаться и Турция будет действовать конструктивно и при соблюдении установленных условий, изложенных в предыдущих выводах Европейского совета, в целях дальнейшего укрепления недавней более позитивной динамики, Европейский союз готов взаимодействовать с Турция поэтапно, соразмерно и обратимо будет укреплять сотрудничество в ряде областей, представляющих общий интерес, и принять дальнейшие решения на заседании Европейского Совета в июне:

а) по экономическому сотрудничеству, мы приглашаем Комиссию активизировать переговоры с Турцией для решения текущих трудностей в реализации Таможенного союза, обеспечивая его эффективное применение для всех государств-членов, и приглашаем Совет параллельно работать над мандатом на модернизацию Таможенного союза. Такой мандат может быть принят Советом при условии дополнительных указаний Совета Европы;

б) мы готовы начать диалог с Турцией на высоком уровне по вопросам, представляющим взаимный интерес, таким как общественное здравоохранение, климат и борьба с терроризмом, а также по региональным вопросам;

  1. c) мы приглашаем Комиссию изучить, как укрепить сотрудничество с Турцией в области контактов между людьми и мобильности (ну, то есть, речь здесь идет о визовом вопросе для граждан Турции при поездках в стране Европы – прим.).
  2. Мы призываем Турцию воздерживаться от новых провокаций или односторонних действий в нарушение международного права. Принимая во внимание Совместное сообщение, мы подтверждаем решимость Европейского Союза в случае таких действий использовать инструменты и варианты, имеющиеся в его распоряжении, для защиты своих интересов и интересов его государств-членов, а также для поддержания региональной стабильности.
  3. Мы признательны Турции за то, что она приняла около 4 миллионов сирийских беженцев, и согласны с тем, что помощь Европейского союза беженцам и принимающим общинам будет продолжена. Мы приглашаем Комиссию представить Совету предложение о продолжении финансирования сирийских беженцев в Турции, а также в Иордании, Ливане и других частях региона.
  4. Что касается управления миграцией, то в рамках более широкой стратегии ЕС, охватывающей все миграционные маршруты, следует укреплять сотрудничество с Турцией, особенно в таких областях, как защита границ, борьба с нелегальной миграцией, а также возвращение нелегальных мигрантов и лиц, ищущих убежища, в Турцию, в соответствии с Заявлением ЕС-Турция, применяемым на недискриминационной основе.
  5. Мы напоминаем о предыдущих выводах Европейского Совета и остаемся полностью приверженными всеобъемлющему урегулированию кипрской проблемы согласно соответствующим резолюциям СБ ООН (в частности, 550, 789, 1251). Мы с нетерпением ожидаем возобновления переговоров под эгидой Организации Объединенных Наций, в которых Европейский Союз будет участвовать в качестве наблюдателя и будет играть активную роль в поддержке переговоров, в том числе, путем назначения представителя в Миссию добрых услуг ООН.
  6. Главной проблемой (для Турции – прим.) остается верховенство закона и фундаментальные права. Нападения на политические партии и средства массовой информации и другие недавние решения (по всей видимости, эти решения включают в себя выход Турции из Стамбульского соглашения, а также запуск дела о запрете Партии демократии народов – прим.) представляют собой серьезное нарушение прав человека и противоречат обязательствам Турции по уважению демократии, верховенства закона и прав женщин. Диалог по таким вопросам остается неотъемлемой частью отношений между ЕС и Турцией.
  7. В соответствии с общей заинтересованностью ЕС и Турции в мире и стабильности в их регионе, мы ожидаем, что Турция и все участники внесут позитивный вклад в урегулирование региональных кризисов, таких как Ливия, Сирия, Южный Кавказ, и будем сохранять бдительность в этом вопросе.
  8. Мы предлагаем Высокому представителю продолжить работу над Многосторонней конференцией по Восточному Средиземноморью.
  9. Мы продолжим внимательно следить за развитием событий и искать согласованный подход с партнерами. Европейский совет вернется к этому вопросу на своем заседании в июне».

В ответ на это заявление, прозвучали и турецкие оценки. Остановимся, в этом смысле, на официальной реакции на турецкую часть резолюции Саммита ЕС.

Турция приветствует риторику в Меморандуме, принятом лидерами ЕС на виртуальном саммите, и искренне желает развивать свои отношения с блоком на основе сотрудничества и взаимной выгоды, заявили 25 марта с.г. в МИД страны.

В заявлении турецкого Министерства говорится, что, хотя в оценочном разделе отчета, озаглавленном «Состояние политических, экономических и торговых отношений между Турцией и ЕС», подчеркивается необходимость позитивной повестки дня, «было видно, что он был написан под влиянием ограниченных претензий нескольких государств-членов и одностороннем взгляде на отношения между Турцией и ЕС».

