О восстановлении дипломатические отношения Мавритании с Катаром

Мавритания восстановила дипломатические отношения с Катаром после почти четырехлетнего перерыва, сообщило в воскресенье 28 марта ее министерство иностранных дел, став последней страной, которая восстановила отношения с  этим государством Персидского залива. Северо-западная африканская страна присоединилась к Саудовской Аравии и ее союзникам в разрыве связей с Катаром в 2017 году, обвинив богатую газом и нефтью страну в том, что она слишком близка к Ирану и финансирует радикальные движения, обвинения  которые Доха отрицает. Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Египет также выслали катарцев, проживающих в их странах, и опубликовали список из 13 требований, включая закрытие новостной сети «Аль — Джазира», прекращение турецкого военного присутствия в Катаре и разрыв дипломатических отношений с Ираном — все они были отклонены Дохой. В январе этого года четыре страны отменили свой бойкот Катара после посредничества США и Кувейта. Заявление Мавритании — это еще один шаг к региональной нормализации отношений со страной, которая до недавнего времени была изгоем на большей части Ближнего Востока. «После интенсивных контактов в течение последних недель и при доброй поддержке Султаната Оман (снова сыграло традиционное оманское региональное посредничество — авт.) Исламская Республика Мавритания и Государство Катар приняли решение возобновить дипломатические отношения», — говорится в заявлении, опубликованном Мавританским информационным агентством, в котором говорится, что обе страны откроют свои посольства «как можно скорее». После того, как Саудовская Аравия и три ее союзника восстановили отношения в январе, Кристиан Коутс Ульрихсен, ближневосточный научный сотрудник Института государственной политики Бейкера Университета Райса, сказал, что «восстановление социального ущерба и враждебности, вызванных расколом, будет самой сложной задачей из всех». «Кризис 2017 года вышел далеко за пределы круга элитных лиц, принимающих решения, и ударил по народам и общинам, которым пришлось мириться с тремя с половиной годами разлуки с семьями, оскорблениями и постоянными указаниями пальцами и обзывательствами», — сказал Ульрихсен. В этой  связи отметим, что Мавритания, верный союзник КСА и ОАЭ, очень осторожно восстанавливает свои дипломатические отношения с Катаром. Министр иностранных дел Мавритании Исмаил ульд Шейх Ахмед в течение последнего месяца занимался особенно сложной дипломатической задачей: как восстановить отношения между Нуакшотом и Дохой, не оскорбляя при этом Эр-Рияд и Абу-Даби. В середине марта он сообщил им, что после того, как две монархии Персидского залива сняли блокаду с Дохи в январе, его страна желает возобновить дипломатические отношения с Катаром. Оман выступал посредником между Мавританией и монархиями. Затем Ахмед отправился в Доху 21 марта, чтобы встретиться со своим коллегой Мухаммедом бен Абдеррахманом Аль Тани и обсудить вопрос о возобновлении работы мавританского посольства в Катаре. Оно было закрыто с 2017 года, когда Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет разорвали связи с Катаром, обвинив его в поддержке терроризма и дестабилизации региона. Мавритания при бывшем президенте Мухаммеде ульд Абдель Азизе (2008-2019) была одной из немногих стран Африки, разорвавших дипломатические отношения с Катаром. Чад закрыл свое посольство в Дохе в 2017 году, но вновь открыл его в следующем году. Большинство других африканских стран просто отозвали своих послов. После убийства журналиста Джамаля Хашогги в саудовском консульстве в Стамбуле в октябре 2018 года Мавритания была единственным африканским государством, наряду с Джибути, поддержавшим в то время линию обороны Эр-Рияда. Нуакшот подверг критике «кампанию ложных обвинений, которая не служит ни прозрачности проводимого расследования, ни его достоверности». Несколько дней спустя Нуакшот вновь заявил о своей вере «в Саудовскую судебную систему, в ее способность и готовность преуспеть в раскрытии всех обстоятельств инцидента и наказании тех, кто его совершил». Новый президент Мавритании Мухаммед ульд Газуани с начала своего мандата в середине 2019 года дал понять некоторым своим международным партнерам, что намерен возобновить дипломатические отношения с Катаром. Он ждал разрешения кризиса в Персидском заливе и прекращения блокады Катара со стороны Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна. Затем он дождался, когда экс-президенту Азизу в середине марта будет предъявлено обвинение, и он будет помещен под домашний арест, прежде чем возобновить переговоры с Дохой. Этот выбор времени должен был дать четкий сигнал монархиям Персидского залива: не Мавритания разорвала отношения с Катаром, а только бывший президент, человек, который сейчас находится под следствием по обвинению в коррупции. Министр иностранных дел Ахмед также работал на  Азиза в последний год его пребывания у власти, но не был на этом посту, когда отношения с Дохой были разорваны. Азиз назначил этого бывшего спецпосланника ООН в Йемене министром  во многом по предложению Эр-Рияда и Абу-Даби. Помимо этого Газуани имел в виду, что  Ахмед соответствует  своему нынешнему посту из-за его международного опыта и потому, что он видел в нем просто человека, вынужденного выполнять решения бывшего президента, который мало прислушивался к своим министрам и принимал большинство решений в одиночку. С возвращением посольства Мавритании в Доху почти все страны, отозвавшие своих послов из Катара под давлением КСА и ОАЭ, теперь возобновили нормальные дипломатические отношения с Катаром. Чад сделал это в 2018 году, хотя у него до сих пор есть только временный поверенный в делах в Дохе. Джибути спокойно отправила своего посла Тайеба Роблу обратно в столицу Катара через несколько дней после окончания блокады в январе. Нигер, посол которого в Катаре Хасан М’Барек находится в Ниамее с 2017 года, до сих пор не сделал никаких шагов в сторону Дохи. Но, по нашим данным, новый президент Мухаммед Базум вскоре примет решение вернуть посла в Доху.  Что касается Коморских островов, которые закрыли свое посольство, то, по данным ряда источников, сейчас ведутся переговоры о возобновлении отношений. Габон, последнее африканское государство, которое встало на сторону Эр-Рияда во время кризиса в Персидском заливе, никогда не имел своего посольства в Дохе.

55.8MB | MySQL:105 | 0,558sec