Позиция ФРГ по сирийской проблематике в свете 5-й международной конференции доноров САР

На текущей неделе завершила свою работу 5-я международная донорская конференция по Сирии, состоявшаяся на этот раз в онлайн формате. Активную роль в работе форума сыграла германская сторона, что свидетельствует о намерении ФРГ принимать участие в развитии страны на фоне текущих процессов в САР, с тем, чтобы за счет этого укреплять позиции на Ближнем Востоке. Вместе с тем сирийский трек вызывает много вопросов внутри самой федеральной республики, куда входят как значительные финансовые вливания в регион в условиях собственных экономических трудностей, связанных с COVID-19, так и особенности распределения финансирования, поступающего от доноров, что в более широком смысле вновь возрождает дискуссию о восприятии режима Б.Асада и отношениях с Россией.

Выступая на заседании, глава германской дипломатии Х.Маас сообщил, что Берлин продолжает поддерживать «усилия по политическому урегулированию, борьбе с беззаконием, а также заботу о людях в Сирии и соседних странах», поскольку нельзя допустить, чтобы, цитируя главу МИД, «сирийская трагедия не продолжалась еще 10 лет». В связи с этим, как сообщил министр, Германия «берет на себя самое большое обязательство за 4 года – 1,738 млрд евро». Годом ранее ФРГ, по данным представителя СМИ со ссылкой на официального представителя правительства Ш.Зайберта, внесла на нужды оказания поддержки САР 1,58 млрд евро. В преддверии нынешней донорской конференции, как писали в прессе, ожидалось, что германская сторона выделит не меньший объем средств.

Для сравнения, США взяли на себя обязательство в сумме порядка 508 млн евро, а Великобритания – 240 млн евро. ЕС обязался выделить порядка 3,7 млрд евро, из которых чуть более 1 млрд поступить из бюджета организации, а остальное из стран-участниц, на долю которых в совокупности приходится 2,6 млрд евро. Таким образом, обнародованная Х.Маасом сумма превратила ФРГ в самого крупного донора. На этом основании Берлин в некоторой степени взял на себя функцию распределения средств. Так, по словам главы германского внешнеполитического ведомства, на текущем этапе деньги не будут направляться на восстановление инфраструктуры, поскольку, с его точки зрения «без серьезного политического процесса реконструкция не возможна». А это, в свою очередь, вновь поднимает вопрос о легитимности в глазах Европы режима Б.Асада.

Впрочем, СМИ ФРГ, освещавшие донорскую конференцию, всерьез волнует то, что сирийский лидер имеет серьезные рычаги воздействия на распределение средств, поступающих в САР. В целом средства, собранные донорами, должны направлять в саму Сирию для распределения через организации по оказанию гуманитарной помощи, а также в соседние страны, принявшие беженцев. При этом издание Tagesspiegel[i] утверждает, что УВКБ ООН работало с фондом под руководством жены президента CАР Асмы Асад, несмотря на то, что он был внесен в санкционный список ЕС и США. По данным того же источника, правозащитная организация со штаб-квартирой во Франкфурте-на-Майне Medico International была вынуждена свернуть часть активности из-за того, что их сирийские партнеры подвергались давлению со стороны властей.

Помимо собственно ситуации вокруг Б.Асада сложившаяся в форума доноров обстановка имеет прямое отношение к отношениям Европы, в частности Германии, и России. Заместитель министра иностранных дел РФ С.Вершинин выразил несогласие с тем, что представители сирийских властей не были приглашены на конференцию, что, по его словам, порождает «вопросы по поводу эффективности мероприятия». Кроме того, российский дипломат сообщил, что САР нуждается в том числе в восстановлении инфраструктуры, а также в «коллективной поддержке международного сообщества без политизации и предварительных условий». Таким образом, если сравнить сказанное Х.Маасом и С.Вершининым, очевидно наличие прямых противоречий между подходами сторон к урегулированию и постконфликтному восстановлению САР. Кроме того, европейские СМИ подчеркивают упоминание замглавы российского МИД того, что отказ от восстановления инфраструктуры неблагоприятен, прежде всего, для самого Запада, поскольку это грозит новым витком миграционного кризиса.

Вопрос, поставленный представителем МИД РФ, волнует многих, в том числе и на Западе. Связано это, однако, не с давлением на режим Б.Асада, к спасению которого Москва имеет непосредственное отношение, а потому и отстаивает его позиции, а с процессом оказания гуманитарной помощи в целом. Так, основной акцент политики, проводимой ЕС, заключается в постепенной подготовке беженцев к экономической автономии. Другими словами, Брюссель ориентирует прежде всего страны, принимающие сирийцев, на то, чтобы они обеспечивали их не условиями для жизни, а условиями для работы. Так получение Иорданией помощи ставится в зависимость от предоставления сирийским беженцам разрешений на работу. Это, в свою очередь, создает основания для их закрепления в стране, что чревато усилением социально-экономических проблем и бремени, уже созданного палестинцами.

В целом, Германия, судя по итогам донорской конференции, видит в качестве важного рычага укрепления своего влияния финансовую поддержку. Однако возникает вопрос, какую проблему таким образом в действительности решает Берлин. Политическая выживаемость Б.Асада в сочетании с тем, что существующая и кажущаяся некоторым германским экспертам и обозревателям неравномерная система оказания поддержки нередко провоцирует внутреннюю миграцию сирийцев, что в свою очередь, снижает позитивное восприятие данного механизма помощи как эффективного способа нормализовать условия жизни в стране. Вместе с тем беспрецедентные обязательства ФРГ, особенно на фоне сокращения средств, которые готовы выделить США и Великобритания, привели к тому, что Берлин стал по итогам мероприятия чуть ли не единственным донором, заслужившим похвалу правозащитников и структур ООН, занимающихся проблемами беженцев. Последнее особенно важно, принимая по внимание большое значение, отводимое германской дипломатией роли ООН в мирном процессе на палестино-израильском и ливийском треках, а также стремление повысить свой статус в организации.

[i] Böhme C., Seibert T. Nach der Geberkonferenz für Syrien. Assad bestimmt, wem geholfen wird // Der Tagesspiegel. 31.03.2021. URL: www.tagesspiegel.de/politik/nach-der-geberkonferenz-fuer-syrien-assas-bestimmt-wem-geholfen-wird/27059769.html

55.81MB | MySQL:105 | 0,524sec