«В то же время мы приветствуем усилия, предпринятые в отчете для развития отношений между Турцией и ЕС на основе позитивной повестки дня и риторики, которую пытаются отразить в заявлении саммита», — говорится в сообщении турецкого внешнеполитического ведомства.

Напомнив, что Турция желает развивать отношения с ЕС на основе взаимной выгоды, министерство заявило: «В этом контексте мы оправданно ожидаем, что конкретные и конструктивные шаги будут предприняты ЕС на основе позитивной повестки дня».

«Мы надеемся, что увязка этих шагов с условиями в заявлении Саммита, рассмотрение только определенных областей и перенос их на июнь не приведет к потере положительного импульса, который был зафиксирован».

«Хотя мы готовы работать с ЕС для продолжения выполнения соглашения от 18 марта со всеми элементами, включая сотрудничество по миграции, и представили конкретные предложения по этому вопросу, тот факт, что сторона ЕС должна быть избирательной и давать расплывчатые заявления, игнорируя всеобъемлющее содержание соглашения, остаются слабыми шагами для ЕС, который мы хотим превратить в глобального игрока», — говорится в заявлении.

«Помимо диалога в области верховенства закона и основных прав, мы считаем, что необходимо работать, главу за главой, в переговорах о присоединении. В этом контексте мы ожидаем, что ЕС откроет главы 23 и 24 в соответствии с рамками новой стратегии расширения».

Упомянув усилия Турции по разрешению региональных кризисов, например, в Ливии, Сирии и на Южном Кавказе, Министерство иностранных дел Турции заявило, что взаимное сотрудничество между Турцией и ЕС будет способствовать укреплению регионального мира и стабильности и продвижению общих интересов обеих сторон.

«В этой связи, мы стремимся немедленно начать диалог на высшем уровне, который служит нашим общим интересам во всех сферах, включая экономику, энергетику, транспорт, борьбу с терроризмом, управление миграцией и либерализацию визового режима, а не только региональные вопросы и вопросы, связанные со здоровьем».

В министерстве также заявили, что «это противоречит международному праву для ЕС, который неспособен предотвратить максималистскую позицию греко-кипрско-греческого дуэта и его одностороннюю провокационную деятельность в духе солидарности ЕС, и характеризует буровые работы обеих наших стран, включая ТРСК, в Восточном Средиземноморье – незаконными».

Упомянув, что ЕС не имеет на это полномочий, в заявлении турецкого МИДа говорится, что «заявления по Кипру оторваны от реальности, нацелены на защиту (исключительно – прим.) интересов кипрско-греческой стороны, и не способствуют возможному компромиссу».

«Тот факт, что декларация, опять же, не касается турок-киприотов и их законных прав, и интересов, показывает, что предвзятое отношение ЕС к Кипру сохраняется».

«Позитивные шаги, которые ЕС предпримет в направлении наших общих интересов, будут приветствоваться Турцией, как кандидатом (в состав ЕС – прим.), (своими, в свою очередь – прим.) положительными шагами» — таким словами завершаются комментарии турецкого МИДа.

Заметим первое и главное: в заявлении ЕС по отношению к Турции ни слова не сказано, про неё как про официального кандидата в члены ЕС. Об этом вынуждены напоминать в ответных комментариях представители турецкого МИДа.

В ЕС Турция больше не воспринимается в качестве страны – официального кандидата на вступление и не обсуждается уже даже переговорный процесс по вступлению. Это – турецкая сторона, кто предлагает возобновить полноформатные переговоры, а не ЕС.

ЕС готовы развивать с Турцией отношения адресно и точечно – в тех сферах, где есть взаимный интерес и не более того. То есть, тем самым, европейцы, лишний раз, подчеркивают тот факт, что широкоформатное сотрудничество между двумя сторонами из повестки дня исключено.

При это, заметим ещё одно обстоятельство. Те же США условием продолжения своего диалога с Турцией ставят отказ последней от С-400. И привязывают любые дальнейшие шаги к тому, что Турция, тем или иным образом, от этой системы ПВО избавится.

В принципе, аналогичным образом действует и ЕС. Они связывают развитие своих отношений с Турцией, в части положительной повестки, с тем, что Турция откажется от своих притязаний на исключительную экономическую зону в границах «Синей Родины».

Без этого, как понятно из заявления ЕС, не будет делаться ни один из последующих шагов. Кроме того, ЕС показывает, что будет двигаться в отношениях с турками «мелкими перебежкам от меня до следующего дуба». В том смысле, что поставлен конкретный срок – июнь месяц, когда будет проверено «поведение Турции» и дальнейшие шаги ЕС будет определяться тем, что продемонстрирует Турция. К вящему неудовольствию Турции, которой, очевидно, не нравится такой подход, что её ставят на такой мониторинг.

55.89MB | MySQL:105 | 0,545sec